Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика»


НазваниеКнига может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика»
страница5/12
Дата публикации26.10.2013
Размер1.72 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Философия > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Воспитание «сценической наивности» -

важнейший элемент обучения

актерскому мастерству

Заметили ли вы, что те актеры и особенно актрисы, которые не любят перевоплощения и всегда играют от своего имени, очень любят быть на сцене красивенькими, благородненькими, добренькими, сентиментальными?.. Характерные актеры, напротив, любят играть мерзавцев, уродов, карикатуры, потому что в них резче контуры, красочнее рисунок, смелее и ярче скульптура образа, а это сценичнее и больше врезывается в память зрителей.

Характерность при перевоплощении — веяикпм вещь. А так как каждый, артист должен создавать па сцене образ, а не просто показывать себя самого зрителю, то перевоплощение и характерность становятся необходимы всем нам.

^ Другими словами, все без исключения артисты творцы образов — должны перевоплощаться и быть характерными.

Не характерных ролей не существует.

К. С. Станиславский 7)

7)Станиславский К.С. Работа актера над собой. Ч. II. М.: Искуство,1951. С.433.
Этот завет К. С. Станиславского стал законом нашей театральной педагогики. Однако раздаются голоса актеров и режис­серов, которые считают, что «перевоплощение» в современном театре не требуется, нужны другие средства выражения — «нужен типаж», Такого рода мнение можно слышать от тех, кто либо не любит беспокоить себя серьезной работой, либо не Владеет методом «перевоплощения».

А что скажет зритель? «Театральный зритель хочет, чтобы его «обманывали», ему приятно верить сценической правде и забывать, что в театре игра, а не подлинная жизнь. Зрителя можно подкупить только подлинной правдой и верой в то, что делается на сцене».
^ 8) Станиславский К. С. Работа актера над собой. Ч II М.: Искусство, 1951 С. 206.

Всем известно высказывание В. Г. Белинского о Щепкине: «Образ Полония слился с лицом Щепкина так же, как образ Гамлета слился с лицом Мочалова. Да, Щепкин до конца понял коварного царедворца. Это был его незыблемый завет самому себе и своим ученикам». Сам М. С. Щепкин, сравнивая собственную игру в ролях Скупого и Фамусова, говорил так про первую: «То иное дело, то страсть, доведенная до высшей точки. А Фамусов — живой человек, среди нас ходящий, московский барин, каких много. А я, актер, обязан сделать одного так, чтобы он был похож на всех, чтобы каждый мог подумать: «Да, я его знаю, это наш Иван Иванович» 9).
^ 9) Бать Л. Великое призвание. М.: Детская литература, 1972. С.232.

Выработка навыков перевоплощения накладывает большую ответственность на театральную школу. По-видимому, в процессе обучения у нас еще недостаточно уделяется внимания элементу «сценической наивности». Между тем именно она помогает возникновению правды на сцене и оберегает ее от разрушения, служит первоначальным этапом в работе над образом и основой всякой характерности - как «внутренней, так и внешней». Это очень важный элемент, помогающий про­цессу перевоплощения.

Как известно, фундамент «всей» актерской науки закладывается с первого курса обучения в театральном вузе. «Сценическая наивность» занимает в этой науке важное место, хотя и незаслуженно оттеснена на скромную роль, порой почти не изучается и не тренируется. К нему обычно и позже не возвращаются, хотя элемент «сценическая наивность» оставляет у студента на всю жизнь радость воспоминания об учебе на первом курсе.

Цель нашей работы — попытаться дать обоснование и методику обучения элементу «сценической наивности», как одного из главных путей к раскрытию образа и овладению им в процессе перевоплощения.


1

^ Вот когда вы дойдете в искусстве до правды и веры детей в их играх, тогда вы сможете стать великими артистами.

К. С. Станиславский 10)

10) К. С. Станиславский. Работа актера над собой. Ч.I/М.: Искусство, 1951. С.182

Работа над «сценической наивностью» включает два основных этапа, тесно связанных между собой. Первый, предварительный — «создание самого себя», следующий, главный — «создание персонажа в самом себе» — то, о чем М. С. Щепкин говорил: «влезть в шкуру действующего лица», иными словами — жить логикой его поступков и чувств, мыслить его мыслями. Быть «в шкуре» — значит создать другого человека в самом себе, «зажить» им, воплотиться в нем душой и телом. Создать живого человека, а не его подобие, быть самому этим живым человеком.
«...В плоскости реальной действительности, — указывал К.С.Станиславский, — подлинная правда и вера создаются сами собой, но на подмостках нет действительности и там происходит игра, там создание веры и правды требует предварительной подготовки. Она заключается в том, что сначала правда и вера зарождаются в плоскости воображаемой жизни, в художественном вымысле, а потом они переносятся на подмостки».11)
11)Там же. С. 179.
Таким образом, чтобы вызвать в себе подлинную правду и воспроизвести ее на сцене, надо поверить в предлагаемые обстоятельства.

Все люди обладают «наивностью», т. е. заложенным природой умением поверить в любое обстоятельство, особенно проявляется это в детском возрасте. Дети все, без исключения, обладают таким качеством, но с возрастом постепенно теряют его. Для примера можно привести появление Деда Мороза, приносящего подарки под Новый год. Дети долго верят в его существование, но, подрастая, теряют эту веру — они уже знают, что Деда Мороза нет, а подарки под елку кладут родители. И только дети с природой актера продолжают более продолжительное время воспринимать наивно существование Деда Мороза, так же как они способны поверить любому рассказу.

...Девятилетняя Маша просила родителей под Новый год уехать на дачу, «потому что дача стоит в лесу и Деду Морозу легче будет прийти на елку, - - в городе он, пожалуй, может ее не найти, подарков тогда не будет». До этого семья обычно встречала Новый год на даче. Однако на сей раз в силу обстоятельств все остались в Москве и, чтобы не разрушать веры дочери, подарков под елку не положили. Утром, проснувшись, Маша побежала к елке, но ничего там не увидела. Огорченная, он упрекнула: «Вот видите, я же

говорила, что Дед Мороз нас не найдет. Я же говорила, что надо ехать на дачу!»

Наиболее одаренные индивидуальности в актерской профессии сохраняют эту детскую «чистоту души» и во взрослом состоянии. Такова уж актерская природа, которая сразу, наивно, без предварительной подготовки способна возбудить веру в любое обстоятельство, болеть вместе с тем, у кого болит, страдать с тем, кто страдает словом, обладает качеством сопере­живания. Основа для этого должна быть заложена от рождения, как и вообще актерский талант.

Природа наделяет человека определенными чертами, которые помогают найти себя в той или иной профессии, том или ином деле. И, конечно, природный дар помогает стать подлинным творцом в любимой работе. Актера в этом смысле природа отличает тем, что дает ему «наивность», т. е. качество, способное помочь развить в себе чувство правды и веры, способности со­переживать. И чем глубже «наивность», тем талантливее актер.

Разумеется, когда мы говорим, что эти качества необходимы от рождения, подразумевается необходимость открыть их в актере, укрепить путем постоянного тренажа и таким образом превратить в профессиональные качества. Чтобы добиться цели, прежде всего, важно воспитать внутри себя «серьез» — черту, крайне трудно формируемую, но совершенно обязательную. Без «серьеза» внутри себя актерская профессия смысла не имеет и создать, родить в себе, внутри себя образ, зажить жизнью сво­его персонажа — нельзя. Все быстро рассыпается, правда жизни нарушается и уступит место фальши, иногда очень яркой, схожей с правдой, способной в первым момент и обмануть, но фальши. Как музыкальный инструмент, если нет настроя, фальшивит, так на сцене и актер фальшивит, если позволит нарушить в себе серьезное отношение к тому, что делает. «Сценическая на­ивность» поддерживает веру артиста в действительность и важность того, что происходит на сцене, - в естественность переживаемого. Наивность — свойство непосредственно, без рас­суждений воспринимать впечатления и жить ими. Чем больше наивность в актере, тем больше чувства веры, тем легче ему поверить сценической обстановке, забыть условности театра.

Наивность и вера актера утрачиваются от скованности, чувства неловкости. Чтобы развить и укрепить «сценическую наивность», уберечь ее от разрушения, требуется определенная работа в этой области, которая ведется с будущими актерами на протяжении всех лет обучения. Начиная с первого курса, надо постоянно держать их (учеников) в среде, называемой верой, — вера рождает правдивое поведение на сцене. Тренаж этого элемента продолжается повседневно, студенту подсказываются пути, каким образом убирать рождающуюся «фальшь» в поведении и внутренних монологах, чтобы «чувство правды и веры» как можно дольше существовало в сцене с партнерами или с предметом.

Чувство наивности дает свободу богатому вымыслу и смелым действиям, рождает гамму красок, нюансов, неожиданных находок на репетициях, доставляя искреннюю радость студенту и педагогу, укрепляя веру будущего актера в успех его трудного дела.

Рассудочность убивает наивность как у детей, так и у взрослых. Важно анализировать проделанное на сцене после репетиции и спектакля, а не в процессе работы на сценической площадке. Критика разрушает «сценическую наивность» и правдивость поведения, вызывая напряжение — «зажатость», фальшивый внутренний монолог, а вслед за ним и слово, кото­рое не убеждает ни партнера, ни зрителя.

Таким образом, крепкая, натренированная «сценическая наивность» помогает актеру пребывать в заданных предлагаемых обстоятельствах, жить в логике и последовательности своего персонажа, мыслить, чувствовать, совершать его поступки, оправдывая их в себе, воспринимая партнера, делать выводы. Она позволяет создавать внутри ту базу, которая наполняет роль объемным содержанием и дает возможность проявить «жизнь человеческого духа».

Что же такое «сценическая наивность»?

Некоторые трактуют ее как «наблюдения», копирование характерных черт, даже как пародии, шутки, озорство, полезные в силу того, что это снимает «зажим», раскрепощает актера. Однако опыт показал, что все эти категории не способствуют раскрытию индивидуальности актера, они не требуют подлин­ного «серьеза». Образ, который копируют, быстро рассыпается, при этом не может быть речи о долгом пребывании в логике и последовательности поступков, в мире действующего лица. Таким образом, «сценическая наивность» - не суть наблюдения, хотя они и служат средством познания. «Сценическая наивность» - это не копирование того или другого живого объекта, не озорство, не создание пародии в интересах раскрепощения актера. Элемент «сценическая наивность» — одно из главных средств зажить жизнью персонажа, овладев его логикой поступков, характером, мировоззрением.

2

Остановимся подробнее на последовательных этапах воспитания «сценической наивности».

«Создание самого себя» складывается из формирования актера-гражданина и воспитания «внутреннего контролера» на правду и веру.

Мы воспитываем любовь и уважение к театру, выполняя завет М. С. Щепкина:

«Театр для актера — храм. Это его святилище! Твоя жизнь, твоя честь — все принадлежит бесповоротно сцене, которой ты отдал себя. Твои судьба зависит от этих подмостков. Относись с уважением к этому храму и заставь уважать его других. Свя­щеннодействуй или убирайся вон!»12).

12)Быть Л. Великое призвание. М.: Детская литература, 1972.С. 206.

Мы внедряем в сознание учеников, что прежде, чем создать какой-либо сценический образ, они призваны развить в себе необходимые профессиональные качества перевоплощения. Об этом образно сказал Уитмен: «У раненых я не пытаю о ране, я сам становлюсь тогда раненым» 13).

^ 13) Чуковский К. Мой Уитмен. М.: Прогресс, 11966. С. 21

И еще: «Доведи свое сорадование, сострадание, сочувствие до полного слияния с чужою душою, преобразись, превратись в того, о ком ты поешь или плачешь, и все остальное приложится; ты найдешь и прекрасные образы, и мудрые эпитеты, и тонко изощренные ритмы!» 14).

^ 14)Чуковский К. Мой Уитмен. М.: Прогресс, С.22.

Будущий актер должен понять, осмыслив теоретически и освоив на практике, что только его природа актера-человека позволяет выстраивать жизнь героя. Тщательно изучая его поступки, прошлую жизнь и образ мыслей, убеждения, взаимоотношения с другими персонажами, надо найти в своей природе близкие черты, слиться с образом. Это и значит, по выражению К. С. Станиславского, — найти «себя в роли» и «роль в себе».

Одно из качеств, составляющих понятие «сценическая наивность», - умение наблюдать. Развить его можно в каждом человеке с любой природой, разумеется, способном к актерскому делу. Я говорю о «способности» потому, что не все специалисты в нашей профессии обладают актерской природой.

Степень умения наблюдать открывается в студенте после первых же упражнений на внимание. Этот элемент изучается и тренируется как один из первейших. «Нет ни одной минуты в жизни человека, чтобы внимание его не было привлечено каким-либо объектом» 15).
^ 15) Станиславский К.С. Работа актера над собой. Ч.I. М.: Искуство, 1951. С. 108.
«Внимание к объекту вызывает естественную потребность что-то сделать с ним. Действие же еще более сосредоточивает внимание на объекте. Таким образом, внимание, сливаясь с действием и взаимно переплетаясь, создает крепкую связь с объектом»16).
16) Там же.
Наблюдательность, как и внимание, может быть стойкой или легкоразрушаемой. Отсюда идет привычка, не разгадав одного объекта, перескакивать на другой, т. е. быть поверхностно наблюдательным. Уметь продлить пребывание в состоянии длительного внимания и наблюдения объекта, стараясь раскрыть его черты характера и разгадать подлинную основу, очень важно для раскрытия образа.

Объектом наблюдательности может служить и сам студент-актер, который ищет в себе черты характера, поведения, поступки, близкие к характеру и поступкам персонажа. При этом исполнитель выделяет в своей природе нужное для воплощения образа, а все «негодное» отодвигает до «следующего раза», т. е. для другого персонажа, в другой жизни-роли, другой пьесы и автора.

Наблюдательности можно научиться путем постоянного тренажа не только на уроке, но и в повседневной жизни. Предположим, вы находитесь на пристани в Центральном парке культуры и отдыха им. Горького. Причалил теплоход, сходят пассажиры. Атмосфера одна, «предлагаемые обстоятельства» - те же, но какие все разные! Разные настроения, взаимоотношения, профессии. Старайтесь по внешним признакам определить профессию и характер людей, которые проходят перед вами. Этот, скажем, юрист: глаз такой пристальный и осуждающий, насмешливый, смотрящий «сверху вниз», все знающий... Внешнее поведение, поступки, отношение к окружающим, походка -все может быть пищей для развития наблюдательности. Позже, в классе, надо закрепить свои наблюдения, рассказать о них, обосновать — показать походку, жест, мизансцену, смех и т. д. И проверить внешнее воспроизведение образа товарищами, педагогом. Таким же образом можно наблюдать зверя, птицу, насекомое — все живое и даже неживое.

Главное в этом процессе - ничего не выдумывать, стараться, наблюдая, делать выводы, не фантазировать, а искать обоснование того или иного поведения в предлагаемых обстоятельствах. Наблюдая объект по жизни «тела» (жест, мизансцена и т.п.), надо пытаться проникнуть в жизнь «человеческого духа», — это верный и надежный путь к раскрытию черт характера через внешнюю характерность, которая отражает внутреннюю жизнь объекта.

Чтобы развить и укрепить «сценическую наивность», необходимо, таким образом, постоянно вести жизненные наблюде­ния. Но не только это. Важно также воспитывать сценическое поведение — умение быть серьезным, т. е. не кривляться, не говорить пустяков. И, наконец, — тренировать в себе «интерес» и «удовольствие» к сценическому воплощению героя.

Воспитывать «серьез» — значит решительно преодолевать улыбки, шутки и другие срывы в упражнениях, возникающие от неудачи или зажима, плохого самочувствия или потери веры в обстоятельства. Преодолевать с первых шагов обучения. Только так будущий актер может укрепить это качество на всю творческую жизнь. А подлинный «серьез» необходим в любой работе, в комедийном же материале — особенно.

Речь идет, понятно, о том, чтобы быть серьезным по существу, а не делать такого вида. Студенту часто хочется подражать любимому актеру, которым перед выходом на сцену держится свободно, потом «лихо» бросает все «закулисное» и идет на сцену. Между тем как раз опыт позволяет ему выходить за рамки пьесы, жить в образе и в действительной, реальной жизни, произнося жизненный текст, разговаривая с товарищами и т. д. Это умение очень трудно натренировать, но оно совершенно необходимо для овладения актерской профессией.

Именно «сценическая наивность» дает актеру такую свободу, при которой он пластично переходит от «себя» в роль и обратно. Воспитание «серьеза» как раз и направлено на укрепление «сценической наивности».

Еще одно качество, без которого немыслима актерская профессия, можно охарактеризовать пословицей: «Не так живи, как хочется, а как судьба велит». «Судьба» — это репертуар в театре. Не всегда для актера он желаемый, чаще играть приходится не то, что хочешь, а то, что надо. Отказываться в театре от роли нельзя, и подчас их распределение сопровождается обидами, претензиями актеров ко всем, кроме самого себя. Тут и кроется самый большой пробел в обучении актера: не привили ему стремление воспринимать все в театре радостно, из всего извлекать удовольствие. Другими словами, это способность любить «искусство в себе», а не «себя в искусстве».

Вот почему столь важно с первых же шагов обучения формировать у будущего актера навык во всякой работе находить для себя интерес (товарищ репетирует долго — умейте «зажечься» этим). Не допускать «угасания» удовольствия, мыс­лей: «мне это не надо», «мне это неинтересно». В театре, когда придется долго ждать на репетиции свой выход, такой навык будет спасать его от скуки, цинизма, скептицизма, зависти и других дурных черт. Воспитывая «интерес» и «удовольствие» как профессиональные качества, мы оградам молодого актера от разъедания, брюзжания, неверия, мешающих быть наивным, правдивым и верящим в любые предлагаемые обстоятельства, в свои творческие силы.

Без этих качеств невозможно овладеть актерской наукой серьезно. И оттого трудно согласиться с бытующей еще практикой, когда студенты в ходе урока-репетиции сидят, ожидая своего «выхода», не в классе, а в коридоре. Они, следовательно, остаются «вне обстоятельств», нарушают внимание праздными разговорами, заняты собственными заботами, а не тренируют персонажных черт, не слушают, что происходит в классе. Между тем ожидание своего «выхода» по ходу пьесы — это учебный процесс. Слушать, включаться в работу товарища на сцене, мысленно «переживать» по линии действия своего образа - вот путь к тому, чтобы учебный процесс на уроке не прерывался, а репетиция была полезной для каждого.

Атмосфера урока-репетиции и «антракта» имеет прямое отношение к воспитанию «сценической наивности», превраще­нию ее в навык, а значит, - - к тренажу на протяжении всех лет обучения. В «антракте» также должна продолжаться жизнь актера-персонажа,- курит ли он или завтракает, идет по коридору или отвечает на вопросы товарищей, надо находиться в кругу своей роли. Так, чтобы каждая маленькая подробность «души» и «тела» была в логике характера героя, образ которого осваивает студент.

«Сценическая наивность» поддерживает веру артиста в действительность, в естественность его ощущений.

Этап, который мы условно называем «создание персонажа в самом себе», требует основательной подготовки. Выше уже говорилось, насколько важны такие элементы «сценической наивности», как наблюдательность, внимание, «серьез», интерес, удовольствие. Их тренаж не исчерпывает, однако, всей работы, связанной с освоением «наивности». К этому надо добавить ежедневную целенаправленную, с педагогом и самостоятель­ную, тренировку эмоциональной памяти - источника сопере­живания, воображения, фантазии. Этот тренаж включает в себя создание киноленты видений, построение внутреннего монолога в общении как с предметом, так и живым объектом, осмысление логики и последовательности действий. И, конечно, работу над организацией тела, жестом, мизансценой.

Последовательность упражнений здесь условна, обычно на одном занятии охватывается и тренируется весь комплекс элементов «системы», которые взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Вся эта предварительная подготовка служит базой для утверждения «сценической наивности». Так закладывается основа характерности, раскрытия образа «для себя» и «в се­бе», возможность «влезть» в шкуру действующего лица. Это и есть путь к перевоплощению.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconУчебное пособие предназначается для студентов дефектологических и...
...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconБбк 65. 9 (4Укр)37 к 90
Книга предназначена для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов учебных заведений разной степени аккредитации...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» icon«Феникс»
Рекомендовано Академией образования РФ в качестве учебного пособия для студентов вузов
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconСправочное пособие. Сыктывкар, 2008 в справочном пособии рассматривается...
Книга предназначена для широкого круга читателей любителей природы
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconПод редакцией профессора В. Т. Долгих Рекомендовано Ученым советом...
Ситуационные задачи и практические навыки (пособие для студентов, изучающих патофизиологию) / Под ред проф. В. Т. Долгих. Омск: Изд-во...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconУчебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального...
Учебное пособие предназначено для аспирантов и студентов высших учебных заведений, а также психологов, социологов, педагогов и всех,...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconЗадани я для самоподготовк и и самостоятельной работы по патофизиологии...
Рекомендовано Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России в качестве учебного пособия...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconУчебное пособие представляет собой полный курс лекций по оператив-ной...
...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconКорреионная работа при осложненных формах детского аутизма часть II
Книга предна­значена для широкого круга педагогов-дефектологов, психологов, врачей, работающих с детьми с различными отклонениями...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconЗемельный кадастр
Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов специальности с 31 02 01-02 «географические...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница