Ярослав Коваль Магия госбезопасности


НазваниеЯрослав Коваль Магия госбезопасности
страница1/28
Дата публикации29.10.2013
Размер3.8 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28





Annotation


Мир изменился, на Землю вернулась магия, и привычному укладу жизни пришел конец. В условиях наступившей следом анархии власть захватить смогли те, кто первым освоил новообретенные способности. В их числе ОСН – государственная Организация Специального Назначения.

Жизнь не стоит на месте, новое искусство развивается, и вот оно уже преподносит сюрпризы новоявленным чародеям, лишь недавно получившим в свое распоряжение сверхъестественные силы. Представители ОСН сталкиваются с новой, непонятной им магией, и нужно приложить немало усилий к тому, чтоб понять, есть ли способ справиться с ней, где ее источник, и можно ли повернуть неожиданную проблему себе на пользу. Сотруднице ОСН Виктории Бельской по прозвищу Кайндел предстоит отыскать решение, не забывая при этом о смертельной опасности, преследующей ее по пятам. Однако и враг может внезапно превратиться в союзника, если гибель грозит обоим.
^

Ярослав Коваль

Магия госбезопасности


В Ленинградской области спешило радоваться жизни до предела наглое в своей роскоши, оголтело-гостеприимное бабье лето. Иван-чай заполонил собой все влажные, открытые солнцу клочки земли, спешил отцвести и отплодоносить, обеспечить своему растительному народу благоденствие на занятых землях. В сумрачных еловых лесах стало светло и весело, а озерца и реки выглядели столь соблазнительно, что в них тянуло плюхнуться хоть и в одежде. Городские жители ругались последними словами на садовый инвентарь, и обсуждая урожай, выжатый со своих клочков земли, чувствовали себя истинными селянами. А селяне спали по ночам от силы три часа. Все остальное время – работали на полях.

Но все это было для Кайндел лишь абстрактным фактом, результатом усилий ее воображения, потому что ничего подобного вокруг себя она не видела. Если в ее родном мире еще толком не успело закончиться лето, то здесь, в Иаверне, зима держала природу в своей полной власти.

Курсантам ОСН даже не дали толком справить Новый год, хотя гипотетическое первое января тут уже миновало. Под утро следовало, как всегда, в семь утра явиться в тренировочные залы, и на негромкий, но уверенный ропот своих подопечных Офицер, заменявший здесь Шреддера, сперва просто с многозначительной угрозой свел брови, когда же это не помогло, ответил:

– Ну вы совсем, блин, озверели, господа курсанты. Два раза праздновать Новый год – не жирно ль будет?

Ему не решились возражать. С этим человеком вообще трудно было спорить. Стоило ему перевести на бунтовщика свой суровый взгляд, как желаемое сразу казалось незначительным, и хотелось со всем согласиться. Поэтому свое недовольство курсанты постарались упрятать поглубже.

Единственные, кто не понял, чем недовольно большинство, – иномиряне. Горо вообще обожал тренировки, он и в привычные для него праздники не забывал тренироваться, Лети была тиха и незаметна, а иавернцы просто счастливы от того, что находятся в родном мире. Правда, самый любознательный из них, Аданахаур, спросил у Кайндел, почему все так огорчены. Ее ответ превратился в развернутую лекцию о традиционных праздниках ее родного мира, их постепенном преобразовании в современные и причинах этого преобразования. Двое других иавернцев, которые подошли послушать (они ведь всегда держались вместе, уже привыкли к этому в чужом для них мире и продолжали здесь), вернее, один из них – Федеван Черный – заметил, что у них в Иаверне тоже есть подобный праздник.

– Конечно, – немедленно ответила девушка. – Каждый из наших современных праздников уходит корнями в глубокую старину, где люди были слишком ответственными и занятыми, чтоб устраивать празднества на пустом месте. Большинство праздников так или иначе привязаны к сельскохозяйственному календарю, то есть к переломным моментам сезонного цикла. Это естественно, потому что даже если отдельно взятое племя, празднующее эти праздники, не сеяло и не жало, все-таки сезоны имели для них огромное значение. К примеру, весной рыба идет нереститься, летом тепло и легче добыть зверя, а во время зимней охоты надо точно знать, когда стемнеет. Поэтому главный зимний праздник – это, как правило, празднество, знаменующее тот самый момент, когда зима, символизирующая смерть, все-таки сдает позиции, и начинается путь к возрождению природы и мира. Прежде Новый год у нас праздновался в канун зимнего солнцестояния, отмечая самый короткий день в году. Потом немного сдвинулся относительно официального календаря.

Федеван, внимательно выслушавший ее лекцию, покивал головой.

– Именно так. Наш зимний праздник тоже отмечает самый короткий день в году. Перелом зимы. – И, поразмыслив, добавил: – Наши народы похожи.

Иаверн поразил Кайндел тем, что сперва показался миром чрезвычайно комфортным и даже родным. Правда, это ощущение почти сразу развеялось, и стало ясно, что место это странное и незнакомое. Даже, пожалуй, совершенно чуждое уроженцам ее родного мира.

Здесь царил своеобразного вида феодальный строй и рабство, впрочем, с довольно патриархальными традициями и установлениями. Курсантов и офицеров ОСН поселили в огромном замке правителя одной из областей, и здесь они имели возможность наслаждаться всеми благами того образа жизни, который вела верхушка местного общества. По утрам служанки подавали каждому из них горячее питье (так тут было принято), ни одному из гостей не приходилось ухаживать за своими комнатами и одеждой, растапливать огонь в каминах (в замке имелось центральное отопление, но в самые сильные холода тепла и уюта добавлял живой огонь), готовить еду.

Утром курсанты спускались в большой тренировочный зал со стеклянной стеной и потолком, устланный плотными овечьими коврами, завтракали и обедали в большой столовой, где после них ели бойцы правителя, а после них – слуги. Свободное время можно было проводить в зимнем саду, где росли диковинные растения и цвели необычные цветы с густым запахом, гулять вокруг замка. Можно было ходить по замку, заглядывать на кухню, в парадные залы и библиотеку, во многие другие помещения, но выходцы из другого мира почти никуда не ходили. В лабиринте помещений замка запросто можно было заблудиться, особенно с непривычки, а поскольку никто из них не знал местного языка, после подобной прогулки элементарно не смог бы добраться обратно до своих комнат.

Кайндел, пожалуй, была единственной, кто регулярно ходил в замковую библиотеку. Правда, не за книгами, конечно, потому что, как и все остальные, языка и местной письменности не знала. Даже самого лучшего из составленных ею заклинаний перевода хватало только на то, чтобы понять подписи к рисункам. Именно их она и рассматривала. Гравюры и цветные миниатюрки были выполнены в своеобразной манере, немного напоминающей египетскую – обязательный определенный поворот туловища и головы, неизменная статичность. Правда, при всем при этом изображения были вполне наглядны и казались живыми.

За первую неделю жизни здесь девушка выучила около десятка слов местного языка, за вторую – почти сотню, дальше дело пошло веселее. Приходилось прилагать изрядные усилия, настойчиво вызывать служанок на диалог (они же все норовили молча сделать свое дело и удалиться), расспрашивать двоих наставников военного дела, худо-бедно знающих русский. Эти оказались столь же неразговорчивы, как и прислуга, пользовались чужим языком лишь тогда, когда надо было рассказать о каком-то сложном приеме обращения с оружием, а попытки Кайндел побеседовать на посторонние, не учебные темы сперва воспринимали с недоумением, даже враждебно. А если все-таки отвечали, делали это крайне лаконично, сухо, сдержанно.

Девушка действовала упорно и настойчиво, но отлично понимала, что говорить на языке Иаверна начнет не скоро. Однако воспринимать общий смысл того, что говорили окружающие, она начала уже к середине первого месяца жизни здесь. Изучение языка методом погружения в среду именно тем и хорош, что человек, оказавшийся в обществе иностранцев и вынужденный тесно контактировать с ними, поневоле настраивается на общий с ними ритм мышления. Это вопрос психологии, подобное явление сложно объяснить иначе, однако факт остается фактом. Возможности любого человека индивидуальны, но Кайндел, помимо всего прочего, от природы была очень музыкальна, поэтому оттенки чужой речи стали прозрачны для нее намного раньше, чем для многих других ее соучеников.

К тому же ее задачу облегчали навыки работы с информацией. Конечно, большинство местных обитателей были очень замкнуты, и лишь сильные эмоции она способна была безошибочно прочесть по их скудной мимике и жестикуляции. Но, возможно, проблема заключалась в том, что это все был совсем чужой народ, совсем иные привычки и традиции. Даже простые служанки, что бы ни случилось (хоть суп им на платье опрокинь), только безразлично улыбались и не меняли тона. Что уж говорить о воинах.

Она быстро поняла, что воины здесь занимают главенствующее положение. Чем выше было мастерство воина, тем большим почетом и уважением он пользовался. Правитель же, которого Офицер именовал «лорд Иедаван», считался если не самым лучшим бойцом в своей области, то по крайней мере одним из лучших (из-за проблем с языком Кайндел так и не сумела выяснить этот нюанс).

Она видела его всего пару раз. Лорд приходил на занятия и, остановившись у двери, смотрел, почти не мигая, на курсантов, и через некоторое время уходил. Кайндел не знала, почему Один (или кто там решал этот вопрос) отправил ее и всех ее одногодков учиться в Иаверн. Только ли потому, что здесь им могли дать самые лучшие и самые неожиданные навыки владения мечом? Или у этого был какой-то другой резон?

Разумеется, их обучали не только владению оружием, но и магии, и рукопашному бою, читали лекции по тактике, стратегии, обращению с военной техникой, медицине и уйме других важных тем. Но перекос в пользу физических нагрузок прослеживался. Для тех из курсантов, кто демонстрировал явное отсутствие большого магического дара, и для тех, кто, наоборот, был даровит, но и сам справлялся с многими теоретическими вопросами, сокращали лекционные часы, давали возможность заниматься самостоятельно.

– Тебе, Кайндел, вообще повезло, – сказал Офицер, когда она решилась полюбопытствовать у него, почему их учат здесь, а не на родине, – что в Питере сейчас спокойно. Воспринимай обучение здесь как небольшой отдых персонально для себя. Если бы Алый Круг активизировался, тебя немедленно истребовали бы обратно, трудиться на источниках энергии.

– Это я понимаю, – терпеливо ответила она, зная, что если Офицеру не захочется отвечать на ее вопрос прямо, то добиться чего-то она не сможет. Поэтому придется довольствоваться тем, что есть.

– Что же касается причин, почему курсантов обучаем именно здесь, так это значительная разница в течении времени здесь и в нашем родном мире. Здесь время идет несколько быстрее, так что вы за тот же временной отрезок (относительно Петербурга и России, конечно) сможете усвоить намного больше знаний и приобрести больше навыков. Все ясно?

– Так точно, – по-военному четко произнесла Кайндел. – Но местным-то обитателям какая выгода от нашего обучения здесь? Почему они на это согласились?

– Это их с Одином дела, – уклончиво ответил ее собеседник, и девушка поняла, что настаивать нет смысла. И так понятно, что речь идет о каких-то поставках, то есть о чисто торговых делах. И уже неважно, кто, что и кому поставляет. – Их с Одином и Политиком.

– Все ясно.

– Отправляйтесь на занятия, курсант!

Но, надо признать, здесь она чувствовала себя даже немного лучше, чем на родине. Воздух в Иаверне был почище, посвежее, намного больше свободного пространства, и по утрам можно было выглядывать на балкончик подышать хоть и морозным, но очень приятным ветерком, наносимым с запада, с занятых лесом областей. Замок, как почти везде, где имелись к тому возможности, был построен на каменистом скальном основании, и возносился над ландшафтом, как одинокая гора над равниной. Ему доставалась самая щедрая порция ветра со всех сторон света (но, правда, стены были сложены со знанием дела, и потому замечательно держали тепло), и больше всего солнца. Он царствовал над селеньями и городишками, которые можно было разглядеть с вершины замковых башен, точно так же, как его владелец полноправно распоряжался своей областью.

Перед ним никто не сгибал колен, даже голову не склоняли, но Кайндел сразу поняла, какой огромной властью он обладает, как внешней, так и внутренней. Мало что ей удавалось прочесть по его лицу, и даже тому, что прочла, впервые в жизни без особой на то причины решила не поверить. Потому что в его взгляде – фактически единственном прямом, внимательном взгляде за все время ее здесь пребывания – девушке почудился интерес.

Но отношение правителя к ней по большому счету ее не касалось совершенно, поэтому она и не стала забивать себе этим голову.

Куда важнее были занятия магией и обстановка в Петербурге.

Первый раз из Иаверна ее вызвали через три недели. Ничего важного – просто несколько вопросов, а заодно проверка состояния двух магических источников. Снова был крайне неприятный переход между мирами (Кайндел казалось, что ее тянет и скручивает, размазывает между пространствами, но при этом отлично знала – для нее этот переход куда менее болезнен, чем для остальных). Но зато она намного быстрее, чем остальные, приходила в себя после всего этого.

И здесь, когда перед глазами рассеялось, она еще заметила Вадима, парня из техномагов, который обычно контролировал процесс перехода из мира в мир (межмировой телепортацией пока занимались только техномаги, их монополию никто еще не сумел нарушить). Он помахал ей рукой, как только заметил, что она открыла глаза, и, свернув переносную технику – ноутбук с присоединенными к нему техномагическими приспособлениями, похожими на абстрактную скульптуру в стиле модерн, – поднялся. Потому его и не замечали остальные курсанты, что к моменту его ухода едва ли могли открыть глаза, а уж понять, что вокруг происходит – тем более.

Ее прихода в себя ждали Роннан и Шреддер. Они же помогли ей подняться с дивана, куда ее уложил Вадим, и подвели к окну.

– Жарко-то как! – выдохнула девушка, стягивая с себя теплую куртку.

– Конечно, после зимы, – согласился Эйв. – Пива хочешь?

– А можно? – удивилась она.

– Немножко – можно.

– Тогда зачем же вы меня сюда вытащили?

– Тебе Роннан объяснит. – Куратор курсантской группы достал из холодильника трехлитровую бутыль самодельного пива, отлил в кружку, протянул Кайндел и, к ее удивлению, поспешно вышел из комнаты.

Девушка подошла к открытому окну, выглянула наружу. Внизу серой лентой в черных заплатках тянулась набережная, ветер морщил водяное полотно канала, и солнце преломлялось в мириадах чешуек мелкой ряби, ровной, будто огранка кристалла. На той стороне качали кронами тополя, и за оградой детского садика возились в песочке и просто грязи малыши всех возрастов от самых крошечных и до «предшкольных».

Комнатушка, куда ее перетащило из мира Иаверна, была, как и все офисы в здании ОСН на канале Грибоедова, очень бедна мебелью – компьютерный стол, кресло, узенький диванчик, на котором сейчас с ворохом бумаг разместился зам главы Организации, а раньше были разложены техномагические приспособления для телепортации. На широком подоконнике ждало блюдо с салатом и бутерброды с копченой рыбой – после межмирового путешествия обязательно следовало подкрепиться.

– Так что произошло-то? – спросила она, жуя.

– Пришла в себя? – уточнил Роннан, поднимая голову от бумаг. – Отлично. Можно еще чая попросить, если хочешь.

– Нет, нормально…

– Ситуация такова – наши специалисты тут занялись установкой стационарного портала между Выборгом и Петербургом. Не без помощи техномагов, надо признать, нам пришлось расплачиваться с ними энергией из твоего источника. Сама понимаешь…

– Понимаю, – согласилась девушка. – Один говорил мне об этом. Разумный путь. А что случилось-то? Иссякает энергия?

– Вроде того, – заместитель главы ОСН был хмур. – Причем иссякать энергия стала не из выборгского источника. А из петергофского. Что едва ли можно объяснить напряжением, ложащимся на него из-за возведения и эксплуатации телепортационной системы.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconAnnotation Ранний рассказ Ярослава Гашека Ярослав Гашек notes1 Ярослав...

Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconБ. Малиновский Магия, наука и религия
Вспомним хотя бы ту покоряющую силу, какой обладают слова «магия», «чары», «колдовство», «волшебство» в поэзии, где их эмоциональная...
Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconЛет питер спэнн от нищего до мульти­миллионера! • Магия богатства
За 7 лет — от нищего до мультимиллионера!: Магия богатства/ Пер с англ. Е. Г. Богдановой.— М.: Рипол классик, 2004.— 224 с— (Законы...
Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconКарлссон Т. К 23 Руны и нордическая магия / Томас
Руны исцеляют, руны возвращают жизнеспособность растениям, руны охраняют здоровье и успех, руны предсказывают будущее. Нордическая...
Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconДжоанн Харрис Рунная магия Серия: Руны 1 Scan: Ronja Rovardotter;...
Мэлбри верят, что такая метка – «ведьмина руна», как ее здесь называют, – является символом старых богов, знаком магии. А это, как...
Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconИздание 2-е дополненное и переработанное Ответственный редактор доктор...
Г 16 Германский фашизм. Изд. 2-е, доп. М.: Наука, 1989. — 352 с, ил. Isbn 5-02-008986-9
Ярослав Коваль Магия госбезопасности icon25 сентябрь, среда
Квартетные собрания. Встреча первая. Исполнители: Shushan-квартет в составе: Шушан Шамирян (скрипка), Александр Хирный (скрипка),...
Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconАнкета участника магия Силуэта Номинация

Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconКафедра международных отношений о. И. Брусиловская, И. Н. Коваль
Методическое пособие содержит изложение дат и событий, связанных с историей международных отношений с сер. III тыс до н э до сер....
Ярослав Коваль Магия госбезопасности iconЯрослав Гашек Бравый солдат Швейк в плену ocr busya
Вон куда ты забрался, мой бравый солдат Швейк! Имя твое упомянуто в «Народной политике» и других официальных органах с присовокуплением...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница