Смысл жизни


НазваниеСмысл жизни
страница3/10
Дата публикации11.07.2013
Размер2.11 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

^ II. УСЛОВИЯ ВОЗМОЖНОСТИ СМЫСЛА ЖИЗНИ

Постараемся прежде всего вдуматься, что это означает

«найти смысл жизни», точнее, чего мы собственно ищем,

какой смысл мы вкладываем в самое понятие «смысла жизни»

и при каких условиях мы почитали бы его осуществленным?

Под «смыслом» мы подразумеваем примерно то же, что

«разумность». «Разумным» же, в относительном смысле, мы

называем все целесообразное, все правильно ведущее к

цели или помогающее ее осуществить. Разумно то

поведение, которое согласовано с поставленной целью и

ведет к ее осуществлению, разумно или осмысленно

пользование средством, которое помогает нам достигнуть

цели. Но все это только относительно разумно - именно

при условии, что сама цель бесспорно разумна или

осмысленна. Мы можем назвать в относительном смысле

«разумным», напр., поведение человека, который умеет

приспособиться к жизни, зарабатывать деньги, делать себе

карьеру - в предположении, что сам жизненный успех,

богатство, высокое общественное положение мы признаем

бесспорными и в этом смысле «разумными» благами. Если же

мы, разочаровавшись в жизни, усмотрев ее

«бессмысленность», хотя бы ввиду краткости, шаткости

всех этих ее благ или в виду того, что они не дают нашей

душе истинного удовлетворения, признали спорной саму

цель этих стремлений, то же поведение, будучи

относительно, т.е. в отношении к своей цели, разумным и

осмысленным, абсолютно представится нам неразумным и

бессмысленным. Так ведь это и есть в отношении

преобладающего содержания обычной человеческой жизни. Мы

видим, что большинство людей посвящает большую часть

своих сил и времени ряду вполне целесообразных действий,

что они постоянно озабочены достижением каких-то целей и

правильно действуют для их достижения, т.е. по большей

части поступают вполне «разумно»; и вместе с тем, так

как либо сами цели эти «бессмысленны», либо, по крайней

мере, остается нерешенным и спорным вопрос об их

«осмысленности», - вся человеческая жизнь принимает

характер бессмысленного кружения, наподобие кружения

белки в колесе, набора бессмысленных действий, которые

неожиданно, вне всякого отношения к этим целям, ставимым

человеком, и потому тоже совершенно бессмысленно,

обрываются смертью.

Следовательно, условием подлинной, а не только

относительной разумности жизни является не только, чтобы

она разумно осуществляла какие-либо цели, но чтобы и

самые цели эти, в свою очередь, были разумны.

Но что значит «разумная цель?» Средство разумно, когда

оно ведет к цели. Но цель - если она есть подлинная,

последняя цель, а не только средство для чего-либо иного

-уже ни к чему не ведет, и потому не может расцениваться

с точки зрения своей целесообразности. Она должна быть

разумна в себе, как таковая. Но что это значит и как это

возможно? На эту трудность - превращая ее в абсолютную

неразрешимость - опирается тот софизм, с помощью

которого часто доказывают, что жизнь необходимо

бессмысленна, или что незаконен самый вопрос о смысле

жизни. Говорят: «Всякое действие осмысленно, когда

служит цели»; но цель или - что, как будто то же самое -

жизнь в ее целом не имеет уже вне себя никакой цели:

«жизнь для жизни мне дана». Поэтому либо надо раз

навсегда примириться с роковой, из логики вещей

вытекающей, «бессмысленностью» жизни, либо же - что

правильнее - надо признать, что сама постановка о смысле

жизни незаконна, что этот вопрос принадлежит к числу

тех, которые не находят себе разрешения просто в силу

своей собственной внутренней нелепости. Вопрос о

«смысле» чего-либо имеет всегда относительное значение,

он предполагает «смысл» для чего-нибудь,

целесообразность при достижении определенной цели. Жизнь

же в целом никакой цели не имеет, и потому о «смысле» ее

нельзя ставить вопроса.

Как ни убедительно, на первый взгляд, это рассуждение,

против него прежде всего инстинктивно протестует наше

сердце; мы чувствуем, что вопрос о смысле жизни - сам по

себе совсем не бессмысленный вопрос, и, как бы тягостна

ни была для нас его неразрешимость или неразрешенность,

рассуждение о незаконности самого вопроса нас не

успокаивает. Мы можем на время отмахнуться от этого

вопроса отогнать его от себя, но в следующее же

мгновение не «мы» и не наш «ум» его ставит, а он сам

неотвязно стоит перед нами, и душа наша, часто со

смертельной мукой, вопрошает: «для чего жить?».

Очевидно, что наша жизнь, простой стихийный процесс

изживания ее, пребывания на свете и сознания этого

факта, вовсе не есть для нас «самоцель». Она не может

быть самоцелью, во-первых, потому, что в общем страдания

и тягости преобладают в ней над радостями и

наслаждениями и, несмотря на всю силу животного

инстинкта самосохранения, мы часто недоумеваем, для чего

же мы должны тянуть эту тяжелую лямку. Но и независимо

от этого она не может быть самоцелью и потому, что

жизнь, по самому своему существу, есть не неподвижное

пребывание в себе, самодовлеющий покой, а делание

чего-то или стремление к чему-то; миг, в котором мы

свободны от всякого дела или стремления, мы испытываем,

как мучительно-тоскливое состояние пустоты и

неудовлетворенности. Мы не можем жить для жизни; мы

всегда - хотим ли мы того или нет -живем для чего-то. Но

только в большинстве случаев это «что-то», будучи целью,

к которой мы стремимся, по своему содержанию есть в свою

очередь средство, и притом средство для сохранения

жизни. Отсюда получается тот мучительный заколдованный

круг, который острее всего дает нам чувствовать

бессмысленность жизни и порождает тоску по ее

осмыслению: мы живем, чтобы трудиться над чем-то,

стремиться к чему-то, а трудимся, заботимся и стремимся

- для того, чтобы жить. И, измученные этим кружением в

беличьем колесе, мы ищем «смысла жизни» -мы ищем

стремления и дела, которое не было бы направлено на

простое сохранение жизни, и жизни, которая не тратилась

бы на тяжкий труд ее же сохранения.

Мы возвращаемся, таким образом, назад к поставленному

вопросу. Жизнь наша осмысленна, когда она служит

какой-то разумной цели, содержанием которой никак не

может быть просто сама эта эмпирическая жизнь. Но в чем

же ее содержание, и, прежде всего, при каких условиях мы

можем признать конечную цель «разумной»?

Если разумность ее состоит не в том, что она есть

средство для чего-либо иного, иначе она не была бы

подлинной, конечной целью, то она может заключаться лишь

в том, что эта цель есть такая бесспорная, самодовлеющая

ценность, о которой уже бессмысленно ставить вопрос:«для

чего?» Чтобы быть осмысленной, наша жизнь - вопреки

уверениям поклонников «жизни для жизни» и в согласии с

явным требованием нашей души - должна быть служением

высшему и абсолютному благу.

Но этого мало. Мы видели, что в сфере относительной

«разумности» возможны и часто встречаются случаи, когда

что-либо осмысленно с точки зрения третьего лица, но не

для самого себя (как приведенный пример рабского труда

осмыслен для рабовладельца, но не для самого раба). То

же мыслимо в сфере абсолютной разумности. Если бы наша

жизнь была отдана служению хотя бы высшему и абсолютному

благу, которое, однако, не было бы благом для нас или в

котором мы сами не участвовали бы, то для нас она все же

оставалась бы бессмысленной. Мы уже видели, как

бессмысленна жизнь, посвященная благу грядущих

поколений; но тут еще можно сказать, что бессмысленность

эта определена относительностью, ограниченностью или

спорностью самой цели. Но возьмем, напр., философскую

этику Гегеля. В ней человеческая жизнь должна обретать

смысл, как проявление и орудие саморазвития и

самопознания абсолютного духа; но известно, на какие

моральные трудности наталкивается это построение. Наш

Белинский, который, ознакомившись с философией Гегеля,

воскликнул в негодовании: «Так это я, значит, не для

себя самого познаю и живу, а для развития какого-то

абсолютного духа. Стану я для него трудиться!» - был,

конечно, по существу совершенно прав. Жизнь осмыслена,

когда она, будучи служением абсолютному и высшему благу,

есть вместе с тем не потеря, а утверждение и обогащение

самой себя, когда она есть служение абсолютному благу,

которое есть благо и для меня самого. Или, иначе говоря:

абсолютным в смысле совершенной бесспорности мы можем

признать только такое благо, которое есть одновременно и

самодовлеющее, превышающее все мои личные интересы,

благо, и благо для меня. Оно должно быть одновременно

благом и в объективном и в субъективном смысле - и

высшей ценностью, к которой мы стремимся ради нее самой,

и ценностью, пополняющей, обогащающей меня самого.

Но как осуществимо это двойное условие, и не содержит ли

оно в себе внутреннего противоречия? Под благом в

объективном смысле мы разумеем самодовлеющую ценность

или самоцель, которая уже ничему иному не служит и

стремление к которой оправдано именно ее внутренним

достоинством; под благом в субъективном смысле мы

разумеем, наоборот, нечто приятное, нужное, полезное

нам, т.е. нечто служебное в отношении нас самих и наших

субъективных потребностей, и потому имеющее значение,

очевидно, не высшей цели, а средства для нашего

благосостояния. Очевидно, однако, что если мы можем

найти удовлетворение только в благе, сочетающем эти

разнородные и как будто противоречивые черты, то мы

подразумеваем под ним нечто, по крайней мере, мыслимое

и, в этом смысле, возможное. Когда мы о нем мечтаем,

когда мы конкретно его воображаем, это отвлеченное

противоречие нисколько нам не мешает и мы его совсем не

замечаем; очевидно, ошибка заключена в самих отвлеченных

определениях, с которыми мы подошли к уяснению этого

понятия. Одно лишь самодовлеющее благо - благо в

объективном смысле - нас не удовлетворяет; служение даже

абсолютному началу, в котором я сам не участвую и

которое не красит и не согревает моей собственной жизни,

не может осмыслить последней. Но и одно благо в

субъективном смысле - субъективное наслаждение, радость,

счастье - тоже не дарует мне смысла, ибо, как мы видим,

всякая, джае самая счастливая жизнь отравлена мукой

вопроса "для чего" не имеет смысла в самой себе. То, к

чему мы стеримимся, как к подлинному условию осмысленной

жизни должно, следовательно, так совмещать оба эти

начала, что они в нем погашены, как отдельные начала, а

дано лишь само их единство. Мы стремимся не к той или

иной субъективной жизни, как бы счастлива она ни была, и

не к холодному, безжизненному объективному благу, как бы

совершенно оно ни было само по себе: мы стремимся к

тому, что можно назвать удовлетворением, пополнением

нашей душевной пустоты и тоски; ммы стремимся именно к

осмысленной, объективно-полной, самодовлеюще-ценной

жизни. Вот почему никакое отдельное,

отвлеченно-определимое благо, будь то красота, истина,

гармония и т.п. не может нас удовлетворить; ибо тогда

жизнь, сама жизнь, как целое, и прежде всего - наша

собственная жизнь, остается как бы в стороне, не

объемлется всецело этим благом и не пропитывается им, а

только извне, как средство, служит ему. А ведь осмыслить

мыы жаждем именно нашу собственную жизнь. Мы ищем,

правда, и не субъективных наслаждений, бессмысленность

которых мы также сознаем; но мы ищем осмысленной полноты

жизни, такой блаженной удволетворенности, которая в себе

самой есть высшая, беспорная ценность. Высшее благо,

следовательно, не может быть ничем иным, кроме самой

жизни, но не жизни, как бесмысленного текучего процесса

и вечного стремления к чему-то иному, а жизни, как

вечного покоя блаженства, как самознающей и

самопереживающей полноты удовлетворенности в себе. В

этом заключается очевидное зерно истины, только плохо

понятое и извращенно выраженное, в утверждении, что

жизнь есть самоцель и не имеет цели вне себя. Наша

эмпирическая жизнь, с ее краткостью и отрывочностью; с

ее неизбежными тяготами и нуждами, с присущим ей

стремлением к чему-то, вне ее находящемуся, очевидно не

есть самоцель и не может ею быть; наоборот, первое

условие осмысленности жизни, как мы видели, состоит

именно в том, чтобы мы прекратили бесмысленную погоню за

самой жизнью, бессмысленную растрату ее для нее самой, а

отдали бы ее служению чему-то высшему, имеющему

оправдание в самом себе. Но это высшее, в свою очередь,

должно быть жизнью, жизнью, в которую вольется и которой

всецело пропитается наша жизнь. Жизнь в благе, или

благая жизнь, или благо, как жизнь - вот цель наших

устремлений. И абсолюьная противоположность всякой

разумной жизненной цели ест смерть, небытие. Искомое

благо не может быть только "идеалом", чем-то

бессмысленным и конкретно не существующим, оно должно

быть живым бытием, и притом таким, которое объемлет нашу

жизнь, и даст ей последнее удовлетворение именно потому,

что оно есть выражение последнего, глубочайшего ее

существа.

Конкретный пример - и более, чем пример - такого блага

мы имеем в лице любви. Когда мы любим подлинной любовью,

чего мы в ней ищем и что нас в ней удовлетворяет? Хотим

ли мы только вкусить личных радостей от нее,

использовать любимое существо и наше отношение к нему

как средство для наших субъективных наслаждений? Это

было бы развратом, а не подлинной любовью, и такое

отношение прежде всего было бы само покарано душевной

пустотой, холодом и тоской неудовлетворенности. Хотим ли

мы отдать свою жизнь на служение любимому существу?

Конечно, хотим, но не так, чтобы это служение опустошало

или изнуряло нашу собственную жизнь; мы хотим служения,

мы готовы на самопожертвование, даже на гибель ради

любимого существа, но именно потому, что это служение,

это самопожертвование и гибель не только радостны нам,

но даруют нашей жизни полноту и покой удовлетворенности.

Любовь не есть холодная и пустая, эгоистическая жажда

наслаждения, но любовь и не есть рабское служение,

уничтожение себя для другого. Любовь есть такое

преодоление нашей корыстной личной жизни, которое именно

и дарует нам блаженную полноту подлинной жизни, и тем

осмысляет нашу жизнь. Понятия «объективного» и

«субъективного» блага здесь равно недостаточны, чтобы

выразить благо любви, - оно выше того и другого: оно

есть благо жизни через преодоление самой

противоположности между «моим» и «чужим», субъективным и

объективным.

И однако, любовь к земному человеческому существу сама

по себе не дает подлинного, последнего смысла жизни.

Если и любящий,и любимое существо охвачены потоком

времени, ввергнуты в бессмысленный круговорот жизни,

ограничены во времени, то в такой любви можно временно

забыться, можно иметь отблеск и иллюзорное предвкушение

подлинной жизни и ее осмысленности, но нельзя достигнуть

последнего, осмысляющего жизнь, удовлетворения. Ясно,

что высшее, абсолютное благо, наполняющее нашу жизнь,

само должно быть вечным. Ибо, как только мы помыслим, в

качестве него, какое-либо временное состояние, будь то

человеческой или мировой жизни, так возникает вопрос о

его собственном смысле. Все временное, все, имеющее

начало и конец, не может быть самоцелью, немыслимо как

нечто самодовлеющее: либо оно нужно для чего-то иного -

имеет смысл, как средство, - либо же оно бессмысленно.

Ведь поток времени, эта пестрая, головокружительная

кинематографическая смена одних картин жизни другими,

это выплывание неведомо откуда и исчезновение неведомо

куда, эта схваченность беспокойством и неустойчивостью

непрерывного движения и делает все на свете «суетным»,

бессмысленным. Само время есть как бы выражение мировой

бессмысленности. Искомая нами объективно полная и

обоснованная жизнь не может быть этим беспокойством,

этим суетливым переходом от одного к другому, той

внутренней неудовлетворенностью, которая есть как бы

существо мирового течения во времени. Она должна быть

вечной жизнью. Вечным, незыблемо в себе утвержденным,

возвышающимся над временной неустойчивостью должно быть,

прежде всего, то абсолютное благо, служением которому

осмысливается наша жизнь. Но не только для себя оно

должно быть вечным; оно должно быть таковым и для меня.

Если оно для меня только цель, которую я достигаю или

стремлюсь достигнуть в будущем, то все прошлое и

настоящее моей жизни, удаленное от него, тем самым не

оправдано и не осмысленно; оно должно быть такой целью,

которая вместе с тем, как мы видим, есть пребывающая

основа всей моей жизни. Я стремлюсь к нему, но не как к

далекому, чуждому моему «я» постороннему предмету, а как

к заложенному в моих собственных глубинах началу; только

тогда моя жизнь, от начала и до конца, согрета, озарена

и потому «осмыслена» им. Но даже и этого мало. Поскольку

моя жизнь все-таки имеет начало и конец и в этом

кратковременном длении себя исчерпывает, это вечное

благо все же остается для нее недостижимым, ибо оно

недостижимо именно в своей вечности. Я могу, правда,

своей мыслью уловить его, но мало ли что, чуждое и

постороннее мне, я улавливаю своей мыслью. И если бы

мысленное обладание было равносильно подлинному

обладанию, то все люди были бы богатыми и счастливыми.

Нет, я должен подлинно обладать им и притом именно в

вечности, иначе моя жизнь по-прежнему лишена смысла, и я

не соучастник осмысляющего высшего блага и разве только

мимолетно прикасаюсь к нему. Но ведь моя собственная

жизнь должна иметь смысл; не будучи самоцелью, она

все-таки в своих последних глубинах должна не только

стремиться к благу, не только пользоваться им, но быть

слитой с ним, быть им самим. Бесконечно превышая мою

ограниченную эмпирическую личность и краткое временное

течение ее жизни, будучи вечным, всеобъемлющим и

всеозаряющим началом, оно должно вместе с тем

принадлежать мне; и я должен обладать им, а не только к

нему стремиться или прикасаться. Следовательно, в ином

смысле, оно должно быть, как уже сказано, тождественным

с моей жизнью, - не с эмпирической, временной и

ограниченной ее природой, а с ее последней глубиной и

сущностью. Живое благо, или благо, как жизнь, должно

быть вечной жизнью, и эта вечная жизнь должна быть моей

личной жизнью. Моя жизнь может быть осмыслена, только

если она обладает вечностью.

Вдумываясь еще глубже, мы подмечаем необходимость еще

одного, дополнительного условия осмысленности жизни. Не

только фактически» должен служить высшему благу и,

пребывая в нем и пропитывая им свою жизнь, тем обретать

истинную жизнь; но я должен также непрерывно разумно

сознавать все это соотношение; ибо, если я

бессознательно участвую в этом служении, оно только

бессознательно для меня обогащает меня, то я по-прежнему

сознаю свою жизнь пребывающей во тьме бессмыслицы, не

имею сознания осмысленной жизни, вне которого нет и

самой осмысленности жизни. И притом, это сознание должно

быть не случайным, оно не должно как бы извне подходить

к своему содержанию «осмысленной жизни» и быть

посторонним ему началом. Наше сознание, наш «ум» - то

начало в нас, в силу которого мы что-либо «знаем», само

как бы требует метафизического осознания, утвержденности

в последней глубине бытия. Мы лишь тогда подлинно

обладаем «осмысленной жизнью», когда не мы, как-то со

стороны, по собственной нашей человеческой инициативе и

нашими собственными усилиями, «сознаем» ее, а когда она

сама сознает себя в нас. Покой и самоутвержденность

последнего достижения возможны лишь в полном и

совершенном единстве нашем с абсолютным благом и

совершенной жизнью, а это единство есть лишь там, где мы

не только согреты и обогащены, но и озарены

совершенством. Это благо, следовательно, не только

должно объективно быть истинным и не только

воприниматься мною, как истинное (ибо в последнем случае

не исключена возможность и сомнения в нем, и забвения

его), но оно само должно быть самой Истиной, самим

озаряющим меня светом знания. Вся полнота значения того,

что мы зовем «смыслом жизни» и что мы чаем, как таковой,

совсем не исчерпывается «разумностью», в смысле

целесообразности или абсолютной ценности; она вместе с

тем содержит и разумность, как «постигнутый смысл» или

постижение, как озаряющий нас свет знания.

Бессмысленность есть тьма и слепота; «смысл» есть свет и

ясность, и осмысленность есть совершенная пронизанность

жизни ясным, покойным, всеозаряющим светом. Благо,

совершенная жизнь, полнота и покой удовлетворенности и

свет истины есть одно и то же, и в нем и состоит «смысл

жизни». Мы ищем в нем и абсолютно твердой основы,

подлинно насыщающего питания, озарения и просветления

нашей жизни. В этом неразрывном единстве полноты

удовлетворенности и совершенной просветленности, в этом

единстве жизни и Истины и заключается искомый «смысл

жизни».

Итак, жизнь становится осмысленной, поскольку она

свободно и сознательно служит абсолютному и высшему

благу, которое есть вечная жизнь, животворящая

человеческую жизнь, как ее вечная основа и подлинное

завершение, и есть вместе с тем абсолютная истина, свет

разума, пронизывающий и озаряющий человеческую жизнь.

Жизнь наша осмысляется, поскольку она есть разумный путь

к цели, или путь к разумной, высшей цели, иначе она есть

бессмысленное блуждание. Но таким истинным путем для

нашей жизни может быть лишь то, что вместе с тем само

есть и жизнь, и Истина. «Аз есмь путь, истина и жизнь».

И теперь мы можем подвести краткий итог нашим

размышлениям. Для того, чтобы жизнь имела смысл,

необходимы два условия: существование Бога и наша

собственная причастность Ему, достижимость для нас жизни

в Боге, или божественной жизни. Необходимо прежде всего,

чтобы, несмотря на всю бессмысленность мировой жизни,

существовало общее условие ее осмысленности, чтобы

последней, высшей и абсолютной основой ее был не слепой

случай, не мутный, все на миг выбрасывающий наружу и все

опять поглощающий хаотический поток времени, не тьма

неведения, а Бог, как вечная твердыня, вечная жизнь,

абсолютное благо и всеобъемлющий свет разума. И

необходимо, во-вторых, чтобы мы сами, несмотря на все

наше бессилие, на слепоту и губительность наших

страстей, на случайность и краткосрочность нашей жизни,

были не только «творениями» Бога, не только глиняной

посудой, которую лепит по своему произволу горшечник, и

даже не только «рабами» Бога, исполняющими Его волю

подневольно и только для Него, но и свободными

участниками и причастниками самой божественной жизни,

так, чтобы служа Ему, мы в этом служении не угашали и не

изнуряли своей собственной жизни, а, напротив, ее

утверждали, обогащали и просветляли. Это служение должно

быть истинным хлебом насущным и истинной водой,

утоляющей нас. Более того: только в этом случае мы для

себя самих обретаем смысл жизни, если, служа Ему, мы,

как сыновья и наследники домохозяина, служим в нашем

собственном деле, если Его жизнь, свет, вечность и

блаженство могут стать и нашим, если наша жизнь может

стать божественной, и мы сами можем стать «богами»,

«обожиться». Мы должны иметь возможность преодолеть

всеобессмысливающую смерть, слепоту и раздражающее

волнение наших слепых страстей, все слепые и злые силы

бессмысленной мировой жизни, подавляющие нас или

захватывающие в плен, для того, чтобы найти этот

истинный жизненный путь, который есть для нас и истинная

Жизнь, и подлинная живая Истина.

Но как же найти этот путь, совпадающий с истиной и

жизнью, как удостовериться в подлинности бытия Бога и в

подлинной возможности для нас обрести божественность,

соучаствовать в вечном блаженстве? Легко наметить такие

идеи, но возможно ли реально осуществить их? Не

противоречат ли они всему нашему непосредственному

жизненному опыту, не суть ли они - мечта, которую

достаточно высказать, чтобы понять ее неосуществимость?

Мы стоим перед труднейшей задачей и не должны трусливо

скрывать от себя ее трудностей. Чтобы обрести смысл

жизни, человек должен найти абсолютное, высшее благо -

но не относительны ли все мыслимые блага? Человек должен

обладать и самой истиной, и вечной жизнью -но не обречен

ли человек всегда заблуждаться, или только искать

истину, или в лучшем случае находить частные и

несовершенные истины, но никак не саму Истину? А вечная

жизнь - что это, как не мечтательно-утопическое, по

самому своему смыслу неосуществимое понятие? Легко

говорить и проповедовать о «вечной жизни», а попробуйте

как на деле, в подлинной жизни, справиться с неумолимым

и неотвязным фактом роковой краткотечности и нашей

собственной жизни, и жизни нам близких людей, и всего

вообще, что живет и движется в мире. Ваши мечты

разлетаются, как дым, ваши слова обличаются, как

лицемерные или сентиментальные «слова, только слова»

перед ужасной логикой смерти, перед плачем над телом

дорогого покойника, перед тленностью, гибелью и

бессмысленной сменой всего живого на свете. И где найти,

как доказать существование Бога и примирить с ним и нашу

собственную жизнь, и мировую жизнь в целом - во всем том

зле, страданиях, слепоте, во всей той бессмыслице,

которая всецело владеет ею и насковозь ее проникает?

По-видимому, здесь остается только выбор: или честно и

мужественно глядеть в лицо фактам жизни, как она есть на

самом деле, или, трусливо спрятавшись от них, предаться

мечтам о жизни, какой она должна была бы быть, чтобы

имееть смысл. Но на что нужны, какую цену имеют такие

бессильные мечты? А надежда увидать свою мечту

осуществленной, признать в ней истину, - не есть ли

просто самообман трусливых душ, утешающих себя ложью,

чтобы не погибнуть от ужаса перед истиной?

Мы не должны и не можем отталкивать от себя эти

сомнения, мы обязаны взять на себя все бремя честной и

горькой правды, которая в них содержится. Но мы не

должны и преждевременно впадать в отчаяние. Как ни мало

мы до сих пор продвинулись вперед в разрешении вопроса о

смьг еле жизни, мы достигли по крайней мере одного: мы

отдали себе отчет в том, что мы разумеем, когда говорим

с смысле жизни, и при каких условиях мы считали бы этот

смысл осуществленным. А теперь попытаемся, не делая себе

никаких иллюзий, но и не отступая перед величайшим»

трудностями - соединив бесстрашие честной мысли с

бесстрашием воли, стремящейся к единственной цели всей

нашей жизни - вдуматься и присмотреться, в какой мере и

какой форме осуществимы или даны сами эти условия.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Смысл жизни iconБернхард Шлинк Три дня Scan, BookCheck: Ronja Rovardotter; ocr, Вычитка: Аноним
Но может, это и была настоящая жизнь и впереди только жалкое прозябание? Или прошлое было чудовищной ошибкой, и значит, все жертвы,...
Смысл жизни iconЧеловеку со всей определенностью необходимы общие убеждения и идеи,...
Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если сверх прочих...
Смысл жизни iconЯ должен умереть. Причем смысла в этом нет никакого. Согласно плану,...
Озчик. Рассмеяться напоследок. Вот так свет в конце туннеля оборачивается подчас пороховой вспышкой. Проронить последнюю слезинку....
Смысл жизни iconИрвин Ялом Мамочка и смысл жизни
Сумерки. Возможно, я умираю. Зловещие предметы окружают мою постель: сердечные мониторы, кислородные баллоны, капельницы, провода...
Смысл жизни icon1 вопрос. Информация, знания, данные. Знание
Знание форма сущ и систематизац результатов познават деятельности чел-а; совокупность понятий, теоретических построений и (широкий...
Смысл жизни iconДобро пожаловать в центр йога108!
Наши преподаватели — это люди, для которых йога — цель и смысл жизни, ее самая интересная и важная часть. Их отличает большой опыт...
Смысл жизни iconСладкая соль Босфора
«потоке». «Дорога к настоящему счастью полна преградами. Но игра стоит свеч. Потомучто постижение собственного счастья – это и есть...
Смысл жизни iconСмысл любви
Следовательно, смысла половой дифференциации (и половой любви) следует искать никак не в идее родовой жизни и ее размножении, а лишь...
Смысл жизни iconСемен Франк. «Смысл жизни» (в сокращении)
А жажда подвига, самоотверженного служения добру, жажда гибели во имя великого и светлого дела есть ли это нечто большее и более...
Смысл жизни iconРейчел Уорд Время бежать Серия: Числа 1 «Числа. Время бежать»
Какой смысл, если ты не можешь прижиться ни в одной приемной семье, если ты чужая в любом классе, в любой компании? Какой смысл заводить...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница