Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика»


НазваниеКнига может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика»
страница10/12
Дата публикации26.10.2013
Размер1.72 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Философия > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

^ Принципы, заповеди, советы

Основываясь на системе Станиславского и творчески синтезируя вахтанговские традиции, Л. А. Волков, как видим, шел в театральной педагогике путем своеобразным и весьма поучительным. Имея в виду ценность его опыта для современной школы преподавания актерского искусства, мы стремились в максимально возможной степени сохранить здесь собранный фактический материал, чтобы перед читателем предстал не пересказ, а прямой язык болконской мысли.

^ Ни минуты жизни вне профессии

«Вне профессии нет жизни, — считал Л.А.Волков, — всю работу над образом переносите в свою обычную жизнь». Такое «максималистское» требование было не просто педагогической дидактикой, а глубоко учитывало творческие возможности студентов. Особенно последовательно проводил он эту линию на курсе выпуска 1965 года, который дал нашему искусству известных ныне артистов - Т. Дягтереву, И. Чурикову, В. Ере-мичева, Г. Сизова, Б. Кумаритова и др. Покажем на примере этого курса важнейшие черты методики мастера.

«Актерская профессия - дело не шуточное, и тут надо бить наверняка!» - говорил Леонид Андреевич ученикам и предложил уже с III семестра идти сложным путем для определения степени одаренности и творческого диапазона каждого. «Бить наверняка» предполагало не просто наличие способностей, а глубокое проникновение в индивидуальную природу каждого будущего актера. Чтобы не ошибиться, Волков пред­ложил новую методику обучения профессиональной технике,

начав эту работу с внешней характерности. Такой педагогический путь, на первый взгляд, казался нерациональным, он расходился с традициями школы переживания, фундамент которой — рождение характерности в результате внутренней работы. Однако, учитывая возможности студентов, руководитель курса сделал упор на поиск правды образа и в ежедневных классных занятиях, и — параллельно — в самостоятельной их работе. «Да­вайте правду, правду и правду, — говорил он. — Убирайте ложь, правда сама придет. Думайте о психологической правде, о логике поведения, тогда ничего не надо выдумывать... Существовать реально — это удовольствие. Превращение неправды в правду есть творчество, и от этого вы должны получать удовольствие». По совету Волкова, педагогический коллектив курса расширил рамки учебного процесса, который стал складываться из двух частей: тренажа в классе и наблюдений за самостоятельной работой студентов вне аудитории в коридорах, столовой училища и т. д. Порой это приводило даже к курьезам. Так, один из студентов (В. Еремичев) ходил повсюду с гордо поднятой головой, едва отвечая незаметным кивком на привет­ствия. От преподавателей поступили жалобы: дескать, он ведет себя заносчиво. Волков просил временно не обращать на это внимания, ибо студент работает над ролью короля из «Звезды в Севилье» Лопе де Вега и стремится оставаться в образе.

Курс был захвачен увлекательной работой, ученики и в классе, и вне его старались выдерживать, «обживать» заданные рисунки своих ролей, отыскивая правду жизни. Заметим, что Волков сразу задал каждому рисунок внешней характеристики образа. И, отталкиваясь от этого, студенты проникали вглубь его содержания. Большинство выдержало ответственное испытание, за исключением немногих, которые впоследствии изменили профессию.

Однако это была не единственная методика, годная на «все случаи»: творческие задачи требовали гибкого педагогического подхода. Приступая к работе над «Мещанами» М. Горького, руководитель курса заявил, что теперь она будет построена совсем по-иному и предложил ученикам «идти от себя» — как известно, это сложнейшее положение в искусстве актера. Над чем бы студенты ни трудились — сценой, актом или всей пьесой, они должны были переводить жизнь персонажа в свою повседневную. Очень редко, но слышался протестующий ропот: «Неужели я всегда обязан так жить?» На что Волков отвечал: «Да, всю жизнь, а если не хотите или не можете, занимайтесь другим делом, наше требует полной самоотдачи, непрерывного вживания в заданный образ. „Влезть в шкуру" действующего лица не просто».

Умение сочетать жизнь и сцену, постоянно быть в кругу жизни своего персонажа, считал он, отличает в нашей профессии человека талантливого от просто способного. «Воспитывайте в себе это ценное, редкое качество»,- постоянно говорил профессор ученикам.

Работая над пьесой М. Горького «Варвары», педагоги и студенты «жили» в «городе Варвары». Педагоги обращались к вос­питанникам по именам и отчеству их персонажей, следя за тем, чтобы на любой вопрос следовал ответ в образе. «Надежда Поликарповна, — говорили к примеру, студентке Н. Кочетовой, -пожалуйста, пройдите в костюмерную, узнайте, когда примерка костюмов». (Она должна была идти туда в образе Надежды.) Или: «Сергей Николаевич (студент Б. Клюев), вы опять изволи­ли опоздать на 15 минут. Предупреждение для вас — последнее. Заниматься не будем». «Василий Иванович (студент С. Ремизов), вы обязаны следить за дисциплиной. Подайте рапорт в учебную часть на господина Цыганова». «Дорогой господин исправник (студент С. Барабанщиков), вы не в образе покло­нились. Поклонитесь еще раз. Каблуками пристукнули тоже не в образе, попробуйте снова — он же должен делать это с лихостью, раз хочет нравиться женщинам». И так далее.

Весь курс работал увлеченно, и спектакль удался. «Варва­ры» был последним спектаклем Леонида Андреевича, которым он завершил свою педагогическую деятельность в училище, по его выражению, «отданную зрителю».

^ Не ждать, пока научат,

учиться самому!
Это тоже слова Л. А. Волкова, выражающие одну из его творческих заповедей, обращенных к ученикам. Каждый день, -говорил он, — надо знать, что еще можно сделать, чтобы приблизиться к профессии. Безвольного актера быть не может. Чтобы родить новое лицо, нужна огромная воля: «Я должен это сделать!» Леонид Андреевич настоятельно требовал от студентов именно воспитания творческой воли: «Пойду на сцену ради конкретной цели».

Утверждение волевого начала в будущем актере составляет, по Волкову, грань педагогического процесса. С первых же уроков в классе были поставлены две ширмы, которые обозначали сцену. Еще сидя на месте, ученик должен был взять прицел на какое-то дело, к примеру - пойти на сцену научиться жонглировать и потом научить этому товарища. Естественно, тут нужно было мобилизировать свою волю. Внутренне осо­знав цель и живя этим, он шел за ширму, чтобы направить свою мысль («сделаю дело и уйду»), выходил, жонглировал и удалялся за другую ширму. Обдумав, успешно ли прошло дело, он возвращался на место, по дороге, если надо, подбадривал себя: «Ничего, сегодня не удалось, завтра получится лучше. Все равно научусь». Такой тренаж приносил хорошие

результаты.

«Актер, — считал Волков, — должен почувствовать в себе сильную натуру, заставить себя жить мыслью: „Буду воле­вым!"». А что это за процесс становления воли для исполните­ля? Волевой человек — значит в данном случае волевой «глаз». Как же воспитать «глаз», в котором есть содержание: «Я сильный?» Здесь важно видеть прямую связь с процессом создания внутреннего монолога. Когда Леонид Андреевич говорил «нако­пить глаз», он имел в виду накопление внутреннего монолога, который непременно отразится во взгляде.

Воля воплощается во внутренней организованности. «Актеру ошибиться нельзя, ибо он выходит на сцену один раз. Он должен быть организованным». Развивая эту мысль, Волков снова и снова наставлял учеников: «Важно научиться распоряжаться собой. Половина актерской работы состоит из самоопределения. Подобно тому, как другие художники преодолевают сопротивление материала: скульптор — мрамора, живописец -цвета, серости полотна, актер с волевым началом настойчиво „обрабатывает" себя. Знаешь, что надо делать, а не удается, - повтори, но преодолей безволие тела. Чувствуешь, что ошибаешься, - остановись и заставь себя сделать иначе, наметь дорожку, по которой пойдешь. Это и есть тренировка воли, внутренней организованности». Речь шла, таким образом, о ясной логике и последовательности поступков для выполнения любого творческого задания.

Подлинная организованность невозможна без серьезного отношения к делу: «Актер должен быть всегда серьезным. Преодолевать себя, делайте дело без улыбки, серьезно». Отмечая это, руководитель курса с первых же уроков объявлял жестокую борьбу с «улыбками», считая, что они разрушают внутренний «серьез», а следовательно и организованность. «Всегда контролируйте, почему вы улыбаетесь. Улыбка — это чаще всего от конфуза, надо избавляться от смущения». Он много раз возвращался к этой мысли, утверждая: «Актер должен быть серьезным, иначе трудно понять, кто улыбается — персонаж или актер?»; «Кто ищет содержательное, тот не смеется»; «Большой актер играет лучше, ибо он серьезен. Серьезность надлежит упражнять каждый день».

В ряд с этими необходимейшими качествами Л. А. Волков ставил еще одно: «Актер должен быть наблюдательным. Учитесь наблюдать, чтобы волноваться полученными впечатлениями и хотеть играть. Если наблюдать и анализировать материал наблюдения логически, этим актера не зарядить. На­до увидеть и захотеть сыграть, а фантазия подскажет вам, как именно». Увидеть, по его мнению, — значит родить живое отношение к объекту, услышать - воспринять мысли, которые идут от объекта в ответ. Для этого прежде всего необходимо организованное внимание. «Надо уметь разгадать маленький кусочек жизни. Угадать — в этом сила искусства. Наблюдайте без собственных переживаний, ибо они мешают наблюдению, а полученные наблюдения „прогоните" через свою душу. Попробуйте разгадать и проиграть это». И еще: «Актер должен вспыхнуть от материала, когда тот попадает ему в руки, приучиться думать сердцем... Ничего не выдумывайте, а наблюдайте жизнь и переносите ее на сцену».

В актере впечатляет уверенность — так Леонид Андреевич оценивал качество, которое тоже стремился развить в учениках. «Не нервничайте, тогда к вам будет больше доверия. Будьте убедительными, а не взволнованными. Актер должен чувство­вать себя правым, и это надо тренировать на каждом занятии, чтобы доказывать, быть убедительным не волнением, а мыслью, логикой».

Но всегда ли это возможно — чувствовать себя правым, если, скажем, создаешь образ отрицательного героя? — спрашивали студенты. «Актер всегда прав, — отвечал Л. А. Волков. -Даже играя отрицательный персонаж, надо считать себя правым, находить для себя оправдания. И отстаивать свою правоту все 100 процентов... Все отрицательные роли должны играться сугубо положительно, ведь в жизни отрицательные люди себя не рекламируют».
^ Между актером и персонажем нет грани

Руководитель курса постоянно подчеркивал: «Никаких переходов от актера к персонажу. „Серьез" актера углублен сосредоточенностью, искренностью, увлеченностью». И говорил студентам: «Как понять, почему персонаж ведет себя тем или иным образом? Для этого прежде всего важно осознать: кто я такой, понять природу персонажа. Иными словами, собрать конкретные качества, которые придется играть, знать, что о нем говорят другие герои пьесы и кто именно, ощущать это мнение, переживать его. Актер должен уметь волноваться мыслями персонажа, сделать его заботы своими, лично себя касающимися. Воспитывайте в себе умение мыслить в образе и все желания только в образе. И не только мыслить, но еще и способность себя проверить».

Каков же путь к такому умению? Волконские советы помогали им овладеть. «Разработав линию поведения персонажа, - говорил он, — нельзя играть, прежде чем не истолковать, найдя в простом сложное». Леонид Андреевич называл это «уговорить себя на роль», имея в виду воспитать нужные черты, — к примеру, чтобы у зрителя создалось полное впечатление о герое как об очень хорошем человеке. «Обнаружив сходные черты в себе и персонаже, культивируйте эти нужные качества до страсти в ежедневном, каждоминутном тренаже, уговаривайте себя: я - такой. Никаких переходов от роли к себе и обратно. Серьезно, углубленно, сосредоточенно, искренне увлекайтесь персонажным делом».

Разумеется, актер остается всегда самим собой. Тем более искренность чувств связана не только с его внутренним содер­жанием, но и с поведением. Л. А. Волков придавал большое значение в педагогической работе тому, как держатся, выглядят будущие актеры. Манеры поведения, которые критикуются в классе, он требовал убирать и в повседневности. Говорил сту­дентам: «Преодолевайте свои недостатки, вялую походку, сумбурные движения рук и т. д.» Подчеркивая, что скульптурность, укрупненность сценического поведения усиливают воздействие актера на зрителя, терпеливо разъяснял взаимозависимость внутреннего и внешнего содержания образа, углублялся в Детали. «Ощущение положения рук — признак душевного строя. Сложенные руки - руки без дела, без интереса - ничего не выражают. У актера, увлеченного ролью, руки не бывают сложены. Надо уметь владеть телом и свободно, по надобности им распоряжаться». Понятно, это касается не только рук: «Ходить вразвалку -- как правило, означает нести такую ма­неру поведения во все пьесы... Согбенная, угнетенная спина - не сценична. Помните: по взгляду, рукам, корпусу выдается сущность каждого человека. Вот почему актер должен быть свободным, мягким».

^ Действие связываю с выстрелом

Принцип убрать все лишнее - и воплощает такую самоорганизацию актера, которая помогает добиться до его глубинной природы, понять свое истинное «я» и уметь его отличать от «кого-то». Это сложный процесс отделения «алмаза» от «пустой породы», т. е. шлифовки актерской природы. Именно на этой основе — и только на ней — актер может выстраивать жизнь своего героя.

Л. А. Волков считал важнейшим делом на протяжении обучения в театральном вузе воспитывать у студентов умение «убрать лишнее» - все, что мешает, что «засоряет» живого человека в пластике и сознании. Иными словами, развивать внутреннюю подвижность таким образом, чтобы они могли без предварительной подготовки идти на сцену и делать свое де­ло. Руководитель курса предостерегал от «лишней нагрузки», приучал думать сиюминутными мыслями, которые рождаются на базе характера и целей персонажа. «Ничего не выдумывайте, — предостерегал он при этом, — принимайте обстоятельства, как они есть на самом деле». («На самом деле» было его любимым выражением, синонимом истинной правды жизни.)

Вот почему Л. А. Волков настойчиво требовал от каждого ученика знать и понимать взаимоотношения между персо­нажами. К примеру, репетируется сцена Михаила и Захара из «Врагов» М. Горького. Сцена «не идет», исполнители «про­говаривают» текст, от всего этого веет скукой. Чем здесь можно заинтересовать зрителя? Борьба взаимоотношений, суть которой - происходящее между двумя героями. «Откройте свои мысли, — просит Леонид Андреевич, — расскажите, о чем думаете». Оказывается, мысли их далеки друг от друга. Михаил живет тем, что завод надо закрыть и этим наказать рабочих, а Захар думает — надо дружить с ними и поступить так, как поступил он с крестьянами. Нет взаимоотношений — нет и сцены. Фантазии студентов, их размышлениям задается другое направ­ление, вытекающее из отношений партнеров, приблизительно таким образом:

Пример. Михаил к Захару: «Соглашайся, или я уйду из дела. Посмотрим, справишься ли тогда? Соглашайся, по твоей вине они так распустились».

Захар к Михаилу: «Не сгущай краски. Ты плохо говоришь. И (высмеивая испуг Михаила) не выдумывай: никакого социализма нет...»

Сцена, которая не получилась, обрела живую плоть.

«Долой прогулочное состояние, — говорил Л. А. Волков. -Действие сравниваю с выстрелом: прицел, выстрел, проверка!» И объяснял: «Надо натренировать органическое состояние действия, чтобы не быть нейтральным; это значит уметь все перевести на личное, очень личное. „Хочу понять" - не действие, вот „требую объяснить" - уже действие. Можно быть действенным на любом тексте и без него; главное зацепить ло­гику борьбы, а не самого текста».

Эти общие положения переводились неизменно им на язык профессиональной конкретики: «Помните, что вы выходите на сцену ради бурного, страстного столкновения. И, следовательно, у актера вместо чувств должны быть натренированы страсти. Чувство пассивно, а страсть - действие, она безудержно толкает к определенному результату. Как же разбудить страсть? Через целенаправленную фантазию, наивность и веру. Однако зря не горячитесь, она накапливается постепен­но — сначала попробуйте действовать спокойно и лишь потом заволноваться».

Современный театр — театр действия, а не переживания. Станиславский рекомендовал не заботиться о переживании на сцене, ведь люди в жизни скрывают свои чувства. В то же время Волков предупреждал: «Не бойтесь переживания, если оно рождается от фантазии. И тогда оно тоже служит дей­ствию».
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconУчебное пособие предназначается для студентов дефектологических и...
...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconБбк 65. 9 (4Укр)37 к 90
Книга предназначена для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов учебных заведений разной степени аккредитации...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» icon«Феникс»
Рекомендовано Академией образования РФ в качестве учебного пособия для студентов вузов
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconСправочное пособие. Сыктывкар, 2008 в справочном пособии рассматривается...
Книга предназначена для широкого круга читателей любителей природы
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconПод редакцией профессора В. Т. Долгих Рекомендовано Ученым советом...
Ситуационные задачи и практические навыки (пособие для студентов, изучающих патофизиологию) / Под ред проф. В. Т. Долгих. Омск: Изд-во...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconУчебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального...
Учебное пособие предназначено для аспирантов и студентов высших учебных заведений, а также психологов, социологов, педагогов и всех,...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconЗадани я для самоподготовк и и самостоятельной работы по патофизиологии...
Рекомендовано Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России в качестве учебного пособия...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconУчебное пособие представляет собой полный курс лекций по оператив-ной...
...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconКорреионная работа при осложненных формах детского аутизма часть II
Книга предна­значена для широкого круга педагогов-дефектологов, психологов, врачей, работающих с детьми с различными отклонениями...
Книга может быть использована в качестве учебного пособия для студентов театральных училищ, а также для широкого круга любителей театрального ис­кусства. 1 -е издание выходило под заглавием «Л. А. Волков. Театральная педагогика» iconЗемельный кадастр
Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов специальности с 31 02 01-02 «географические...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница