«Конструирование тотальной реальности»


Скачать 133.5 Kb.
Название«Конструирование тотальной реальности»
Дата публикации24.05.2013
Размер133.5 Kb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
«Конструирование тотальной реальности».

Достаточно сложно было решиться какую же концепцию взять на вооружение, чтобы написать данное эссе. Но, после того, как я прочитала Бергера и Лукмана «Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания», вопрос выбора отпал само собой.

Меня очень впечатлила эта книга. Мне кажется, что они настолько правильно все описали, настолько правдиво и так как оно действительно происходит в нашей жизни. Но выбрать концепцию это только пол дела, ведь нужно рассмотреть проблему. А найти эту проблему оказалось достаточно просто. В процессе чтения книги «Социальное конструирование реальности», я часто относила себя к книге Джорджа Оруэлла «1984». Можно сказать, что «1984» это практическая реализация работы Бергера и Лукмана.

Поэтому в данном эссе я буду рассматривать пример конструирования реальности в книге Оруэлла «1984». Но, в процессе работы, указывая на различные аспекты, я буду вспоминать и ряд других работ известных писателей, которые также нам показывают, как можно конструировать реальность. Вообще данную ситуацию, пусть и в литературе, но реальной жизни она также присуща, можно рассматривать не только с позиций Бергера и Лукмана, но все же основная линия разбора будет сохраняться за «Социальным конструированием реальности».

Думаю, что не стоит пересказывать содержание книги, а следует сразу же перейти к анализу. Хочу подчеркнуть, что в данном эссе будет использоваться такая же логика как и в «Социальном конструировании реальности», но я не буду конкретно, по пунктам делить на конструирование объективной и субъективной реальности. Я постараюсь рассмотреть все во взаимосвязи. И поскольку эссе предполагает свободную форму написания, то я решила, что буду вести рассказ от первого лица.

Итак, Бергер и Лукман утверждали, что человек сам конструирует свою реальность, я думаю, что этот пассаж можно отнести не только как к человеку вообще, но и как к личности, каждому конкретному индивиду. Это мы можем видеть на примере книги Оруэлла.

Есть система, огромная и сильнейшая тоталитарная система, которая порождена человеком, и которая контролирует человека, которая довлеет над ним. В книге настолько четко, точно показано как же индивид интернализирует ценности, правила института, эти объективированные кем-то смыслы он субъективирует, делает своими, причем он считает, что именно так было всегда. И что самое главное, он не должен подвергать установленный порядок под сомнение.

Вот и выходит, что главный герой, Уинстон Смит, настолько «зомбирован» системой, что даже не помнит своего детства, не помнит как было раньше, он даже не помнит когда он родился. Он принимает все, что дает, я бы сказала, что дает это неуместное здесь слово, а навязывает ему система, все четыре института, министерства. Он имеет в доме телекран, хотя весьма им недоволен, что уже есть отклонение, сама мысль, но об этом позже, он ходит на минутки ненависти и сам яростно и свирепо кричит, глядя в экран, он старается всегда иметь то лицо, которое необходимо системе.

Если применять тезис о конструировании к конкретному индивиду, то мы можем проследить по ходу книги, как Уинстон Смит сам для себя конструирует свою реальность. Первый шаг к этому был сделан тогда, когда он осознал, что на минутках ненависти он не злиться из-за выступления врага народа Голдстейна, а его гнев относится к СТАРШЕМУ БРАТУ, что он его ненавидит и свирепствует из-за него. И здесь, наш герой сам начал объективировать свои ощущения, догадки, переживания, чувства. Хочется отметить, что он объективирует их с помощью языка, который в его системе исковеркали (новояз), которым уже никто и не пользуется, а главное не пишет сам. Нет ручки, нет бумаги, все диктуется в речепис. И мы видим как сложно Уинстону сделать первую запись.

Думаю, что здесь уместно поговорить о роли языка в конструировании реальности. Бергер и Лукман не первые, кто поднимает эту проблему. И опять-таки, роль языка очень хорошо показана в рассматриваемой мною книге. В Океании используется так называемый новояз, в терминах и значениях которого и живет государство. Он разработан для того, чтобы обслуживать идеологии английского социализма. Хочу представить несколько цитат из самой книги.

«Новояз должен был не только обеспечить знаковыми средствами мировоззрение и мыслительную деятельность приверженцев ангсоца, но и сделать невозможными любые иные течения мысли. Лексика была сконструирована так, чтобы точно, а зачастую и весьма тонко выразить любое дозволенное значение, нужное члену партии, а кроме того, отсечь все остальные значения, равно как и возможности прийти к ним окольными путями. Это достигалось изобретением новых слов, но в основном исключением слов нежелательных и очищением оставшихся от неортодоксальных значений – по возможности от всех побочных значений. Новояз был призван не расширить, а сузить горизонты мысли, и косвенно этой цели служило то, что выбор слов сводили к минимуму.» [4]

Как мы видим в языке сохраняются все необходимые значения для системы. Делалось так, чтобы человек, который пользовался новоязом не просто использовал его термины, но и принимал необходимую, удобную системе, позицию. Новояз сокращал слова по максимуму. Это делалось для того, чтобы у человека не было времени задуматься над чем либо, чем короче, тем меньше необходимо размышлений, зачем думать, зачем заново изобретать велосипед, если все это уже есть. Новояз стирал старые смыслы и уничтожал неугодные значения. А, если старые значения все-таки оставались, то они наделялись совершенно другим смыслом, угодным системе.

Таким образом, мы видим, как важен язык, как он силен. Именно язык преподносит нам те смыслы и знания, которые имеются в общей символической системе.

Хочу сказать, что эта роль языка тиранами всего мира была освоена уже давно и постоянно используется, причем таким умелым образом, что мы, простые обыватели, даже этого не замечаем. В доказательство этому хочу привести реальный пример, который описывал Александр Солженицын в «Архипелаг ГУЛАГ». Солженицын писал о том, что после смерти Сталина, после разоблачения Хрущевым культа личности, в лагерях пошли небольшие послабления. Политзаключенные по всем лагерям почувствовали запах перемены, послабления и свободы в воздухе. Они ждали, ждали, когда же будет реабилитация, ждали оправдания. Все это им естественно всегда обещалось, всегда обещали исправить ошибки. В конце 60-х начале 70-х годов ХХ-го века данные обещания имели более реалистичный характер. Все ожидали послаблений. Да, некоторые послабления были сделаны. Многих отправляли в ссылку, повсеместно это считалось послаблением, но для бывшего заключенного это было вовсе не так. Но, опять-таки, лагеря поддерживали всю систему, поэтому эти послабления не были выгодны. Когда это осозналось в верхар были приняты решения иного рода. На словах, в средствах массовой информации, везде говорилось об оттепели и ослаблениях, но! Единственное, что было предпринято и реально сделано, это ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ лагерей в колонии. Замечательно придумано! Это был гениальный выход. Для общественности все сделано, под колониями понимается ведь совершенно другое, там нет таких жестких условий, как в лагерях, режим там совершенно другой. Теперь никто не будет вдаваться в подробности: каков там режим. Зато лицо лидера чисто.

Если продолжить речь о Солженицыне, то надо сказать, что он также придает огромное значение языку. Когда пишет о языке зэков, ведь значения этого языка более сильны, они держат человека в рамках. Их язык очень символически насыщен и конкретен, там тоже не нужно лишних слов, все лаконично, а главное, очень четко и точно. В этом языке нет подмены понятий между означающим и означаемым, там никогда не бывает такой путаницы. Каждое слово всегда применяется очень конкретно, описывает именно это явление, поведение, состояние. Об этой символической нагруженности языка зэков писал и Сергей Довлатов в своих произведениях, когда он описывал свое пребывание в лагерях в качестве надзирателя. Первым, что он понял это то, что с зэками невозможно общаться на том языке, который используется за стенами лагеря, иначе ты чужой, ты попадаешь в зону подозрения, неуважения и призрения.

И действительно, принятие определенной языковой системы является средством идентификации себя с определенной группой, более того, если ты принял данную языковую систему, значит ты легитимируешь ее, ты признаешь ее, ты не осуждаешь ее, ты считаешь ее правильной.

И еще одно небольшое добавление к языку. Хочу уделить внимание тому, как преподносится необходимая системе информация. В «1984» описывается, что везде по городу висят плакаты с КРАТКИМИ фразами, весьма эмоциональными. Большой Брат следит за тобой, война это мир, свобода это рабство, незнание это сила – эти фразы распространялись повсеместно. Так было не только у Оруэлла, достаточно вспомнить советскую реальность: пятилетку за четыре года. А еще мы можем обратиться к нашей реальности: белорусы это мы, за сильную и процветающую Беларусь. Эти приемы не просто так используются. Еще Тард писал о том, что для более эффективного управления толпой необходимо «вбрасывать» короткие, эмоционально нагруженные фразы с необходимой управителю установкой, с тем, что необходимо донести до толпы. Тард говорил, что данные короткие установки должны повторяться как можно чаще и повсеместно, всегда и везде. Поскольку они коротки, они не вызывают подозрений и выглядят совершенно безобидно, они, опять-таки, не заставляют человека задуматься. И эти, объективированные в общую символическую систему посылы, будут уже интернализироваться каждым индивидом в свой субъективный мир и будут приниматься как должные, они постоянно будут присутствовать в сознании индивида, и уже будут предопределять его деятельность, скрыто от него, бессознательно.

Все эти рассуждения указывают на то, что язык является самым главным инструментом конструирования и управления, очень сильным и трудно трансформируемым инструментом. Еще одним доказательством этому служит творчество Рэя Брэдбери. В его работах «461° по фаренгейту» и «Марсианские хроники» мы видим, помимо нашего выше проанализированного аспекта языка, еще и другой аспект: боязнь самой системы языка-конкурента. В книгах Брэдбери уничтожению подлежали книги писателей, которые рефлексировали человеческий опыт, указывали на его ошибки, работы ученых, фантастов, социологов, философов, т.к. эти книги указывали на реальный мир, а не на ту «пыль», которую пускали в глаза общественности.

Язык не единственный инструмент конструирования. Сейчас я хочу рассмотреть такой инструмент как социальный институт. Исходя из теории Бергера и Лукмана, мы можем утверждать, что институты это одна небольшая реальность в общей объективной реальности. Этой реальности также присуще своя символическая система, включая зык, свои нарративы, свои ценности, которые индивид должен принять.

Возвращаясь к работе Оруэлла мы видим присутствие нескольких институтов в лице министерств: «министерство правды, ведавшее информацией, образованием, досугом и искусствами; министерство мира, ведавшее войной; министерство любви, ведавшее охраной порядка, и министерство изобилия, отвечавшее за экономику. На новоязе: миниправ, минимир, минилюб и минизо.» В самих названиях мы видим языковую игру. Отметим, что общая установка системы разделена. Это делается для более удобного контроля над обществом, каждое ведомство занимается исключительно своим направлением.

Ссылаясь на Бергера и Лукмана, можно утверждать, что институт это как первоначальное окружение в первичной социализации ребенка. Это такой своеобразный Другой, императивы которого мы принимаем. Но, не стоит забывать, что институты отвечают за вторичную социализацию человека. И снова, весьма показательна книга Оруэлла.

Говоря о вторичной социализации мы имеем ввиду, что индивид принимает когнитивные, и не только, правила, различные установки и знания. Уинстон Смит, как и все члены общества, типичный его представитель. Как уже писалось выше, Уинстон принимает все положения на веру, но, до определенного момента. А вообще, все члены общества настолько интернализировали институциональные положения, что они стали механизмами, выполняющими необходимые роли.

А ролей в обществе Оруэлла также много, причем эти роли, опять-таки, весьма конкретны и узки, они приобретают исключительно прикладной характер. Возьмем роль главного героя. Он занимается очень значительным в историческом смысле делом, он искажает информацию, выкидывает ненужное прошлое из прошлого знания и заменяет его новым знанием, которое угодно системе в нынешней ситуации. Ведь система трансформируется и сегодня ей угодна одна позиция, и чтобы ее подтвердить необходимо уничтожить старую позицию во всем, где она могла фиксироваться, а завтра совершенно противоположная, которая предполагает уничтожение предыдущей. И так история постоянно переписывается. Причем Уинстону Смиту никто в задании не указывает, что позиция государства была такая, а теперь такая и ты должен изменить речь так, чтобы она выражала необходимую, на сегодняшний день, государственную позицию. Нет, так никто не делает. Ведь это раскрыло бы всю систему, Уинстон начал бы сомневаться. Нашему герою информация подается в перекодированном виде, в цифрах, датах, номерах газет, строк, количествах слов. Просто цифры, которые на первый взгляд ни к чему не относят, без контекста. Роль маленькая, механическая и нудная.

Таких ролей масса. Каждый сотрудник выполняет эту маленькую роль и совершенно не подозревает чем занимается другой сотрудник, всего потока информации, даже маленькой части, чтобы возможно было бы нарисовать себе хоть какую-нибудь картину, этот исполнитель не получает. Вот так каждый и думает, что важен для государства, что его работа секретна.

Здесь примечательна роль пролов, низших слоев общества, которые вынуждены жить по предписанным правилам, но их не подвергают жесткому контролю, так жителей рангом выше.

Итак, чтобы наш институт существовал длительное время, необходимы элементы поддержания системы и элементы контроля. В анализируемой социальной системе элементами поддержания системы выступает телекран, минутки ненависти, скудная и безвкусная пища, запрет на книги, речепис, новояз, новостные выпуски о войне, где противники несут потери, постоянный гул самолетов и бомбежки. Все эти элементы каждодневно, ежесекундно напоминают каждому члену общества о том, что именно та система, в которой он живет единственно верная, правильная, которая всячески заботиться о благосостоянии своего общества, о его нравственном состоянии.

Хочу заметить тот аспект, что данные элементы не просто поддерживают систему. Они являются своего рода символами тоталитарной системы. Если вспомнить Брэдбери и его книгу «461° по фаренгейту». Там также присутствовал такой элемент как телеэкран, который выполнял функцию зомбирования. Вообще телеэкран это уже такой объективированный символ контроля, влияния, зомбирования. У Оруэлла телекран выполняет не только поддерживающую функцию, но и функцию контроля. Ведь благодаря этому телекрану можно наблюдать за каждым, следя за эмоциями, выражением лица можно понять мысли человека и его отношение к демонстрируемым ситуациям.

Наряду с телекраном, элементами контроля также служат полиция мыслей, которая стоит за телекранами и пресекает всевозможные попытки инакомыслия, мыслепреступления. Сюда же можно отнести жизнь в постоянном страже перед арестами, которые всегда производились ночью, когда люди бесследно исчезали. Ночные аресты это еще одна «традиция», которая передается из поколения в поколение и актуальна всегда (снова вспоминаем Солженицына).

Все эти элементы выступают агентами вторичной социализации, которые помогают индивиду принять нужные правила, получить необходимые знания, помогают выполнять предписанные роли.

Теперь хочу поговорить о первичной социализации. В вышеуказанных произведениях Оруэлла и Бредбери также можно проследить и этот аспект. У данных авторов роль семьи, как агента первичной социализации напрочь отсутствует. У Оруэлла воспитанием молодого поколения занимается Молодежный союз разведчиков, где детей воспитывают согласно общесистемным правилам. Дети настолько интернализируют эти правила, что доносят даже на своих родителей. Здесь мы очевидно можем говорить об успешной социализации. У Брэдбери вообще, детей из семьи забирают с самого маленького возраста, ребенок не живет в своей семье, видится один день в неделю с родителями, т.к. родители могут быть инакомыслящими, что естественно перенесется на детей.

Книга «1984» является также замечательным примером ресоциализации. И Уинстон Смит явное тому доказательство. Мы видим, как оппозиция, используя различные методы всячески перетягивает на свою сторону нашего героя. Более того, используемые ею методы, как и тому полагается, не только когнитивные, но и несут эмоциональную нагрузку. Важным агентом ресоциализации является О’Брайэн. Именно благодаря эмоциональной привязанности Уинстона к О’Брайэну и произошла успешная ресоциализация. Благодаря авторитету, социальному положению О’Брайэн стал для Уинстона образцом, идеалом, примером для подражания. Весьма сильный помощник О’Брайэна – книга, запретная книга, которая рассказывает сущую правду о войне, о Большом Брате, об оппозиции. Все это в совокупности позволило Уинстону стать на эту желаемую тропу борьбы и правды.

Но, наш герой весьма уникальный. Уникален он тем, что он дважды подвергался ресоциализации. Как только он почувствовал, что принял единственно верный путь, путь борьбы с системой его снова «ломают». Его арестовывают и этот же добрый и верный соратник О’Брайэн говорит Уинстону, что все ложь. Что нет оппозиции, что Уинстоном просто играли, что его заставили поверить в то, чего на самом деле не существует и никогда не было. Что вся эта борьба, книга, Голдстейн – вымысел, который создан с одной целью: показать деятельность правительства, показать его заботу о гражданах, ведь надо же с кем-то бороться, ведь тогда не поверят.

Теперь ресоциализация проходит более жестко, не путем чтения и размышления, выхода за пределы дозволенного. Теперь все происходит путем изморения голодом, путем пыток, препаратов, бесед в жесткой форме. Теперь это сплошное давление. Это доказательство силы системы.

И снова ресоциализация была успешной, настолько успешной, что наш герой больше никогда не будет сомневаться в преподносимой ему реальности. Система победила!

Мы рассмотрели все виды социализации и ее агентов. Все как у Бергера и Лукмана. Есть приверженцы, перетягивающие на свою сторону, используя при этом весьма сильные эмоциональные методы.

Думаю, что на данном моменте можно и остановиться. Какие же выводы мы можем сделать?

Да, действительно, человек является конструктором своей реальности. Не всегда эта реальность благоприятна для него, но каждый индивид, живущий в этой реальности, сам повинен в этом, так как он сам ее поддерживает.

Самым сильным конструктом является тоталитарная система. Она полностью подчиняет себе человека, причем это касается абсолютно всех аспектов его жизнедеятельности. Человек просто винтик в этой системе. Мы можем рассматривать эту систему с позиций различных концепций: структурный функционализм, символический интеракционизм, даже теория обмена, где одна сторона выжимает из другой все, чтобы добиться выгоды, а взамен дает мнимое спокойствие и мнимую безопасность. Но, работа Бергера и Лукмана отличается тем, что в ней говориться о рефлексивности, о том, что человек должен понимать, осознавать как он живет, что он из себя представляет, это его первостепенная задача, понимать, что он видит вокруг.

Мы видим, что в книге Оруэлла, согласно Бергеру и Лукману, рефлексия над повседневностью необходима. Она открывает человеку глаза. Опять-таки, данная способность, а рефлексировать свой опыт это именно способность, присуща далеко не каждому человеку. Рассуждая в этом ключе, мне вспомнился пассаж Бергера и Лукмана об интеллектуале, который именно благодаря рефлексии над повседневностью становится маргиналом. Это же мы видим у Оруэлла. Такой жесткой системе не нужен интеллектуал, который может подставить ее под сомнение, он опасен, он может стать причиной разрушения, краха. Именно поэтому Уинстону Смиту изначально всласть позволили насладиться новым знанием, к которому он стремился, почувствовать себя этим интеллектуалом, а потом, насильственно свести эту способность, это чувство к нулю, чтобы больше никогда не захотелось.

Исходя из всех рассуждений данного эссе я немного хочу поговорить о нашем современном обществе.

Ничего не меняется, каким человек был, таким он по своей конституции всегда и остается. Несмотря на все написанные труды, книги, как художественные, так и научные, человек всегда попадается в одну и ту же ловушку. Казалось бы, система раскрыта, ее пагубность доказана, весь ужас подобного существования также доказан, а мы продолжаем и продолжаем конструировать реальность, которая контролирует нас, которая подавляет нас, которая использует нас. Все также интеллектуал маргинален и одинок.

Такое устойчивое существование подобных тоталитарных систем только доказывает их эффективность. Остается отдать дань человеку, который это сконструировал.
Список использованных источников.

1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания./ П. Бергер, Т. Лукман. – М: Медум, 1995. – 146 с.

2. Брэдбери Р. О скитаньях вечных и о Земле./ Р. Брэдбери. – М: Правда, 1987. – 656 с.

3. Довлатов С. Заповедник/ С. Довлатов. – Л: Васильевский остров, 1990. – 53 с.

4. Оруэлл Дж. 1984./ Дж. Оруэлл. – М: Прогресс, 1989. – 122 с.

5. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ/ А. Солженицын. – М: Альфа-книга, 2011. – 1280 с.

Похожие:

«Конструирование тотальной реальности» iconЛабораторная работа № Конструирование запросов
Цель работы: Ознакомление с технологией связывания таблиц. Конструирование и использование запросов к базе данных. Конструирование...
«Конструирование тотальной реальности» iconКонструирование и расчет двс
Место подвода масла для смазывания подшипников скольжения и влияние установки противовесов на их работу
«Конструирование тотальной реальности» icon2. 2 Расчет и конструирование составной главной стальной балки
Требуемую площадь и ориентировочные размеры сечения колонны определим задавшись гибкостью Тогда
«Конструирование тотальной реальности» iconТема 1 Предмет и метод экономической науки. Экономический образ мышления....
Й реальности. Наука как целостный системно-организованный механизм познания окружающей реальности. Цель, задачи, функции и структура...
«Конструирование тотальной реальности» iconГоу спо «Вытегорский политехнический техникум»
Создание здоровьетворящей среды и конструирование индивидуального стиля жизни обучающихся через занятия силовыми видами спорта
«Конструирование тотальной реальности» iconМетодические рекомендации по дипломному проекту творческого раздела...
Содержание дипломного проекта при разработке эскизов моделей на конкретного
«Конструирование тотальной реальности» iconАнкета участника медиаполигона «Уфа-24»
«Уфа-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
«Конструирование тотальной реальности» iconАнкета участника медиаполигона «Минск-24»
«Минск-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
«Конструирование тотальной реальности» iconАнкета участника медиаполигона «Минск-24»
«Минск-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
«Конструирование тотальной реальности» iconАнкета участника медиаполигона «Уфа-24»
«Уфа-24» – спецпроект журнала «Русский репортер» в жанре тотальной журналистики. Тотальная журналистика – одновременное освещение...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница