«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!»


Название«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!»
страница1/50
Дата публикации30.10.2013
Размер4.37 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
sf_humor

Терри Пратчетт

Стража! Стража!

«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» — таков девиз Ночной Стражи Анк-Морпорка, самого славного города на всем Плоском мире. А если «не все» спокойно, значит, вы просто ходите не по тем улицам. А вообще, чтобы стать настоящим ночным стражником, нужно приложить немало усилий.

Во-первых, следует научиться бегать не слишком быстро, — а то вдруг догонишь! Во-вторых, требуется постичь основной принцип выживания в жестоких схватках — просто не участвуйте в таковых. В-третьих, не слишком громко кричите, что «все спокойно», — вас могут услышать.

Книга, которую вы держите в руках, поистине уникальна. Она поможет вам не только постичь основные принципы выживания в этом жестоком, суровом мире, но и сделать достойную карьеру. Пусть даже ночного стражника...

Терри ПРЭТЧЕТТ

^ СТРАЖА! СТРАЖА!

Их можно было бы назвать Дворцовой Стражей, Городской Стражей или Патрулем. Как бы их не называть, цель их в любом произведении фантастического эпоса всегда одинакова: она, проясняясь в Третьей Части (или после десяти минут фильма), состоит в том, чтобы ворваться в комнату, поодиночке атаковать героя и быть поверженными ниц. Никто даже не спрашивает их, хотят ли они этого.

Этим прекрасным людям и посвящается эта книга.

А также Майку Харрисону, Мэри Джентл, Нейлу Гейману и всем остальным, кто помогал и смеялся над идеей L-пространства; как плохо, что мы никогда не пользовались книгами Шредингера в бумажной обложке…

* * *

Именно сюда собираются драконы.

Они лежат…

Отнюдь не мертвые, а спящие. Ничего не ждущие, ибо ожидание предполагает предвкушение. Возможно для этого подыщется слово…

забытые.

И хотя пространство, занимаемое ими, не является обычным, тем не менее они лежат вплотную друг к другу. Не было ни единого квадратного дюйма, не заполненного лапой, когтем, чешуей, кончиком хвоста, общий эффект всех этих хитросплетений тел и ваших взглядов в конечном счете был таков, что пространство между драконами было заполнено драконами.

Их вид мог бы навести вас на мысль о банке с сардинами, впрочем если вы могли вообразить сардин громадными и чешуйчатыми, гордыми и надменными.

И где-то здесь вероятно таился ключ ко всему.

Совсем в другом пространстве было раннее утро, утро в Анк-Морпорке, старейшем, величайшем и грязнейшем из городов. Мелкий дождь моросил, капая с серого неба, и перемежался с речным туманом, растекавшимся улицами города. Крысы всех мастей и родов разбегались по своим ночным маршрутам. Под покровом сырой ночи убийцы убийствовали, воры воровали, распутницы суетились. И все шло своим чередом.

И пьяный капитан Бодряк из Ночного Дозора медленно брел по улице, валился в сточную канаву за Домом Дозора и лежал там до тех пор, пока над ним не возникали странные полыхающие буквы, гаснувшие и менявшие на глазах свой цвет…

Город был достойным званием. Существом. Женщиной. Именно этим он и был. Женщиной. Ревущей, древней, исчислявшей свой возраст столетиями. Водившей вас за нос, позволявшей вам в себя влюбиться, а затем дававшей вам пинка. Разящий удар, по лицу. Разя рот. Язык. Миндалины. Зубы. Да-да, вот чем она была. Она была… существом, понимаете, сукой. Куклой. Курицей. Стервой. И потом вы ненавидели ее, и даже когда вам казалось, что вы овладели ею, вне себя, она открывала вам свое огромное громыхающее прогнившее сердце, беря перевес. Да-а. Вот так. Никогда не знаешь, на чем стоишь. Лежишь. Единственное в чем вы уверены, что не должны позволить ей уйти. Ибо, ибо она была вашей, все чем вы владели, со всеми ее сточными канавами…

Темнота окутывала мраком внушавшие трепет здания Невиданного Университета, первого колледжа волшебства. Единственным проблеском света был мерцавший огонек парафиновой свечи из луженого окна здания Магии Высокой Энергии, где острые умы исследовали глубинное строение вселенной, нравится ли вам это или нет.

И разумеется горел свет в Библиотеке.

Библиотека была крупнейшим собранием текстов по волшебству где-либо в мультивселенной. Тысячи томов оккультных знаний отягощали ее полки.

Поговаривали даже, что после того как огромные потоки волшебства серьезно исказят окружающий мир, Библиотека не будет подчиняться обычным законам пространства и времени.

Поговаривали даже, что это будет длится вечно. Поговаривали, что можно днями странствовать меж дальних книжных полок, и что где-то там есть затерянные племена исследователей, что странные создания таятся в забытых альковах и являются добычей для других существ, возможно еще более странных. <Все это неправда. Правда в том, что даже большие собрания книг искажают пространство, как если бы это доказывалось кем-то, пребывающего внутри старомодного букинистического магазина, одного из тех, что выглядит так, как-будто их проектировал М.Эшер в не самый удачный день, и обладает большим числом лестниц, чем этажей и рядов книжных полок, оканчивавшихся в маленьких дверях, которые были без сомнения слишком малы, чтобы войти человеческому существу нормального роста. Соответствующее уравнение таково:

Знание сила = вещество = масса; а хороший книжный магазин — это просто благовоспитанная Черная Дыра, знающая как читать > Умные студенты в поисках наиболее далеко стоящих томов старались ставить метки мелом на полках, что позволяло им блуждать глубже в пыльной темноте, и наказывали своим друзьям искать их, если они не вернутся к ужину.

А, поскольку магия может только свободно извергаться, то книги из Библиотеки были чем-то большим, чем простой измельченной древесной массой или бумагой.

Неукрощенная магия потрескивая стекала с их корешков, безобидно заземляясь в медных рельсах, прибитых к книжным полкам для этой цели. Слабые всполохи голубого огня летали над книжными футлярами, доносился шум, шепот бумаги, подобный доносящемуся от колонии скворцов, сидящих на насесте. В ночной тиши книги разговаривали друг с другом.

Откуда-то доносился храп.

Свет от полок был не столь силен, чтобы рассеять тьму, но при его слабом фиолетовом мерцании можно было различить старинный и изрядно побитый стол прямо под центральным куполом.

Храп доносился откуда-то снизу, где потрепанное одеяло укрывало нечто, смахивающее на кучу пляжных сумок, но на самом деле являвшееся взрослым самцом орангутанга.

Это был Библиотекарь.

Немногие люди замечали то, что он был обезьяной. Перемена произошла во время несчастного случая с магией, вероятность всегда велика, когда много книг, обладающих энергией, хранятся вместе, и его рассматривали как легко отделавшегося. После всего произошедшего его облик не изменился и был прежним. И ему позволили продолжать свою работу, для которой он был слишком хорош, впрочем «позволили» было на деле не самым удачным словом. Он обладал способностью скатывать свою верхнюю губу так, обнажая свои желтые зубы сильнее, чем любой другой обладатель рта в Университете.

Совет даже рассмотрел это перед тем, как-то удостоверившись, что вопрос никогда в действительности не поднимался.

Но доносящийся сейчас звук был совсем иным, чуждый звук скрипящей открывающейся двери. Шаги мягко рассыпались по полу и исчезали среди обступавших книжных полок. Книги возмущенно шелестели, а некоторые из самых больших фолиантов гремели цепями.

Библиотекарь продолжал спать, убаюканный шелестом дождя.

Крепко обнявшись с водостоком, в полумиле отсюда, капитан Бодряк из Ночного Дозора открыл рот и принялся петь.

Одетый в черное незнакомец промчался по полночным улицам, ныряя от двери к двери, и добрался до жуткого и неприветливого портала. Ни одна дверь не выходила из портала, лишь касаясь можно было ее обнаружить. Все выглядело так, как-будто архитектора вызвали и дали особые инструкции. Мы хотим что-нибудь таинственное из темного дуба, вот что было ему сказано. А потому установите безобразную горгону над аркой, дайте ей шлем, похожий на ногу гиганта и тем самым объясните всем и каждому, развеяв все сомнения, что эта дверь никогда не откликнется мелодичным «диньдон», если вы нажмете на звонок.

Незнакомец поскребся условным кодом в дверь. Распахнулся маленький, запертый на засов, люк, из которого выглянул глаз, полный сомнения.

— Неся знамение, сова ухает в ночи, — промолвил посетитель, пытаясь отжать дождевую воду из своей мантии.

— Даже многие серые лорды печально приходят к безвластным людям. — вторил ему голос с другой стороны решетки.

— Ура, ура племяннице старой девы. — парировал изрядно промокший незнакомец.

— Для палача — все просители одного роста.

— Воистину так, как роза без колючек.

— Хорошая мать делает бобовый суп заблудшему мальчику.

— сказал голос из-за двери.

Наступила тишина, прерываемая лишь звуками дождя. Затем посетитель переспросил. — Что?

— Хорошая мать делает бобовый суп заблудшему мальчику.

Вновь наступила пауза, еще более долгая. Затем незнакомец спросил. — Вы уверены, что дурно построенная башня не дрожит усердно как бабочка?

— Нет. Бобовый суп есть. Простите.

Дождь продолжал шелестеть в воцарившейся тишине.

— А как насчет кита в клетке? — спросил промокший посетитель, пытаясь втиснуться в ту маленькую щель, что предоставил ему грозный портал.

— Насчет чего?

— Он не должен ничего знать о могучих глубинах, как вы понимаете.

— Ах, кит в клетке. Вам нужны Освещающие Братия Эбеновой Ночи. Через три двери далее.

— Тогда кто же вы?

— Мы — Освещенные и Древние Братия Тайны.

— Думается, что нам доводилось встречаться на улице Патоки. — сказал после размышления промокший странник.

— Ну да, разумеется. Сами знаете, каково это. Клуб резчиков по дереву арендует зал по вторникам. Отчего и происходит вся эта мешанина.

— Ах, так? Что ж, в любом случае благодарю.

— С превеликим удовольствием. Маленький люк захлопнулся.

Незнакомец в мантии немного постоял, уставившись на дверь, а затем пошлепал далее по улице. Там был еще один портал. Впрочем строителя не удосужился сильно изменить его внешний вид.

Он постучал. Распахнулся маленький, запертый на засов, люк.

— Да?

— Послушайте, неся знамение, сова ухает в ночи, верно?

— Даже многие серые лорды печально приходят к безвластным людям.

— Ура, ура племяннице старой девы, не так ли?

— Для палача, все просители одного роста.

— Воистину так, как роза без колючек. Здесь писается как из ведра. Вы должны знать, не так ли?

— Да. — ответил голос человека, без сомнения знавшего, но отнюдь не стоявшего снаружи.

Посетитель вздохнул.

Кит в клетке не знает ничего о могучих глубинах. — сказал он. — Впрочем если это сделает его чуточку счастливее.

— Дурно построенная башня дрожит усердно как бабочка.

Проситель ухватился за дверные засовы, подтянулся на них и прошептал. — А сейчас впустите, я весь промок.

Вновь наступила тишина, еще более долгая.

— Эти глубины… Вы говорили могучие или ночные?

— Я сказал, могучие. Могучие глубины. Как вы понимаете, с учетом существующей глубины. Это я — Брат Пальцы.

— А я услышал как ночные. — сказал с подозрением невидимый привратник.

— Послушайте вы хотите эту чертову книгу или нет? Я совсем не обязан этим заниматься. Я мог бы быть дома в постели.

— Вы уверены, что это были могучие?

— Послушайте, я знаю, насколько глубоки могут быть эти чертовы глубины, в самом деле. — настоятельно промолвил Брат Пальцы. — Я знавал, каковыми могучими они были в ту пору, когда вы были чахлым неофитом. Откроете вы наконец эту дверь?

— Что ж… все в порядке.

Послышался звук отодвигаемых засовов. Затем привратник сказал. — Не могли бы вы дать ей пинка? Дверь Знания, Сквозь Которую Непосвященный Не Может Пройти, зацепилась за что-то дурное в грязи.

Брат Пальцы приналег плечом, с усилием распахнул дверь, одарил Брата Привратника недобрым взглядом и вбежал вовнутрь.

Прочие братья ожидали его во Внутреннем Убежище, стыдливо столпившись с видом людей не привыкших обряжаться в зловещие черные мантии. Верховный Великий Магистр кивнул ему.

— Брат Пальцы, не так ли?

— Да, Верховный Великий Магистр.

— У вас есть то, за чем вас посылали?

Брат Пальцы вытащил из-под мантии сверток.

— Когда я говорил, что все будет. — сказал он. — Без проблем.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconВерсия Перевод в формат fb2, вычитка, правка опечаток (около 70)....
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» – таков девиз Ночной Стражи Анк-Морпорка, самого славного города на всем Плоском мире. А...
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconКафедра внутренних болезней №1 силлабус 4ом 2011-2012 уч. Год силлабус рабочая
Объем учебных часов – 297 часов (Лекции – 18 часов. Практические занятия -180 часов. Самостоятельная работа – 99 часов)
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconКафедра дерматовенерологии умкд «дерматовенерология» для специальности...
Объем учебных часов – 15 часов (Практические занятия 10 часов. Самостоятельная работа – 5 часов)
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconСильвия Дэй Наслаждения ночи Наслаждения ночи 1 Сильвия Дэй наслаждения ночи
С благодарностью посвящаю эту книгу суперагентам Памеле Харти и Дейдре Найт. Их добровольно принятая на себя миссия заключалась в...
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconСильвия Дэй Наслаждения ночи Наслаждения ночи 1 Сильвия Дэй наслаждения ночи
С благодарностью посвящаю эту книгу суперагентам Памеле Харти и Дейдре Найт. Их добровольно принятая на себя миссия заключалась в...
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconAnnotation Обаятельный и проницательный Эркюль раскрывает двенадцать...

«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconКристоф Гранже Братство камня Первые знаки На все про все у Дианы Тиберж было сорок восемь часов
Потом ей останется только проделать обратный путь и в понедельник вечером улететь международным рейсом в Ларине. Разница во времени...
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconКристин Каст Клятва Дракона Дом ночи 9,5 Перевод любительский с сайта...
Дом Ночи… до того, как она набралась сил для сражения с Тьмой, и Дом Ночи был разделен…была Клятва Дракона, захватывающая история...
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconГаррингтон Эмерсон "Двенадцать принципов производительности"
Его труд "Двенадцать принципов производительности" привлек к себе внимание специалистов и предпринимателей не только в сша, но и...
«Двенадцать часов ночи, и все спокойно!» iconРабочая программа дисциплины конфликтология Направление подготовки...
Объем трудоемкости: 5 кредитов (180 часов, из них. 50 часов аудиторной нагрузки, 4 ч. Кср, 126 часов самостоятельной работы)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница