Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I


НазваниеАнна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I
страница1/19
Дата публикации28.03.2014
Размер4.63 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Анна Кувайкова

Сайтаншесская роза. Эпизод I
Хеллиана Валанди – 3

Анна Кувайкова

САЙТАНШЕССКАЯ РОЗА

ЭПИЗОД I
Глава 1
СЕЛЕНИЭЛЬ
Что вы знаете об эльфах? Да, тех самых прекрасных созданиях, перворождённых, как их ещё называют. Знаете что нибудь, кроме известных фактов: что они обладают красотой, физической силой, которая намного превосходит человеческую, и являются владельцами заострённых ушек?

Много чего знаете? О нет, вы заблуждаетесь! Давайте я вам расскажу поподробнее об этих созданиях.

Во первых, они вовсе не перворождённые, первыми были драконы, это давно известный факт, пора бы уже это запомнить. А вот в противовес драконам, так как Природа не терпит дисбаланса и нуждается в равновесии, и были созданы лунные эльфы.

Во вторых, в моём мире, Аранелле, – не знаю, как в остальных, – три вида эльфов. Расскажу о них по порядку.

Начну, наверное, со светлых эльфов. Лесные эльфы, прекрасные создания, действительно живут в лесу, скрывая за Рощей дриад своё небольшое государство – Линелию. Заправляет ими королева Риэйнисса тер Лаиль, имеет наследника, принца Диотарея – это его сокращённое имя, от полного язык сломаешь. Сама я его не видела, так что о нём ничего сказать не могу. Зато могу описать внешность светлых эльфов в целом: вечно юные, стройные, гибкие как тростник. Мясо не едят, кстати! Светлокожие, глаза, как правило, всех оттенков голубого, по форме – раскосые, это сложно представить, это нужно видеть. Цвет волос разнообразный, только брюнеты среди них не встречаются. Не любят людей, да и вообще остальные расы, но почему то полукровок встречается немерено. Воевать не любят, но при необходимости могут, из оружия предпочитают луки, иногда используют клинки из лёгкой эльфийской стали – эйт'телинар. Магией владеют, но в основном это магия воздуха или земли. Стихия воды встречается намного реже, а огонь и некромантия отсутствуют вообще. Ах да, любой светлый – потенциальный целитель.

Раса поинтереснее – дроу, они же тёмные эльфы. Отличаются бронзовым цветом кожи, светлыми волосами и крепким мускулистым телосложением. Цвет глаз любой, а внешние уголки глаз чуть приподняты. В верхней челюсти присутствуют два клыка, и от улыбочки дроу особо нервные барышни легко падают в обморок, проверено, правда, не на мне. Воевать любят, практически все мужчины дроу когда либо держали в руках меч. Ой, извините, сатар, их национальное оружие. Выглядит оно как деревянная рукоять с двумя чуть изогнутыми в разные стороны лезвиями. Ещё дроу используют арбалеты и, намного реже, тяжёлые двуручные мечи из гномьей стали. Едят всё, пьют тоже, владеют магией на приличном уровне. Основные стихии – некромантия, огонь, вода, воздух, целительство – редкость, и конкретные нелады с магией земли. Кстати, о птичках: Старший Дом Аллианэр, правящая династия дроу, владеет всеми шестью стихиями. Ну да, логично, кто бы ещё смог отстоять своё право на правление расой, известной своей жесткостью и равнодушием к другим? Причём раса эта велика, живёт на территории империи дроу, столица – Карат. Полукровок дроу, кстати, в мире хватает, но за связями, как нежелательными, между дроу и представителями других народов строго следят, и если она обнаруживается, то нерадивому папе (или маме) предъявляют немалый штраф за свои похождения, а отпрыск сразу же отправляется в Военную Академию дроу, а потом – как государство в лице Владыки решит.

Кстати, о Владыке. Потрясающе мужественный дроу с волевыми чертами лица, светло золотистыми волосами и серыми глазами, носящий имя Заррат де Кар. Мудрый и достаточно жёсткий правитель. Имеет супругу, но об этой стервозной дамочке я скромно умолчу. У них четверо отпрысков: старший сын Летрак де Кэр, два средних брата близнеца, Дерек де Рен и Терек де Рен, и младший сын Фэй, полного его имени я не знаю, да и не видела его ни разу. Летрак де Кэр, он же наследный принц, тварь редкостная. Жестокий, расчётливый, циничный – типичный дроу, можно сказать. Он, как и все мужчины этого дома, унаследовал от отца цвет волос и глаз, только надменное выражение придаёт его глазам оттенок стали, но никак не серебра. Да и черты лица у него чуть резче, чем у близнецов. О, а вот об этих двух пакостниках по имени Дерек и Терен стоит вообще сказать отдельно!

Тёплые, серые, смеющиеся глаза, весёлый нрав, упрямый характер, абсолютно одинаковая внешность и телосложение – вот краткое описание близнецов де Рен. Пока они находятся по отдельности, их ещё можно терпеть, но если они вместе, то вешаются все, ибо от братьев, а точнее, от их шуточек и выходок нет никакого покоя. Терен, кстати, чуть спокойнее и уравновешеннее брата, да он и старше – на целую минуту, ага. Только вот, не зная их, различить, кто из них кто, невозможно, да они и сами делают всё, чтобы найти различия было нереально.

А есть в этой семейке и полукровка, стройная высокая эльфийка с чёрными волосами и зелёными глазами. Зовут Кирана, характер – зло. Именно так. Она немного неуравновешена, с оружием не разлучается, довольно резка в общении. Ну да, злится на весь мир из за своего происхождения и папочки, понимаю.

Ладно, хватит о дроу. Перейдём к самой интересной расе – к лунным эльфам.

Лунные эльфы, они же высшие эльфы, обосновались в королевстве Эвритамель, им принадлежит крупнейший в мире магический источник. Внешность у них своеобразная: темные волосы, миндалевидные выразительные глаза с вертикальными зрачками и привлекательные фигуры, особенно у мужчин. Достаточно широкие плечи и узкие бёдра, большинство из них – прекрасные воины, что неудивительно, ведь на магический источник покушаются многие расы, да и в их королевстве находится населённая редкими и опасными тварями Ассоматийская долина. Магия подвластна почти вся, что даёт им огромное преимущество перед другими народами, но за малым исключением – некромантию они не любят, да и редко кому она подвластна.

Второе преимущество лунных, которое дало право называться высшими, заключается в том, что эти эльфы имеют вторую ипостась. Чем сильнее магия в эльфе, тем опаснее звериная ипостась, отсюда и нереально острый слух, чутьё, обоняние и реакция. Ну и зрачки, соответственно, определённой формы.

Воевать им приходится, используют при этом дальнобойные луки с серебряными наконечниками (серебро эффективно против нечисти, а эти эльфы её на дух не переносят) и клинки из лёгкой стали – эйт'телинар, их же они и продают светлым. Полукровок у них нет, за этим строжайше следят.

Правит этим весёлым королевством Совет старейшин, но только до тех пор, пока будущий Владыка, принц Маркус тер Лейн, не обзаведётся супругой и не вступит в права престолонаследия. Но в общем правят они вместе, хотя последнее слово всегда остаётся за старейшинами. Внешность принца привлекательна во всех смыслах: тренированное, сильное и стройное тело, иссиня чёрные волосы до середины спины, высокие скулы, аристократические черты лица, изящный излом бровей и зелёные, с жёлтыми искорками глаза миндалевидной формы – так выглядит принц. Характер мягкий, но не значит, что он податливый. Добрый, спокойный и достаточно мудрый, несмотря на то что он недавно достиг своего совершеннолетия. Тряпкой его назвать язык не повернется, при всём его относительно безобидном характере, этот эльф всегда доводит дело до конца и непреклонен, если того требует та или иная ситуация. Управлять этим эльфом невозможно, даже у старейшин не получается.

Старший Дом Тейнилин, правящая династия лунных эльфов, к которой принадлежит Маркус, имеет свои особенности и, подобно династии дроу, владеет всеми шестью стихиями. Мать Маркуса – Хранительница Ночи, богиня любви, если проще говорить, и поэтому Маркус обладает ещё и редким видом магии – возможностью хаотично смешивать стихии, что любому другому неподвластно и приводит к губительным последствиям. Отец Марка погиб уже давно, во время войны лунных эльфов с демонами, а мать покинула этот мир, а точнее, просто лишилась человеческого тела, спасая сестру Маркуса, принцессу Селениэль. Это случилось больше двухсот лет назад. Если бы Хранительница не вмешалась, то умерли бы оба её ребёнка, ведь Маркус и Селениэль – близнецы, и их связь в несколько раз крепче и сильнее, чем у любых других братьев и сестёр. Что чувствует она, чувствует и он, и, более того, если Марку нанесут рану, то такая же появится и у его сестры. Умрёт она, умрёт и он. Об этом, правда, никто не знает и знать не должен.

Когда Хранительница умерла, все подумали, что она просто разрушила связь между своими детьми, но это было не так. Спустя двести лет пребывания на Грани, под присмотром Хранительницы Душ Гекаты, Селениэль возродилась в другом теле, была найдена и с помощью некромантского ритуала вернула прежнюю внешность и память. Селениэль – копия своего брата, только намного ниже ростом, миниатюрная, стройная и даже несколько хрупкая. Правда, только на вид, эта эльфийка владеет многими видами оружия и при стрельбе из лука никогда не промахивается.

И так бы они и жили, но неожиданно выяснилось, что та девушка, которая проводила для принцессы ритуал, настоящая Селениэль, а та, которая всё это время была во дворце, – фальшивка, демоница, на которую был наложен искусный морок. Воспоминания же настоящей, также как и все черты её характера, были силой взяты у друга Маркуса, вампира Кристиана, а сам он заменён другим вампиром. Где настоящий Кристиан, неизвестно. Имена демоницы и вампира тоже до сих пор не раскрыты, к тому же им удалось сбежать, когда обман раскрылся.

И можно было бы порадоваться, что всё закончилось, и приступить к поискам исчезнувших злодеев, вот только придётся теперь мне доказывать старейшинам, что появилась настоящая Селениэль, а то красотка, что сбежала после того, как я её немножко потрепала любимой цепью, – фальшивка, которая мной прикидывалась.

Раньше я была известна как Хеллиана Валанди, внучка довольно известного сильного архимага, бывшего преподавателя Эллидарской Академии Магии. Шебутная магичка, которая попала в один квадриум с близнецами де Рен, а потом обзавелась другими друзьями, не менее известными личностями, такими как: гениальный полуэльф Таилшаэлтен, аронт полукровка Холлимион из Дома, который приближен к правящей династии дроу, принцесса Лея, наследница престола Эллидара, города, в котором и находится Академия Магии. Потом среди моих знакомых оказался и князь Эренрих, правитель ятугаров, кронпринц Летрак и его помощник Хантар де Шан и даже парочка эрханов, демонов то бишь.

С помощью последних я разворошила такое осиное гнездо, что последствия разгребают в Эллидаре до сих пор и не скоро ещё закончат. И благодаря им я обрела своего брата, но потеряла дорогого и любимого человека… Но не буду об этом.

Когда я была Хеллианой Валанди, то всегда удивлялась, почему мы так быстро сдружились с близнецами. Теперь есть ответ: я знала их и раньше. Будучи человеком, я удивлялась своей силе, и даже поняла, откуда она, когда выяснилась моя родословная. Оказалось, что я прихожусь пятиюродной внучкой тому самому князю Эренриху, меня даже признали наследницей Динтанара, страны ятугаров, и я стала ранхаром, элитным воином из личной охраны князя. Потом открылась правда, и появились ответы на все остальные вопросы.

Мне далась в руки араукария, и я была самым сильным некромантом за последние сто лет? Это неудивительно, пребывание на Грани оставило свой след. Мне легко давалось оружие? Так меня обучали и раньше. У меня невероятная сила огня? Моя мать была родной сестрой Хранителя Огня и воинского искусства. Меня признал пегас? У меня уже и раньше он был. Меня окружали сильные и известные личности, несмотря на то что я вроде бы юная магичка? Сила тянется к силе, наследники видят друг друга издалека.

И это ещё далеко не весь перечень вопросов, на которые удалось ответить, когда выяснилось, что я и есть Селениэль. Вот только радости одному из моих друзей это не принесло. Точнее, он просто ещё не знает, кто я на самом деле, а узнав, тут же возненавидит. Или убьёт, как только увидит, а я даже слова сказать не успею, потому что тот, кто мне больше чем друг, тот, кого я успела полюбить, – кронпринц демонов Шайтанар сейт Хаэл. Эрхан, который ненавидит лунных эльфов в целом и испытывает безудержную ненависть к эльфийской принцессе в частности. Мы с ним представители и наследники воюющих рас, нам не суждено быть вместе. Шайтанару будет легче, если он об этом не узнает, по крайней мере, я на это надеюсь. Даже если узнает, что это изменит? Лунные эльфы никогда не потерпят среди них демона, а эрханы по тихому уничтожат эльфийку, будь она хоть трижды дорога их будущему Повелителю. В свете последних событий я теперь даже не уверена, что ко мне прежней, то есть к Хелли, Шайтанар что то испытывает, кроме ненависти и жгучей обиды. Эта мысль уже несколько дней жгла сердце, разливаясь по венам горьким ядом, причиняя острую, непереносимую боль, которая, как кажется, никогда не исчезнет и не ослабеет, так же как и простая мысль: я люблю его.

– Ай! – Я резко вскрикнула, когда душевную боль неожиданно перебила физическая, и зашипела: – Ринь, ты что, убить меня хочешь?

– Принцесса, это всего лишь корсет! – хихикнула за моей спиной эльфийка, но шнуровку на этом пыточном инструменте не ослабила. – Вы носили его и раньше, так что ничего страшного.

– Это было упырь пойми когда, – буркнула я, вновь упираясь в стену руками, чтобы эльфийка смогла завершить начатое, то есть затянуть корсет на моей и без него стройной фигуре.

Мне эта часть гардероба любой уважающей себя леди никогда не нравилась, да и отвыкла я от неё за последнюю пару сотен лет! А теперь приходится опять влезать в эту жутко неудобную вещь, чтобы предстать в подобающем виде перед старейшинами, – Марк настоял. Нет, он не ругался, не требовал, просто попросил так, что я без борьбы сдалась. Такие просьбы иногда хуже приказа, и, увы, этим методом влияния мой брат владеет в совершенстве. Впрочем, это мне не помешало назвать его тираном и деспотом, но брат только мысленно улыбнулся.

Примерно неделю я просидела в своей комнате во дворце Эвритамеля, пока ждала вердикта старейшин относительно моей персоны. Ко мне никого не пускали, кроме Риниэль, той самой светловолосой эльфийки со странным характером. Вот она то быстро признала во мне свою подружку детства и юную принцессу. Да, подружку, а что удивительного? Когда мы были ещё совсем детьми, то играли и росли все вместе: я, Марк, Крис, Кери, Ринь, Лат и другие эльфята, но потом, когда повзрослели, пошло разделение на сословия, и я настояла, чтобы Ринь осталась при мне, меня её странности не пугали, и мне она действительно нравилась.

Как бы то ни было, но сегодня Марк сообщил мне, что старейшины созрели (о, чудо!) и в полдень меня ждут на заседании Совета. До этого брат не раз разговаривал со старейшинами, и, естественно, я наблюдала за разговором его глазами, но ничего интересного для себя не увидела. Разговоры касались гильдий, меня, Кристиана, фальшивки, но лишь сегодня было решено провести Совет именно для того, чтобы мы с Марком доказали, что я – это я.

– Я закончила! – радостно возвестила Ринь, полностью зашнуровав корсет, и, подойдя к кровати, протянула мне белоснежное платье из тонкой ткани, похожей на парусину. – Владыка попросил вас надеть вот это.

– Вот сам бы он это надел, – снова буркнула я, разглядывая своё отражение в зеркале.

Острые, чуть удлиненные ушки, изменившиеся черты лица, вертикальные зрачки и длиннющие волосы. М да, отличия заметные, на человека я теперь не похожа абсолютно. Совершенно эльфийская внешность, словно высеченная талантливым скульптором: изящный излом бровей, идеально прямой носик и чёткие контуры чуть пухлых губ. Лицо Хеллианы Валанди было удивительно похоже на это, но всё же несколько другим, человеческим, что ли. А вот тело практически не изменилось, я стала чуть повыше, стройнее (хотя куда ещё, я и так дистрофик!), и полностью исчез лёгкий оттенок загара, приобретённый с таким трудом путём часовых лежаний на крыше замка Динтанара!

Грудь у меня и так неплохая, а талия узкая, а теперь их ещё улучшил корсет из чёрной кожи. На меня напялили нижнюю юбку из тонкого шёлка, тоже чёрную, длиной до пят, только очень узкую. В ней быстро не походишь, придётся идти маленькими шажками, как и подобает леди.

Только никакая я не леди! Ну, по крайней мере, уже отвыкла ею быть. А посему где там мой кинжальчик?

– Принцесса, что вы делаете?! – На хорошеньком, по детски невинном лице Ринь проступило удивление, и она чуть наклонила голову набок, когда я резким движением лезвия украсила юбку длинным, до бедра, разрезом. А что, и юбка на месте, и ходить удобнее! Марк, не фыркай, всё слышу!

Теперь мне предстояло облачиться в платье до пола из странной ткани, со шнуровкой на груди и с довольно глубоким декольте. Присутствовал также капюшон, а рукава – это вообще отдельный разговор. Длиннющие, расширяющиеся книзу, они буквально подметали пол, а на уровне локтей были сделаны разрезы для рук. Вот такая ритуальная хламида, на мой взгляд, но, когда я в это влезла, смотрелась она на мне в принципе неплохо.

Волосы мне не разрешили собрать в любимый хвост, их тщательно расчесала Ринь и оставила свободно лежать на спине. Ленту на шее я и так никогда не снимала, не стала и сейчас, а вот с оружием, даже с ритуальным кинжалом, и палочками для волос пришлось на время расстаться – в зал Совета вход с оружием запрещён. Ну да упырь с ним, я ж туда не драться иду! Хотя чует моя левая пятка, попотеть придётся даже без драки.

«Эль, пора!» – раздался в голове приятный мужской голос, заставивший меня улыбнуться. Я люблю тебя, братишка!

Кто бы сомневался, что он ответит тем же? Да и волна тепла и нежности приятно успокоила меня, а то, признаться честно, идти на Совет я побаивалась, ибо Тиранэль – бяка, точно вам говорю!

Буквально через минуту раздался стук в дверь, возвещающий, что конвой за мной прибыл. Мысленно понадеявшись на то, что конвоируют меня в первый и последний раз, я снова бросила взгляд в зеркало, кивнула Ринь, которая безмятежно мне улыбалась, и вышла в коридор, где меня ждали два эльфа из личной охраны принца.

– Прошу вас проследовать за нами, – слегка надменно произнёс один из них и, круто повернувшись на каблуках, зашагал по коридору, не обратив внимания на предупреждающий недовольный взгляд второго эльфа.

Высокий, атлетически сложенный эльф, обладатель тёмно каштановых волос, заплетённых в простую косу, и тёмно голубых глаз, виновато мне улыбнулся.

– Ничего страшного, Оланиэль. – Я ободряюще улыбнулась начальнику внутренней стражи, которого знала с детства как хорошего друга и надёжного защитника.

Его Дом был всегда предан нашей семье и многие века охранял правящую династию, и, конечно, эльф со слов Марка знал, что происходит, и верил, что я настоящая. Это радовало, ибо такого врага, как Оланиэль, никому не пожелаешь. Верный королевской семье и опасный и безжалостный для врагов – таким его знали все. Друзей у него не было, насколько я знаю, а младшая сестрёнка постоянно болела. Нужно будет потом её обязательно навестить.

Путь от южной башни, где располагалась моя комната, до восточного крыла занял не очень много времени, и уже скоро я входила в зал Совета, где должна была решиться моя судьба в некотором смысле.

Зал Совета представлял собой большое помещение со светлыми стенами, с огромным окном и своеобразным каменным возвышением – помостом, на котором стоял трон с бархатным сиденьем и спинкой и тремя креслами около него, в которых расположились старейшины. Напротив помоста – ряды кресел, уходящие амфитеатром вверх. Их, обитых мягкой тканью и с удобными подлокотниками, было около сотни. Дело в том, что кроме Совета старейшин здесь иногда проводились собрания глав гильдий, а также остальных правителей городов нашего королевства, дабы решить какие нибудь глобальные экономические вопросы, в подробности я не вдавалась. Проводились эти собрания примерно раз в полгода. Сейчас некоторые кресла были заняты, и кем заняты!

Латриэль, Нарейлиэль (супруга Тиранэля), ещё несколько знакомых мне эльфов, к которым присоединился и Оланиэль, и самое главное присутствующее здесь лицо – Киртан. Правда, несколько каменное выражение его лица и элегантно небрежная поза заставили меня почувствовать себя неуютно и понять, что он находится здесь как князь, а не друг. Это несколько огорчало, и я уже с чуть упавшим настроением встала неподалеку от старейшин, у окна, между помостом и рядами кресел.

Два часа подряд меня мучили всевозможными вопросами, начиная с того, в каком платье я любила ходить, и заканчивая расположением потайных ходов. Кто жил во дворце на тот момент, какие были праздники, какие пегасы стояли в конюшне и множество других вопросов, ответы на которые обязана была знать Селениэль. Были и каверзные вопросы, которые задавали все, кроме Киртана. Ятугар хранил молчание, и по его лицу нельзя было ничего прочесть. Я так и не поняла, в качестве кого он присутствовал на Совете, в качестве свидетеля?

Наконец от вопросов перешли к действиям, попросили продемонстрировать мою магию. Это было легко, и через минуту я уже воспроизвела на свет шесть небольших шариков сырой магии. На просьбу же показать свою вторую ипостась ответил Марк, который до этого молчал, словно показывая старейшинам, что он не дает мне подсказок своими словами:

– Вторую ипостась лучше показать позже. Звериная сущность, которая больше двух столетий не знала крови, может выйти из под контроля. Это чревато трагическими последствиями.

– Как же тогда проверить подлинность принцессы? – спросил Тиранэль, которому моих ответов явно было недостаточно.

Хрдыр, я ему что, картина, что ли, чтобы мою подлинность проверять?

– Если вам недостаточно моих ответов и тех проверок, что вы устроили ранее, – я позволила себе усмешку, – то есть один верный способ: наша с Маркусом связь.

– И как же вы предлагаете проверить ментальную связь между близнецами? – чуть приподнял бровь Дориэль, самый младший из старейшин.

– Легко, – хмыкнула я, смотря ему прямо в глаза. – Как вы знаете, неделю я сидела взаперти и под охраной. Однако знаю, что в это время происходило с Маркусом. Я не вижу смысла расписывать всё подробно, расскажу лишь про сегодняшнее утро. Совет начался на рассвете, но вы, достопочтимый Дориэль, успели до его начала переговорить с Маркусом, встретив его в портретной галерее около портрета моей матери. Речь шла обо мне и о том, как Марк собирается доказывать свою правоту. Вы непрозрачно намекнули, что Совет настроен решительно и, чтобы доказать моё настоящее имя, принцу придётся пойти на крайние меры. Уходя из галереи, вы столкнулись со слугой, который подслушивал ваш разговор, и при этом он пролил на вас из графина вино, «Эльфийскую слезу», если я не ошибаюсь. За это вы велели его высечь.

Воцарилось гробовое молчание, заставившее меня чуть ли не фыркнуть от смеха. Да, задала я им задачку! Ничего, пускай подумают, умники, блин. Хоть бы кому в голову, кроме Марка, пришло, что я уже больше двух часов стою!

– Это вы могли узнать от посторонних лиц, от вашей служанки например, – спустя пару минут произнёс Тиранэль, которого я тут же отнесла в разряд злейших врагов.

Да чего он такой недоверчивый то?

– Личный разговор принца и одного из старейшин? – подал голос Оланиэль. – Это невозможно. Я считаю, что эта девушка доказала своё право называться принцессой Селениэль. У меня нет сомнений в том, что она – настоящая.

Мои брови поползли вверх, когда все остальные поддержали начальника стражи. Молчали только Киртан и Тиранэль с Тайринэлем. Им и этого явно было недостаточно, судя по одинаково нахмуренным бровям. Хрдыр, может, действительно перекинуться в волчицу и покусать их, тогда поверят?

Я промолчала про портрет в кабинете одного особо недоверчивого и про другие шалости бурной юности, не хотела превращать заседание Совета в посмешище, а теперь, похоже, его придётся превратить в побоище! Неужели необходимо кровопролитие, чтобы что то кому то доказать? Тьфу, что за пакостные мысли? Нужно будет потом перекинуться в волчицу, и желательно где нибудь в лесу, а то действительно не выдержу и кого нибудь загрызу.

«Кровопролитие… Эль, прости, это единственный способ отбросить все сомнения!» – мысленно передал мне Марк извинения, а также то, что он собирался сделать. Я только мысленно вздохнула, понимая, что он прав. Крайние случаи требуют крайних мер.

Ни старейшины, ни другие присутствующие в зале ничего не успели понять, а только лишь повернулись, когда Марк тихонько кашлянул и, дождавшись, когда взгляды присутствующих обратятся к нему, в следующую секунду резко опустил правую раскрытую ладонь на подлокотник трона. Края подлокотников были украшены бронзовыми фигурами пегасов, крылья которых были подняты, словно они пытались взлететь, но застыли на месте, оставив крылья поднятыми в самой верхней точке, они практически соприкасались друг с другом. Острые концы крыльев бронзовых фигур пробили ладонь Марка насквозь, но тот даже не поморщился, лишь как то отстранённо смотря на всполошившихся старейшин. Первым со своего места вскочил Дориэль с взволнованным полувоплем:

– Ваше высочество, что вы делаете?!

– Доказываю правдивость своих слов и слов моей сестры, – спокойно ответил Марк, снимая ладонь с бронзовых крыльев. По ножкам трона на мраморный пол струилась кровь, но Марк, не обратив на это внимания, спокойно встал. – Раз вы не верите словам, значит, поверите действиям.

И вот тут то все соизволили обратить внимание на мою скромную персону, несколько бледную и истекающую кровью. Правая ладонь, пробитая насквозь, невыносимо болела острой, режущей болью, от которой слёзы наворачивались на глаза. Но, упрямо сжав зубы, я вытянула вперёд руку, с огромным трудом стараясь сохранить невозмутимое лицо. Руку от кончиков пальцев и до плеча пронизывала боль, но я не подавала вида, смотря, как медленно ко мне подходит Тиранэль. У эльфов болевой порог ниже, да и мне приходилось терпеть боль от ран посерьёзней, будучи ранхаром, но сейчас мне было не столько больно, сколько обидно от того, что моим словам не верят. Да и эта физическая боль по сравнению с душевной, что мне приносят мысли о Шайтанаре, – ничто.

Осторожно взяв в руки мою кровоточащую ладонь, эльф внимательно её осмотрел со всех сторон, глубоко при этом вдохнув запах крови. Да настоящая рана, настоящая, отпусти уже, изверг, больно же!

Но отпускать он её не собирался, а, наоборот, попробовал вылечить. И естественно, ему это не удалось!

– Латриэль, – негромко позвал Тиранэль.

Рыжеволосый эльф понял всё без слов и, быстро спустившись по ступеням, занялся лечением руки Марка. Рана и на моей руке начала затягиваться, правда, существенного облегчения это не принесло – боль в лучшем случае пройдёт только к вечеру. Если ранили Марка, рана будет и у меня, но вылечить я её не смогу, пока не излечится он. То же самое и наоборот, таков уж минус нашей связи.

– Обязательно было калечиться, чтобы доказать свою правоту? – тихо спросил Тиранэль, с мягким укором смотря мне в глаза.

– Тиранэль, ты настоящий жук, знаешь об этом? – Я так же негромко хмыкнула. – Сам ведь просил не превращать заседание Совета в посмешище, вот я и не стала говорить про известные только нам мелочи.

– Ты почти не изменилась, – чуть улыбнулся эльф и ласковым движением заправил прядь моих волос за ухо. – Прости, но я должен был проверить.

– Я понимаю, – хмыкнула я.

Тиранэль повернулся к остальным присутствующим, мигом вернув себе прежнее суровое выражение лица. Такие слабости, а точнее, проявление чувств от этого эльфа упырь когда дождешься, уж поверьте!

– Я рад объявить о том, что эта девушка действительно Селениэль, принцесса Эвритамеля, королевства лунных эльфов.

Эй, вот только аплодировать не надо!

– У нас осталась ещё пара нерешённых вопросов. – Звучный голос Тайринэля вернул всех с небес на землю, и я еле удержалась от того, чтобы не закатить глаза. Ну вот, чего опять, а?

– Уважаемый Тайринэль прав. – Похоже, что Тиранэлю нужно было расставить все точки над «i» прямо сейчас. – Теперь, когда вернулась настоящая принцесса, ей необходимо дать второе имя.

– Это сделаю я. – Марк улыбнулся мне, кивком поблагодарив Латриэля за лечение. – Селениэль тер Алин. Думаю, такое имя уважаемый Совет сочтёт подходящим?

Ага, оценила я твой юмор братик. Алин, с ударением на втором слоге, в переводе с древнеэльфийского означает «воскресшая». Если же переставить ударение, получится «егоза». Смешно, угу. Но мне нравится!

«Я так и думал».

«Думал он! Ты тоже жук, братец! Но я тебя люблю». Да, мысленных разговоров с братом мне очень не хватало.

У Совета возражений не нашлось.

Неожиданно со своего места заговорил Киртан, небрежно подперев кулаком щёку и закинув ногу на ногу:

– Раз уж пошла речь об именах, необходимо решить ещё один вопрос. Что теперь станет с Эллитарой Эренрих?

– По правам престолонаследия если наследников двое и их возраст одинаков, то власть над королевством переходит тому, кто раньше обзаведётся супругом или супругой, – пустился в разъяснения Тайринэль. – Но так как принцессе теперь фактически сто пятьдесят лет, в то время как принц Маркус уже достиг своего совершеннолетия, то престолонаследником является он. Однако принцесса, даже не наследная, не может являться княжной ятугаров.

Уф, слава Хранителям! А то мне для полного счастья ещё и власти над Эвритамелем не хватало! Итак что то титулов слишком много, даже вспоминать об этом не хочу. Конечно, я в политике не полный ноль, но не настолько хороша, чтобы лунными эльфами управлять. А вот Марк – да, пусть он и дальше на троне сидит!

«Решила всё свалить на меня?»

«А то! Я же знаю, что ты справишься. Да и не я одна в этом уверена».

– Моё полное имя раньше звучало как Хеллиана Эллитара Валанди, младшая княжна Эренрих, – решила вмешаться я. – И это имя остаётся до сих пор.

– Что вы имеете в виду, принцесса? – спросил Дориэль, явно не понимая, куда я клоню.

Ещё бы он понимал, я сама только недавно разобралась с тем, кем я теперь являюсь: магичкой, княжной или эльфийкой. Оказалось, что всем и сразу.

– После восстановления памяти возродилось и моё тело, однако тело Хеллианы Валанди никуда не исчезло, – принялась объяснять я, хотя говорить о себе как о другом человеке было, мягко говоря, неприятно. – По сути, теперь я стала эльфийкой, имеющей третью ипостась, человеческую, которая и носит вышеупомянутое имя.

Ой, а глаза то как у всех округлились!.. Да, знаю, сама в шоке была, эльф, имеющий человеческую ипостась (а точнее, человеческую, в которой течёт кровь ятугаров и дроу) – это, конечно, по меньшей мере необычно!

Я даже продемонстрировала, для верности приняв облик Хелл, и едва не заулыбалась, когда почувствовала, что восприятие стало несколько иным, даже зрение ослабилось, только боль в руке стала заметно сильнее. Зато я знала, что и глаза, и уши у меня теперь как у человека. Хех, вот это люди и называют раздвоением личности! В моём случае, если вспомнить про волчицу, это уже разтроение.

– Это меняет дело, – кивнул Тиранэль и обратился к Киртану, лицо которого так и не выражало никаких эмоций: – Пока у князя не появятся наследники, главной претенденткой на престол остаётся Хеллиана Эллитара Валанди. А вот вашего ранхара, Танориона, при всём нашем уважении, вам придётся забрать с собой. Нахождение рядом с принцессой простолюдина недопустимо.

Чего сказал, зараза поседевшая?! Забрать у меня Ри? Да совету что, жить надоело?!

– Танорион останется рядом с принцессой. – В ленивом голосе ятугара проскользнули стальные нотки, перебив меня до того, как я собралась сказать пару ласковых слов старейшинам. – Для ранхаров не имеет значения титул, главное – его способности. Танорион останется при Хеллиане как личный телохранитель наследницы Динтанара и моей племянницы.

Я незаметно с облегчением вздохнула и послала Киртану улыбку, полную благодарности. Всё таки ятугар, по всей видимости, своего отношения ко мне не изменил. Вот только… впрочем, не важно.

Возражений у Совета не возникло, да и что они могли сказать? Ситуация то двусмысленная, как ни крути. На этом, слава Хранителям, моё участие в Совете закончилось, и мне разрешили уйти.

Только выйдя в коридор, я смогла вздохнуть с облегчением. Всё закончилось.

Я дома.
За несколько часов до заседания Совета…

^ ШАЙТАНАР СЕЙТ ХАЭЛ

Лёжа на удобной кушетке, я внимательно рассматривал зажатый между пальцев бриллиант. Бриллиант, который тысячу раз видел в своей сокровищнице, в подземелье родового замка. Замечал, видел, чувствовал, но не обращал должного внимания. В сокровищнице хранится множество артефактов, от которых веет чёрной магией, так зачем было выделять какой то особый?

Оказалось, надо было.

Сомнений больше не оставалось – в деле замешан кто то из моих сородичей. Но кто?

Впрочем, какое мне теперь до этого дело? Разум застилала ярость. Она сама сделала свой выбор. Она выбрала его, зная, как я его ненавижу. Эта мысль била по сердцу огненным хлыстом, принося такую боль, что все пытки в Скайре казались незначимым событием. Боль от предательства. Как же давно я не испытывал этого чувства!

Не важно. Теперь это не важно. Мне нет до этого дела. Кого я пытаюсь в этом убедить, самого себя? Возможно. Простые три слова перечеркнули всё. А ведь эта красивая стервочка на удивление быстро умудрилась перевернуть всю мою жизнь, так же как и её разрушить.

Умом я понимал, что что то не так. Я знал Хелли, она сама, пережив предательство близких людей, не могла так поступить со мной. Здесь что то не так, я чувствую. Но… но как только вновь воскрешаю в памяти её счастливое лицо, ту любовь, что светилась в её глазах при виде проклятого эльфа, разум застилает пелена, сердце сжимается, мешая вздохнуть от боли. От боли и ярости при осознании, что она выбрала его.

Так пусть с ним и остаётся! Пусть теперь он разбирается с собственной сестрой и вампирами. Она доверилась ему так быстро, как никогда не доверяла мне. Эта мысль сжигала изнутри, подобно языкам пламени, заставляя выплескиваться наружу уже неконтролируемую силу. Но вот блестящему камешку в моей руке от этого не было ровным счётом ничего.

Погасив в руке пламя из огня и некромантии, я устало уронил руку на кушетку и перевёл взгляд на каменный потолок. Забыть. Мне нужно забыть её. Но почему её хорошенькое личико так и стоит перед глазами?

Как я мог так ошибиться в выборе? Как я мог признать Равную в той, что так легко может предать? Хелли же не такая, я знаю ее, я знал все ее чувства, все чувства ко мне…

Я хмыкнул, прикрыв глаза. Да, девочка, ты знатно развлеклась за мой счёт. Рано или поздно, но тебе придётся за это ответить. Если я тебя люблю, это не значит, что я не буду мстить. Я не принц на белом коне, и я тебе уже говорил об этом. За ту боль, что мне причинила, тебе придётся пережить то же самое, и не надейся от меня уйти.

Пока половина артефакта в моих руках, миру ничего не грозит. Разбирайся со своими проблемами, человечка, я подожду. Буду ждать сколько потребуется и, может, смогу успокоиться настолько, чтобы не убить тебя при встрече. Предательства я не прощаю.

Мысль о том, почему она это сделала, никак не желала отступать. Я думал об этом, думал всё время, но так и не находил причины, словно что то мешало понять её мотивацию. Этим чем то были собственные чувства, смесь из боли, ярости, злости и обиды, и они не давали добраться до сути. Нужно было отбросить все чувства и просто подумать, вспомнить каждую деталь того утра. Может, всё и оказалось бы по другому, но спокойно думать я не мог. Рано, ещё слишком рано. Ещё слишком сильны чувства к ней, сильна та боль, которую мне причинила эта коварная девчонка.

Воспоминания прервало появление в моих покоях неожиданного гостя. Даже не открывая глаз, я уже знал, кто решил посетить меня перед рассветом.

– Киртан, если ты пришёл поговорить о ней,  – хмыкнул я, обращаясь к гостю, – то можешь уходить сразу. Мне это неинтересно.

– Занимаешься самокопанием? – раздался смешок откуда то из района кровати. – Брось, Танар, это не в твоём духе.

– Ты пришёл напомнить мне, что в моём духе? – Я чуть повернул голову, открыв глаза, и увидел князя, стоящего в моей комнате, привалившись плечом к одному из столбиков кровати. – Не стоит, Киртан. Я знаю, зачем ты пришёл. Можешь быть спокоен за свою драгоценную племянницу, убивать её за нанесённое оскорбление я не собираюсь, по крайней мере если она в ближайшее время не попадётся мне на глаза. В твоих же интересах проследить за этим.

– А с чего ты взял, что я пришёл говорить о Хелли? – Имя, сорвавшееся с губ ятугара, больно резануло слух, отозвавшись глухим стуком сердца, сочившегося кровью. – Ты сам об этом заговорил.

– Если ты здесь не по поводу этой лживой человечки, то что тогда? – Я резко сел, вглядываясь в глаза друга. – Киртан, я слишком хорошо знаю и тебя, и твоё отношение к ней.

– Прежде чем делать таки выводы относительно Хелли, следовало бы получше разобраться в ситуации, Танар, – резко бросил ятугар, сложив руки на груди. – Не нужно строить из себя великомученика. Ты виноват не меньше, чем она.

– Киртан, говори, зачем пришёл, – прервал я его, вновь устремляя взор в потолок.

Да, я виноват. Но только в том, что повёлся на хорошенькое личико и соблазнительную фигурку. И не только повёлся, но и сумел полюбить несносное создание, которое растоптало мои чувства. Ненавижу!

Ятугар многозначительно хмыкнул, прежде чем заговорить о цели визита:

– Дело касается артефакта, Танар. Думаю, ты узнал тот камень, не так ли? И если знаешь, кому ранее принадлежала одна половина, то знаешь и о второй.

– Знаю, – пожал я плечами. – И что?

– Никто не должен знать, где вторая половина артефакта. Её будут искать, но, пока точно не определят где, не смогут найти. – В голосе ятугара чувствовались повелительные нотки, но ещё не прямой приказ. – Я разговаривал с Аустом Валанди. Он никому не скажет, но нужно, чтобы молчал и ты.

– Мне нет дела до всей этой истории. – Я не удержался от пренебрежительного смешка. – Можешь не беспокоиться. Сегодня я займусь делами на севере страны, и меня невозможно будет найти. Спросить будет просто не у кого.

– Бежишь от проблем?

– Нет. Решаю другие, – спокойно ответил я. – Я же сказал, до всего остального мне нет никакого дела.

– Если ты не убедил меня в этом, то не убедишь и себя. – Ятугар, похоже, решил сегодня меня разозлить. – Шайтанар, не ты один потерял свою Равную по собственной глупости. Не повторяй моих ошибок.

– Поздно, Киртан. – Я зло рассмеялся, вновь принимая сидячее положение. – Ошибка уже совершена. И этой ошибкой было то, что я полюбил насквозь лживую магичку.

– Она никогда не лжёт, Шайтанар. – В голосе друга скользила сталь, так же как и злость в чёрных глазах. – Подумай об этом.

Думать? Какое, к упырям, думать, когда смесь из ненависти и боли просто сжигает изнутри?

– Кирт, ты мне друг, но не лезь, куда тебя не просят, – раздражённо ответил я, потянувшись за бокалом с вином.

Нужно было привести нервы в порядок.

– Мне пора. – Ятугар не обратил на мою вспышку раздражения никакого внимания. – Меня ждет Совет.

– Совет? – Я невольно нахмурился, так и не взяв хрустальный бокал с небольшого столика, что стоял около кушетки. – Ты же не собирался возвращаться домой, пока не разберешься с Академией?

– Не мой Совет, – хмыкнул князь, лёгким движением руки открывая портал. – До скорой встречи.

Не его Совет? Странно…

Тогда какой? Насколько я знаю, Совет старейшин есть только в двух странах: Динтанар и… Эвритамель.

Что же хотел сказать Киртан своим появлением? Только ли из за артефакта он пришёл? Или всё же и из за магички?

– Хрдыр! – вслух ругнулся я.

Вопросов было слишком много, но ятугар явно давал мне какую то подсказку. Упыревы чувства, они сейчас очень не вовремя мешают мне думать! Упырева магичка, что ты сделала со мной?!

Глубоко вздохнув, я мысленно отдал приказ Сайтосу и опустошил бокал одним глотком. Крепкое вино с примесью крови драконов тягучей струёй прокатилось по горлу, но хаос в голове и душе так и не улёгся.

– Вызывал? – В комнате материализовался зеленоглазый эрхан, который, судя по частично обнажённому, вспотевшему телу и раскрытым крыльям коричнево медного оттенка, был на тренировке.

– Собирайся, – лениво бросил я, наливая ещё вина в бокал из чистого хрусталя. – Через час мы отправляемся на север. В Сарассе неспокойно, нужно выяснить, в чём дело.

– Хорошо, – поклонился в ответ эрхан и уже собрался раствориться в клубах Тьмы, но я остановил его вопросом:

– Где моя сестра?

– Её высочество, согласно донесениям шпионов, уже больше года ведёт тайную охоту на сердце кронпринцев драконов, – хмыкнул демон, рассеяв Тьму. – Я могу идти?

– Да, – кивнул я, но не удержался от вопроса, задав его абсолютно ничего не выражающим голосом: – Что произошло после моего отъезда из Эллидара?

– Да ничего, – пожал плечами эрхан. – Вся компания зачем то дружно сорвалась в Эвритамель, не поставив меня в известность. Выяснить, что произошло, я не успел, ты меня вызвал.

– Сайтос, – лениво и с лёгкой угрозой протянул я, – ты же понимаешь, что я сверну тебе шею, если узнаю, что ты лжёшь.

– Шайтанар, я тебя умоляю, – закатил глаза эрхан. – Я понимаю, ты зол и всё такое, но попробуй размышлять логически: ты ушёл, ничего не сказав, и не вернулся. Вполне возможно, что они записали тебя в предатели. С чего бы они в этом случае стали доверять мне? А к эльфам я попасть не мог, сам понимаешь, там стоит защитный купол, да и не был я в королевстве ни разу.

– Иди, – махнул я рукой. – Через час на конюшне.

– Да, ваше высочество, – поклонился эрхан и исчез, оставив меня в одиночестве.

Что же всё таки произошло и почему интуитивно я не верю этому эрхану? Что то здесь не так, и необходимо это выяснить.

Необходимо?

Я зло рассмеялся. Нет, я не буду этого делать. Мне плевать, я сделаю всё, чтобы забыть о ней. И как бы это ни было сложно и болезненно – это моё последнее слово.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Похожие:

Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconБрижит Обер Железная роза ocr by Ustas; Spellcheck by Xana «Б. Обер Железная роза: романы»
Удачливый грабитель банков скрывается под обликом менеджера. Однажды он обнаруживает, что на него началась охота… Романом «Железная...
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconЖюльетта Бенцони Роза Йорков
Любовь к приключениям и тайнам толкает молодого венецианского князя Альдо Морозини на поиски четырех драгоценных камней из священной...
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКоманды
Божежьян Элина, Нагдаева Юлия, Потехина Маргарита, Хегай Полина, Червоткина Мария, Сидорова Анна, Ледянкина Анна, Жданова Яна
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКоманды
Божежьян Элина, Нагдаева Юлия, Потехина Маргарита, Хегай Полина, Червоткина Мария, Сидорова Анна, Ледянкина Анна, Жданова Яна
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКоманды
Божежьян Элина, Нагдаева Юлия, Потехина Маргарита, Хегай Полина, Червоткина Мария, Сидорова Анна, Ледянкина Анна, Жданова Яна
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconЖюльетта Бенцони Роза Йорков Жюльетта Бенцони Роза Йорков Часть первая....
Хотя в жилах обитателей этих мест текла кровь викингов и они сохраняли обычаи предков, и несмотря на то что корни связывали их с...
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКнига выходит в четырех обложках с разными цветами: роза изящество,...
Только через цветы она может общаться с миром. Лаванда – недоверие, чертополох – мизантропия, белая роза – одиночество… Ее цветы...
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКоманды
Барышникова Дарья, Рябова Юлия, Тихонова Кристина, Журавлева Анастасия, Гракова Кристина, Галактионова Анна, Ячменихина Анна, Рощина...
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКоманды
Барышникова Дарья, Рябова Юлия, Тихонова Кристина, Журавлева Анастасия, Гракова Кристина, Галактионова Анна, Ячменихина Анна, Рощина...
Анна Кувайкова Сайтаншесская роза. Эпизод I хеллиана Валанди 3 Анна Кувайкова сайтаншесская роза эпизод I iconКоманды
Барышникова Дарья, Рябова Юлия, Тихонова Кристина, Журавлева Анастасия, Гракова Кристина, Галактионова Анна, Ячменихина Анна, Рощина...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница