Жертва эпохи анапа 2006-2008


НазваниеЖертва эпохи анапа 2006-2008
страница5/9
Дата публикации25.10.2013
Размер1.53 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

^ СМЕРТЬ РАТНИКА

Ратибор уже не спал. Он сидел, прислонившись к сосне спиной. Увидев, что я проснулся, сказал:

- Пошли! Нам сегодня надо много пройти.

- А что? В поселение мы не пойдём? – с нескрываемым испугом спросил я.

- Сегодня нет! Здесь помимо деревни есть места, которые стоит тебе посетить.

- А далеко идти?

- Далеко! – односложно ответил Ратибор.

- А покушать?

- Так ты что, за всю свою жизнь не наелся?

- Мы и сегодня есть ничего не будем? – спросил я

- Легче идти будет.

- У меня же сил не хватит.

- Хватит, не переживай! Пойдём!

Ратибор повернулся и пошёл. Я последовал за ним. Мы спустились к ручью, окунулись, попили водицы, и я почувствовал прилив сил. Конечно, долгая привычка есть через равный промежуток времени мешала чувствовать себя комфортно. Но, пройдя пару километров, я внезапно для себя ощутил лёгкость и отсутствие усталости.

Мы преодолевали спуски, подъёмы, шли не по тропам, держа направление на видимый ориентир, будь то вершина горы, высокое дерево или солнце. Наше движение напоминало мне полёт, я словно парил над землёй, не чувствуя тела. Время стремительно летело за нами. Останавливались мы только возле ручьёв, чтобы попить и сполоснуться.

Когда солнце уже стало клониться к горам, мы вновь вошли в лес. Немного ещё пройдя, Ратибор остановился и сказал:

- Мы почти пришли, но место, куда я тебя вёл, покажу завтра с утра. Вечер для этого неблагоприятное время.

Вновь без всякой подготовки мы легли спать. Видимо, Ратибор знал, где лучше всего спать, так как на этом месте мне тоже спалось превосходно. Мягкая хвоя служила мне матрацем, и своим запахом погружала в глубокий сон.

Мы проснулись на заре. Было холодно, но я старался справиться, расслаблялся и входил внутрь своих ощущений, становилось легче.

- Пойдём! – скомандовал Ратибор и мы двинулись вверх по склону вдоль крутого ручья.

Сперва я услышал рёв воды, потом лес расступился, и перед нами возникла каменная стена, с которой низвергался в небольшое, но глубокое озерцо двадцатиметровый водопад. Впрочем, на эту стену можно было легко залезть, выступы и небольшие террасы позволяли подобраться к водопаду на любой высоте.

- Ну что, стоило сюда идти, чтобы увидеть такое? – спросил Ратибор.

Не отрывая взгляда от низвергающейся воды, я ответил:

- Да!

- Давай на самый вверх! – сказал Ратибор.

- Давай!

И не дожидаясь Ратибора, я полез наверх по стене.

Сверху вид открылся впечатляющий: вот она вода, течёт не спеша и тихо, лишь слегка журча, и не ощутив более опоры, с рёвом срывается вниз, рассыпаясь на тысячи брызг, с шумом врываясь в озерцо.

- Давай вместе с водой, вниз! – услышал я позади себя голос Ратибора.

- Нет, я не буду! Высоко!

Я не воспринял слова Ратибора всерьёз.

- Я тебя сюда только ради этого и привёл, чтобы ты испытал полёт!

Я понял, что ошибся – Ратибор не шутил и просто так от него не отвяжешься. Он явно хочет настоять на том, чтобы я прыгнул с водопадом. Но мне даже смотреть вниз было страшно, а о прыжке и речи быть не могло.

- Так ты что, боишься? – участливо спросил Ратибор.

- Боюсь, конечно. Тут высота, наверное, метров двадцать.

- Это хорошо, что ты боишься, значит, будет что преодолевать.

- Не понял, преодолевать что?

- Как что? Страх, конечно! А прыгнуть придётся, без этого мы отсюда не уйдём! Судя по тебе, дня три мы здесь пробудем. Без еды больше ты не протянешь.

Он явно запугивал меня, и это у него получалось. «Может прыгнуть сейчас, и покончить с этим» - подумал я, но, взглянув вниз, словно в пасть смерти, мысль эту отбросил.

- А ты сам можешь спрыгнуть с водопадом? - спросил я со слабой надеждой, что и Ратибор испытывает страх.

- Смотри, - сказал он, - страх это не зло, страх помогает человеку чувствовать опасность. Но страх можно контролировать волей. Чтобы сделать мужественный поступок, необходима решимость, а решимость невозможна без целеустремленности. Здесь тебе предстоит постигнуть состояние решимости!

Ратибор отошёл от края водопада метров на десять, разбежался, оттолкнулся от стены и словно завис в воздухе, а затем стремительно скользнул вниз, расставив руки в стороны, перед поверхностью он свёл руки над головой и вошёл в воду.

- Ох…еть! - вырвалось у меня.

Через пару секунд Ратибор вынырнул и махнул рукой, предлагая последовать его примеру. Я ещё раз взглянул вниз и отрицательно мотнул головой. Мне было безумно страшно, я и думать не хотел, что нужно прыгнуть вниз с водопада. Я стал спускаться по стене.

- Не переживай, - успокаивал меня Ратибор, когда я спустился.

Он сидел на камне и обсыхал на солнце. Жестом он пригласил меня расположиться рядом с ним. Я сел на гальку, спиной облокотившись о большой валун.

- Никто не может с первого раза прыгнуть с этого водопада, - продолжил Ратибор.

- А зачем это надо?

- Чтобы научиться не раздумывая и без страха вступать в бой!

- Какой бой?

- Если ты хочешь жить, а не влачить своё существование, то вся твоя жизнь будет состоять из боёв. А в каждый бой надо вступить с решимостью. Откажешься от боя – потерпишь поражение! Прыжок с водопада даёт переживание решительности, - он сделал паузу и спросил, - мне Добрыня успел сказать, что ты чуть не сорвался в пропасть, когда вы шли сюда через перевал?

- Да! Мне кажется, я чудом жив остался.

- А что ты чувствовал на грани смерти?

- Полную беззащитность!

- Страх был?

- Я, наверное, не успел испугаться.

- Не думаю! Перед смертью время словно останавливается. Мысль ускоряется. Чувства обостряются. Если бы ты погиб, то твоя смерть была бы прекрасна!

- Что? – не поверил я своим ушам, - смерть прекрасна? Это моя смерть прекрасна?

Ратибор бросил камушек в озерцо и, наблюдая за кругами на воде, ответил:

- Страх мешает сознанию, смерть без мысли бесполезна.

- Вот те да! Ты знаешь полезные смерти?

- По крайней мере, здесь каждый пытается умереть в соответствии со стремлениями своей жизни. ^ Каждый готовится к смерти чуть ли не с рождения. В твоём мире с рождения человек начинает умирать. Чувствуешь разницу?

- Ну, может и есть разница.

- Ты задумывался: в чём смысл твоей жизни?

- Конечно, задумывался!

- И не нашёл ответа? Да?

- Да!

- А может, стоит задуматься: в чём смысл твоей смерти? – Ратибор пристально взглянул на меня, - думаю, на этот вопрос будет ответить проще!

Ратибор выдержал небольшую паузу и продолжил:

- Расскажу я тебе о смерти, на примере ратника ведической драки. Тебе близка стезя воина. А вся наша жизнь – битва. Мы не рождены для комфортного времяпрепровождения. У каждого своя задача и чтобы решить её, необходимо биться.

Так вот, смерть воина ведической драки есть неотъемлемый атрибут его стремления к цели, к победе. Смерть в этом случае не равнозначна поражению, быстрее, наоборот, со смертью ратник одерживает победу. Помнишь, мой пример с племенами «Лосей» и «Оленей»? На этом примере видно, что смерть является продолжением пути. Ты боишься смерти?

- Да! – признался я, не задумываясь.

- Согласись, ведь странно бояться смерти!

- Не соглашусь, думаю напротив, странно не бояться её!

- Но смерть неминуема! Рано или поздно любой живой организм умирает. А раз так, то бояться её глупо!

- Возможно, ты и прав, но всё же умирать не хочется.

- Да, есть тяга к жизни, и умирать никто не хочет, но есть те, кто может без страха принять смерть, при всём своём жизнелюбии!

- Кто же это?

- Тот, кто прожил свою жизнь не напрасно! Тот, кто отдал свою жизнь в бою, отстаивая свою свободу! Тот, кто умирает осознанно! Тот, кто оставил смысл своей жизни в надёжных руках своих потомках! Но те, кто жил бесцельно, кто не дорожил своей жизнью, тот боится смерти! Подсознательно они понимают, что их миссия на Земле не завершена, в этом случае смерть является как бы преждевременной. Такой человек подсознательно чувствует, что за смертью стоит пустота, растворяющая душу, словно кислота. Страх смерти в этом случае обоснован!

- Означает ли это, что и гибель нашего человеческого мира, которую готовит Сатана, надо переживать без страха?

- Конечно же! Сатана уже практически приготовил свой мир, который ждёт своего заселения. Этот мир можно, условно, назвать адом. Но! Люди, попавшие туда, будут жить не хуже, чем живут здесь. Они готовы к жизни в аду! По существу, они уже здесь живут в аду! Те же, кто в нашем мире находится в состоянии радости и счастья, в мир Сатаны не попадут! Таких людей ему забрать не удастся. Поэтому никому бояться не следует. Более того, наш мир, в котором мы сейчас живём, никуда не денется. Перед самым концом своего замысла, Сатана по всему миру пустит слух о конце света. Это будет происходить через печать, телевидение, кино, посредством всевозможных религий, научных предположений о столкновениях с кометой, наводнениях, смене оси Земли. Эта тема будет везде. Люди сами того не ведая, мусоля эту идею, будут создавать образ гибели человечества. И гибель не заставит себя ждать! Конец света настанет, но только для тех, кто его ждал, кому его навязали! Мы же останемся здесь! Мы не противостоим Сатане, именно для нас он освобождает Землю, сметая с неё всё своё порождение. Делая Землю пригодной не только для жизни людей, а и для рождения новой эры богов. Для нас это будет не конец света, а очищение мира!

- Что, значит, вы не противостоите Сатане? Только что ты говорил о том, что надо принимать бой, а теперь ты заявляешь обратное.

- Мы находимся на таком уровне сознания, что прямой бой с Сатаной нам свободу не принесёт. У нас другая задача. Но для многих именно сопротивление Сатане, пусть даже безнадёжное, - дарует свободу и победу! Ведь в бою смерть несёт сильнейший ритуальный характер и является одним из способов наиболее благоприятного перерождения либо в нашем мире, либо более светлом, тонком. Большинство людей на подсознательном уровне это чувствуют, но не в состоянии понять. Этому мешает ряд спланированных нынешними правителями причин. Первая из них перевод общественных отношений на уровень компромиссов посредством торговых отношений. Где всё имеет свою цену. В таком случае нет смысла платить за цель своей жизнью. Якобы всегда можно найти компромисс. Человека ущемляют, а он считает это компромиссом. Человека эксплуатируют, а он думает, что всего-навсего выполняет государственные законы и платит налоги. А что есть в этом случае деньги? Да это и есть жизнь, время, данное природой, это труд, осознание. Человека полностью высасывают, не оставляя шансов на жизнь, а он считает, что идёт на компромисс. По существу человечество в том виде, в котором оно существует, уже мертво. Заочно! Оно взяло кредит на смерть! Людям не оставили жизни! Их обманули и очень искусно. Создалось ложное ощущение, будто кроме денег ничего и нет. Нет чувств, нет боли, нет жизни! Всё можно переложить в денежный эквивалент. Но это же абсурд! Тем не менее, у Сатаны получается надурить людей, которые приняли его правила жизни, его описания мира. Но это правила торговцев, но не воинов. А торговля идёт жизнями. Не даёт он вспоминать людям, что счастливы были они, как бились за свободу, как жизни отдавали, и кровью Русь кропили и там где кровь лилась наших предков, ту землю уже никому не отдавали! Кровь даёт импульс образу. Об этом знали наши предки. Иногда они приносили животных и даже людей в жертву своим богам. Те древние, людские жертвоприношения не были связаны с насилием, да и уходящего в мир иной на обряде с трудом можно назвать жертвой в том понимании, что вкладывает в этот термин современный человек. Это был осознанный переход в другую реальность. Любой человек на Земле смертен. И если кто-то готов к переходу в другой мир, то он может это сделать раньше естественной смерти. На пике своих возможностей. Древние также прекрасно осознавали, какое значение имеет пролитая кровь на поле битвы. Не случайно Сталин, используя сакральные знания древних ведунов, лил кровь своих преданных слуг, решая задачи верховных правителей. И не случайно первые дни Второй Мировой Войны были залиты кровью советских людей. Льётся кровь, крепнет государство! Крепнет идея, за которую борются! Крепнет дух! Отдавать ли жизнь свою за идею? Решать должен каждый сам. Не обязательно для этого погибать, но если смысл жизни не стоит жизни, то это не жизнь, а умирание. Все умирают, но каждый умирает по-разному, и достойная смерть есть продолжение достойной жизни. Самурай выбирает смерть, нежели позорную жизнь. Здесь позор есть поражение, а осмысленная смерть – продление жизни. Левиты прекрасно осведомлены о роли смерти и пролитой крови в достижении намеченной цели, но свою жизнь они не хотят отдавать, ввиду того, что цель их, по сути, мерзостна и смерть в таком случае не будет являться переходом в загробный, еврейский рай. У них бог другой, их бог - Сатана! С ним иудеи ищут слияния. Умирать на поле боя им никак нельзя. Но надо продвигаться к цели, а как? Лить чужую кровь, уничтожать непосвящённых! Но! За сатанинскую идею! Две тысячи лет назад им представился случай, когда еврей отдал жизнь за веру. Ему была пущена кровь. В тот момент был создан мощный образ новой религии. Религии немощного бога! Левиты не могли упустить шанса: принять как орудие порабощения мира - эту новую религию. Они разнесли её по миру, и она дала корни!

Интересен тот факт, что левиты решили так называемым мирным путём завоевать мир. Почему? Да потому, что крови за освободительное движение будет в таком случае пролито минимально. Таким образом, нас лишили возможности погибнуть за смысл своей жизни! Нам постоянно говорят, что наша жизнь бесценна. Каждому внушают чувство важности. Что стоит такая важность, что стоит такая бесценность у раба? Пусть раб будет называться господином, пусть тешит своё самолюбие.

А вот бросить в бой своих солдат - масонов и иудеев-евреев, не посвящённых в главные замыслы Сатаны, это дело другое. Пусть умирают, крепче станет власть Сатаны! Он будет жертвовать своими воинами, которые добровольно пойдут на смерть. Ему это надо. Не просто так Гитлера вынудили уничтожать евреев, как и французский король Филипп, который совершил роковую ошибку. Все правители, которые уничтожали своих врагов, обречены на поражение. Другое дело Сталин, он уничтожал соратников и ведал, что творит, он выиграл войну, власть в своей стране у него была почти неограниченная. Сатана поступает так же: он вербует себе слуг и уничтожает их в мясорубке им же развязанной войны. Жертвы укрепляют его власть. Вся его деятельность - ритуал смерти. Одно дело - отдавать жизнь за свою идею, как поступают ведические ратники, где смерть есть продолжение стези, другое - умирать за идею чужую, не ведая, что на самом деле она представляет, в этом случае вся жива уходит тому, за кого отдаётся жизнь.

Левиты, рядовые иудеи, масоны, христиане питают одного единственного человека - Сатану. Ни о каком рае речь в этом случае не идёт. Их ждёт смерть окончательная. То же самое можно сказать и о тех, кто живёт без всякого смысла. По сути, такие люди уже мертвы и ждут лишь своего физиологического конца.

Для того чтобы уметь принять бой, надо уметь войти в состояние воина. Чему я и хочу тебя научить. Там, на краю водопада ты сможешь достичь этого состояния!

- А как же я преодолею страх?

- Только силой целеустремлённости.

- Так для этого надо иметь цель!

- Верно! Цель у тебя есть – стать бойцом! Это означает стать живым человеком, готовым постоять за свои ценности. Думаю, цель достойная, и стоит твоей жизни!

- Что значит: стоит моей жизни?

- А то и значит, что прыгнув с водопада, ты рискуешь распрощаться с ней!

- Ну, успокоил! – возмутился я.

- Я не успокоить тебя хотел, а хотел, чтобы ты осознал всю ответственность прыжка. Там, на перевале ты думал, что вот-вот сорвёшься, и всё же не испытывал страха. Ты совершил поступок, который вывел тебя из тупиковой ситуации. По сути, ты ведал, но это случилось лишь из-за близости смерти. Сейчас чувства, испытанные тобой там наверху, ещё свежи, ты можешь их вновь вызвать и войти в состояние близости смерти. И тогда придёт решимость.

Пока мы сидели, небо заволокло тучами, пошёл дождь, вначале неохотно – крупными редкими каплями, а затем холодным ливнем. Мы спрятались от дождя в небольшом каменном гроте. Настроение у меня упало, совсем не хотелось сидеть здесь неизвестно сколько, да и рассказанное Ратибором навевало на меня мрачные мысли. Видя моё состояние, Ратибор сказал:

- Я смотрю, тебя природа угнетает.

- С чего ты взял!

- Пошёл дождь, и ты скис!

- Да, дождь на меня действует удручающе.

- А ты возьми от него силу! Чувствуешь, как изменился воздух, какими звуками наполнил дождь пространство? Поменялся ритм жизни! Ты просто не можешь на него настроиться! Вдохни поглубже воздух, задержи дыхание, пусть сила дождя разольётся по твоему телу! Мощь пугает только тех, кто не может с ней обращаться. Впитай все проявления дождя, его звук, его прохладное дуновение, его влажность, стремительность, проницаемость, запах!

Я закрыл глаза и стал представлять, как дождь заполняет всего меня. Вскоре я уснул. А когда проснулся - дождя не было. Стало смеркаться. Мокрая трава, деревья, кусты, влажные камни, всё говорило о том, что дождь кончился недавно. Было прохладно, и я замёрз.

- Здесь недалеко есть избушка, - сказал Ратибор, - до ночи дойдём, согреешься, а завтра вернёмся сюда. С водопада тебе всё же придётся прыгнуть.

Я был рад, что этой ночью буду спать не под открытым небом.

До избушки мы дошли за час, но успели намокнуть - дождь пошёл вновь. Избушка оказалась охотничьим домиком, там была печка и сухие дрова, Ратибор её быстро растопил. Придвинувшись к открытому огню, я подставлял себя теплу, желая отогреться и обсохнуть.

Очень быстро стемнело. Ратибор поставил на печь чайник с водой и бросил туда траву, которую собирал по дороге.

- Ратибор, а если я разобьюсь насмерть, прыгнув с этого водопада?

- Значит, ты недостаточно силён!

- А не будет приравниваться этот поступок к самоубийству, и я возьму грех на свою душу?

- В обществе бытует мнение, будто убиенный человек - мученик, а самоубийца - грешник. Но всё не так просто, термины «мученик» и «грешник» являются лишь штампами. Влияние церкви искорёжило смысл этого термина, но стержень остался. «Мученик» - термин скорее садомазохистский, как впрочем, и вся христианская церковь, в их христианском понятии мучения есть путь к богу, к святости. В русском языке есть другое слово - «герой».

- Ты ошибаешься, слово «герой» происходит от английского «хероу»! – возразил я.

- Твой английский «хероу» уходит корнями к таким словам как Геракл, Геркулес, Гелиос (солнце), и русского Хер, как символа мужского и в тоже время солнечного начала - Хорса. Геракл, он же Геркулес был одним из славянских богов, перекочевавших в последствии в Греческий и Римский пантеон богов.

«Грешник» - ещё один искусственно введённый поповский термин. У славян был другой термин - «изгой» - человек, лишённый пути. Изгоев хоронили вдали от поселений, предавали земле. Герои же уходили в последний путь с почестями, а для тех, кто хотел уйти к своим богам, строились ладьи, которые спускались на воду и вместе с убиенным сжигались. Подвиг героя оставался в эгрегоре общины, рода, народа, страны. Подвиг подпитывал эгрегора, укреплял его. Потомки героев понимали это и славили своих предков, тем самым не давая духу умереть.

Сейчас героев мало. Да, конечно героизм присутствует, но чему он служит? Те, кто живёт без цели - изгои! Их жизнь медленная смерть, по существу есть самоубийство. Церемония похорон есть не что иное, как погребение изгоя, - человека относят на свалку и закапывают в земле. Впоследствии близкие при жизни погребённого лишь изредка приходят на могилу, отдавая дань церковным праздникам.

- Так ты намекаешь на то, что если я прыгну с водопада, то стану героем?

- Нет, конечно, это только урок! Но урок, способный впоследствии подвигнуть тебя на геройский поступок! И если ты погибнешь, исполняя свой урок, то это не будет самоубийством и тем более грехом!

Чайник закипел, Ратибор расставил кружки на столе, налил в них отвар и предложил мне выпить.

Некоторое время мы пили молча, но мысли в моей голове не давали мне покоя, и я задал вопрос:

- Так что нам делать? Идти на смерть ради своей идеи?

- Нужно жить ради идеи! Защищать её, а если понадобится, то и отдать за неё жизнь без сожаления! Но для начала каждый должен понять, для чего ему дарована жизнь.

Существует много людей, у которых вся жизнь подвиг. Им не надо быть убиенными, чтобы стать героями, но они каждый день отдают свою жизнь служению своей идеи. Они счастливы. И когда приходит смерть, то берёт их бережно. Эти люди, умирая, улыбаются.

Отвар, что приготовил Ратибор, оказался единственным, не считая чистой воды, что мы приняли вовнутрь этим днём. Впрочем, он каким-то удивительным способом утолил моё чувство голода.

Мы легли на сколоченные из досок полки, на которых было брошено сено, и я быстро провалился в сон.

Наутро дождь прекратился. И Ратибор вновь меня повёл к водопаду, на то же место, с которого мне предстояло прыгнуть вниз.

- Ратник должен научиться определять и удерживать то состояние, - говорил Ратибор, - которое предшествует страху! Страх всегда приходит потом, это реакция на опасность, ты должен опередить его и войти в состояние решимости, в этом случае страх займёт место в очереди последним, и наступит лишь тогда, когда бой состоялся. Сейчас я не толкаю тебя вниз, и страха у тебя нет. Ты сам выберешь подходящий момент для прыжка.

- Как я могу это сделать?

- Каждый раз, когда ты будешь спокоен, подходи к краю обрыва с готовностью прыгнуть вниз, и старайся прочувствовать момент перед надвигающимся страхом, оттяни его, а лучше замени теми ощущениями, которые ты испытал на перевале, вися на скале. Тогда к тебе придёт решимость и ты, не ожидая от себя, прыгнешь!

Целый день я подходил к краю водопада с явным намерением прыгнуть. Мне казалось, что я готов, но каждый раз, когда уже был взят старт для разбега, и оставалось сделать только пару шагов, приходил страх, и я останавливался.

Ратибор говорил, что можно прыгнуть и со страхом, просто пересилив его, но тогда весь мой героический поступок не имел бы смысла, более того, он мог бы кончиться смертью.

К вечеру опять зарядил дождь, и мы пошли в избушку.

- Добро, - начал разговор Ратибор, когда огонь в печи разгорелся, - если я ранее настаивал на твоём прыжке, теперь это право твоё, и твой выбор, ты сам решишь, прыгать тебе с водопада или нет. Лишь в этом случае твоё действие будет иметь наибольшую силу!

- Это значит, что завтра мы можем уйти отсюда?

- Да! И ещё… покушать! Всё зависит от твоего выбора! Но! Учти, если ты примешь выбор – прыгать, то ты обязан будешь это сделать!

Перед сном мы вновь выпили отвару и легли на охапку сена. Я долго не мог заснуть, передо мной стояла сложная дилемма, которая с одной стороны была навязана мне Ратибором, но чем я больше думал, тем явственнее понимал – Ратибор тут ни при чём, это полностью мой выбор! Ратибор лишь указал на него, и видимо, он ведал, какой выбор я сделаю. И я его всё же сделал, что придало мне сил и уверенности, с которой я мгновенно уснул.

Той ночью снилось мне, как я, оттолкнувшись от края водопада, летел, но не вниз, а вдоль ручья. Чувство полёта возбуждало меня. Долетев до места, где ручей впадает в реку, я повернулся вверх по руслу и затем вертикально, стремительно взлетел в небеса и оттуда взглянул вниз. Я находился на высоте полёта самолёта, горы казались лишь маленькими бугорками, нарушавшими гладь Земли. Они уже не давили меня, напротив, казались беззащитными, и мне хотелось оберегать их.

На следующий день, оказавшись вновь на краю водопада, я ощущал себя иначе. Не было переживаний о прыжке, была решимость, которая проснулась вместе со мной, и, боясь, что она пройдёт, я торопился, с нетерпением ожидая встречи с неизвестностью. Из памяти стёрлось, как я, не ожидая Ратибора, быстрым шагом шёл к водопаду, как залез наверх. Ощутил я себя лишь тогда, когда для разбега отошёл назад. Я был готов! И вот! Несколько шагов и под ногами пустота и… упоение полётом! Поверхность озера, словно в замедленной съёмке, медленно приближалась ко мне. У меня была масса времени, чтобы развернуться в воздухе головой вниз и вытянуть руки навстречу воде. Затем вода медленно затянула меня в себя. Я коснулся руками камней на дне озера, развернувшись, оттолкнулся от них ногами. Тут время вновь обрело свою привычную размерность. Я вынырнул.

Ратибор сидел на камне. Он махнул рукой, чтобы я подплыл к нему.

- Отложи это состояние у себя в памяти! – произнёс Ратибор, когда я уже сидел рядом с ним.

- Я не понимаю, как такое состояние можно вызывать? – спросил я, - оно словно пришло само!

- Ты сам сделал выбор! Это и дало силу!

- Но я не понял и механизма выбора, как я его сделал?

- Зачем тебе механизмы, ты сделал, и это главное, а механизмы оставь учёным!

- А если мне понадобится выбор в дальнейшем, как я смогу его сделать, если не знаю механизмов?

- Не забивай свою голову, всё это неважно, встанет перед тобой выбор, ты его сделаешь, а как - неважно!

Около часа я лежал на камне под солнышком, обсыхал и приходил в себя после прыжка с водопада. Глядя на высоту, откуда низвергалась вода, я уже не мог понять, что побудило меня оттуда прыгнуть. Словно час назад не я, а кто-то другой совершил двадцатиметровый полёт. И если нужно будет прыгнуть вновь, я ни за что не соглашусь.

- Пойдём домой, - сказал Ратибор.

В этот день до поселения ведунов, мы не дошли и особенно не старались. Шли медленно, останавливаясь в различных местах. Меня одолевали мысли о прыжке с водопада, лишь пару дней назад я и представить не мог, что спрыгну с такой высоты, а сегодня с утра бежал совершить этот безумный поступок. Постепенно мысли мои стали течь по другому руслу.

Остановившись у очередного ручья, чтобы попить и отдохнуть, я спросил у Ратибора:

- Что за грандиозную жертву готовит Сатана?

- О! Это смена эпох! Сатана сопоставляет себя с древними богами. Хочет следовать их путям. Он создаёт свой мир, такой, который будет подчинён лишь ему. Там будут безгранично властвовать его законы. Там он будет богом! Создание этого мира подходит к завершению. Остаётся лишь добавить мелкие штрихи и… заселить его.

Но чтобы тебе было понятнее, начну объяснять издалека. Тот мир, в котором мы с тобой живем, является натуральным. Не искусственно созданным! Он образовался сам! Ни бог, ни какая другая сущность его не создавала. Наш мир возник случайно. Конечно, для его создания были включены определённые механизмы, но они не контролировались извне. Это можно сравнить с ДНК. Есть код развития, но процесс всегда остаётся непредсказуемым. В нашем мире все существа являются создателями своей жизни. Всё зависит от них, а не от какого-то бога. Здесь каждый изначально свободен, и может делать свой выбор.

Когда однажды одно земное существо смогло создавать образ будущего, оно стало человеком. Началась новая эпоха на Земле, которая стремительно развивалась. Человеческое общество оказалось крайне неоднородно. В нём появлялись различные пласты, они наслаивались, создавая базу следующему слою. Возникло кастовое деление общества, которое позволяло быстро эволюционировать. В конце этой эпохи некоторые люди стали богами. Наш, земной мир стал для них тесен. Словно колыбели становятся для малышей малы, когда они вырастают. Различные интересы богов спровоцировали на Земле войны, в результате которой боги стали покидать нашу планету. Война богов положила конец одной эпохе – эпохе богов, и началась ведическая эпоха. Боги научились создавать свои причудливые многочисленные миры. Они могли создать почти всё, материя была им подвластна, они могли создавать тела животных и даже людей. Но! Создать новую душу они не могли. Для многих богов это и не нужно, они были самодостаточны и счастливы в своём одиночестве. Другие боги объединялись в пантеоны, у них был один мир на несколько десятков или сотен богов, у них были общие интересы и задачи. Были и такие, кому нужны натуральные души, чтобы населить свои миры животными и людьми. Они то и решили создать на Земле питомник для душ. Боги не желали оставаться здесь, им не нужна была проблема с другими богами, гораздо проще и лучше для них было создать свой мир, свой рай и жить припеваючи, они покинули Землю. Остались люди, те, кто ещё не смог достичь сознания богов - низшие касты.

Ведическая эпоха характеризовалась высоким человеческим сознанием, граничащим с божественным. Но человеку стать богом было практически невозможно. Над человечеством имелся божественный контроль. Образ богов держал человека на определённом уровне, не давая развиваться выше, искусственно сдерживая человеческий потенциал. Уменьшилась продолжительность жизни человека. За отведённый срок жизни человек не успел бы достичь божественного сознания. Для предотвращения конфликтов между собой боги поделили Землю на свои владения, где выпёстывали себе души для своих миров. Для этого они помогали своим подопечным в жизни, охраняли, создавали благоприятные климатические, метеорологические условия для обильных урожаев, но лишь в том случае, если их почитали и славили. В те времена боги могли и напрямую разговаривать с людьми и обучали их. Они готовили людей к жизни в своих мирах. А миры те действительно хороши, и попасть в них люди мечтали. Боги брали к себе самых лучших своих учеников. Они постепенно заселили свои миры. Они давали людям идеальные тела, они создавали идеальные условия для жизни. Люди жили там очень долго, по тысяче лет не болея и не старея, и уходили из жизни, не боясь умереть, чтобы вновь переродиться там же. Жизнь людей в мире богов счастлива, но люди там лишены возможности самим стать богами. Мир богов - это мир, подчинённый создателю.

Шло время, боги всё меньше и меньше посещали Землю, создание их миров было полностью закончено. Там росли прекрасные растения, там был идеальный климат, ласковые красивые животные гуляли по живописным ландшафтам. Люди любили друг друга. Войн не было. Земля богами забылась. Лучшие человеческие души покинули её. Контроль богов ослабевал. В это время и родился наш герой. Мальчик Сатана. Родился он в очень благоприятный для него момент, в очень благоприятном месте. В то время, когда общий фон сознания на Земле оказался истощённым переселением лучшего человечества на божественные планеты, Сатана сумел реализовать свой человеческий потенциал и стать полубогом. Для людей ведической эпохи сознательное перерождение было доступно. Но бессмертие для людей было невозможно. Боги же были бессмертны! До сих пор стать богом Сатане не удалось. Жизнь его для этого слишком коротка. Смерть хоть наполнена сознанием, всё же мешает. Существование его на Земле искромсана смертями и рождениями. Он ведал о богах. Он хочет стать богом. И он им станет. Но какой ценой! Тогда, в конце ведической эпохи он понял, что человеческое сознание должно работать только на него. Но как? Человек был ведичен. Надо было снизить сознание человека до уровня знания. И дать знания ложные. Те, что способны подчинить человека себе. Сатане нужна была власть!

Он прекрасно помнил, как боги привлекали на свою сторону людей. Они создавали мифы. Люди жили этими мифами. Грезили о прекрасных садах, о счастливых семьях с чудными детишками. Людям надо было дать надежду. Сатане нужна была власть. Мифы - это инструмент прихода к власти. Именно благодаря придуманному им мифу о прекрасном будущем он собрал вокруг себя тех, кто потерял дар веданья. Для людей ведающих миф Сатаны был пустым звуком, они видели, что этот миф пуст. С потерявшими дар веданья Сатана создал первые системы: это математика, государственность, религия, знания, письменность и другие. Системы оказались очень эффективными в борьбе с сознанием ведического общества. Системы были изумительным оружием в войнах. Сатана развязывает войны, в результате которых заканчивается ведическая эпоха, начинается эпоха сатанинская. Первая её фаза – языческая.

- Ратибор, почему именно война нужна для смены эпохи?

- Войны - это смерти! Смерть во имя цели реализует цель. Я тебе об этом уже говорил. В памяти людей того времени свежи ещё были общения с богами, они помнили их мифы о прекрасных мирах. Люди ведающие шли в бой и, погибая, возносились в божественные миры. Те, кто дрался на стороне Сатаны, перерождались вновь на Земле, и умирали они за образы, созданные сатанинскими мифами. Вот эти образы и реализовывались здесь. Та война шла не за территории, а за смену эпохи. Сатана предвидел, что борьба будет сложной и продолжительной. Борьба эпохальная. Эпоха Сатаны. В той войне почти все, кто ведал, ушли к богам. Из ведущих остались лишь те, кто выбрал жить в натуральном, а не в искусственном мире. Те, кто решил оставить права выбора за свою жизнь. Те, кто не боится битвы. Те, кому всё же когда-нибудь выпадет шанс стать богом. Их осталось мало. Ведущие не представляли более угрозы для Сатаны. Теперь можно по всему миру распространять свои мифы. И хотя память людей ещё свежа мифами о настоящих богах, её можно временно оставить в покое. Пусть чтят ушедших богов. Со временем связь с богами пропадёт. Чтить по памяти, не ведая, это не надолго. А пока можно готовить миф о единственном боге, и пусть этот бог у разных народов будет носить разные имена - неважно, важно, что вся сила человеческой мысли будет принадлежать лишь ему одному.

И вот уже потихоньку, торопиться некуда, через войны, навязывается образ единственного бога! Яхве, Христа, Магомеда! Кровь льётся везде, но больше крови - крепче вера в миф, сильнее власть Сатаны. Первая фаза сатанинской эпохи язычества кончалась, начиналась фаза монотеистическая. Теперь человек не свободная сущность, а тварь. И мир, в котором человек живёт, тоже якобы является творённым, искусственным. У людей отбирает естественное и окружает всем суррогатным. Уходят из памяти людей настоящие древние боги. Уходят вслед за ними их ревностные почитатели. Остаются те, кто утерял дар веданья. Миф, подкреплённый образом Сатаны, властвует на Земле. Миф ложный, ведущий в ловушку, на жертвенный алтарь. Но, несмотря на свою лживость, миф этот всё же даёт людям устремлённость и веру, пусть слепую, но всё же надежду. Следующий шаг – отобрать и это! В Европе происходят революции, мировые войны, что это? Вновь смена фазы. На этот раз наступает фаза демократии или фаза потребителей. Потребителей можно назвать ещё по-другому, словом, которое более чётко отражает суть потребления это слово – «паразиты».

Провозглашается принцип равенства. Конечно, это тоже миф, и тоже лживый. На деле ликвидация кастового строения общества. Остаётся лишь самая низшая каста, каста рабов-паразитов. Строение человеческого общества приближено к искусственному. Все натуральные отношения – уничтожены! Естественное стремление человека к совершенству в первых фазах было подменено лживыми мифами, а в последней и вовсе пропало. Человечество попало в тупик. Колоссальное количество энергии нереализовавшихся личностей ищет своего выхода, как ищет кипящая лава трещину в земной коре, чтобы вырваться вулканом. Вот эту энергию и жаждет использовать Сатана. Именно её он копил в течение нескольких тысячелетий. Он создал свой мир. Осталось забрать туда людей, чтобы они стали там его рабами. Не по своей воле люди туда пойдут, как шли ранее к богам, а по воле Сатаны. Ему уже принадлежит воля людей. Скоро вновь наступит смена эпохи. Скоро вновь война по своей жестокости, которая превзойдёт все войны прошлого. По замыслу Сатаны, Земля после этой войны не будет пригодна для жизни. Все души существ перейдут в мир Сатаны, деваться им некуда. Древние боги забыты. Земля превратится в пустыню. Для этого уже есть смертоносное ядерное оружие. Смерть людей даст силу Сатане стать богом, он обретёт бессмертие, он создаст свой мир.

- Ратибор, что такое бог?

- Спроси верующего христианина: веруешь ты в бога? И он ответит: верую! Спроси его же: что есть бог? Возможно, ты получишь ответ, но уверен, что сам верующий никакого представления о боге не имеет.

- Да действительно, разные люди на этот вопрос отвечают по-разному!

- А бог то один! – подмигнув мне, заявил Ратибор.

- Один? – переспросил я.

- По крайней мере, так утверждают некоторые религии. И у каждой религии этот бог свой.

- Так как же на самом деле, какой религии можно верить?

- Никакой! Слепая вера – удел животных, рабов, служащих, их как стадо ведут к неведомой цели. Слепая вера в лучшем случае даёт карьерный, финансовый, но никак ни личностный рост. Я могу тебе дать одно из свойств бога: бог это личность, которая может создавать собственные миры. Тот человек, который в состоянии творить самостоятельные образы, способные затем воплотиться в жизнь, впоследствии станет богом. На данный момент, Сатану уже можно считать богом.

- Да как же так? Ты мне какой-то сатанизм проповедуешь.

- А ты посуди сам: в нынешней ситуации Сатана создал сотни систем, эти системы, по сути, являются матрицами человеческих действий.

- А попроще можно?

- Сейчас я тебе это растолкую, смотри, что надо человеку предпринимать в современном мире, чтобы выжить?

- Наверное, заработать денег.

- Деньги на данный момент являются основным показателем выживаемости человека! А как эти деньги можно заработать?

- Надо ходить на работу и совершать там требуемые от тебя действия.

- Вот именно, хорошо сказал: требуемые от тебя действия, то есть тебя программируют на эти действия?

- Наверное.

- Вот это я и называю матрицей или формой. Матрица накладывается на человека, и он делает то, что надо системе. Таких матриц становится всё больше. Человек не может их игнорировать, так как это повлечёт понижение уровня выживаемости, он вынужден действовать и думать в рамках матрицы. Всё меньше остаётся в человеке личного, всё больше матричного или иными словами сатанинского! Сатана перекроил наш мир, сделал его своим, в своём роде он бог! Или ты не согласен?

- Так это, если исходить из твоей аксиомы, и то с напрягом, ведь Сатана наш мир не создавал!

- Верно, пока он не совсем бог! Но, возможно, скоро им станет. Как я тебе говорил ранее, натуральный мир непредсказуем. Он не может быть полностью контролируемым. Каким бы гением не был бы Сатана, он не в состоянии предсказать, как же произойдёт очередная смена эпохи. Что будет далее. Мы, хранители уверены, что Сатана в основном своей цели добьётся, но Земля продолжит своё существование. Та человеческая энергия сознания, что высвободится в результате сатанинского жертвоприношения, избавит Землю от образа древних богов, тормозящего развитие людей. Продолжительность жизни постепенно станет увеличиваться и те люди, что останутся здесь, смогут реализовать свои возможности и наступит вновь эпоха богов.

К вечеру мы дошли до огромного кедра, именно это дерево давало путнику ночлег. Мягкая хвоя, густая, не пропускающая дождя крона и запах.… Мешали мощные коренья, торчавшие из земли, но если поискать, то можно найти подходящее место, где корни будут служить подушкой и поддержкой для тела.

Мы расположились в метре друг от друга, сон не приходил, и я задал вопрос Ратибору:

- А как вы относитесь к буддизму?

- Существуют в мире религии, которые помогают человеку стать счастливым. Одна из таких религий – Буддизм. Адепты буддизма не пытаются перестроить мир, они перестраивают себя. Они ищут покой, умиротворённость. Имея минимум для жизни, они находят гармонию в себе. Но есть принципиальное отличие между буддистами и нами. Если буддиста ударить по щеке, то он, как и христианин, попытается подставить и вторую. С точки зрения буддизма, возможно, это и резонно. Но! Мы живём сейчас в то время, когда будут бить по щекам до тех пор, пока не дашь отпор, или когда не добьют окончательно.

- Но не сопротивление злу, с точки зрения буддизма, несло и практическую духовную ценность! Не так ли?

- Несло! Но очень давно! В те времена, когда Русь была ведической, подставить вторую щёку означало поразить обидчика. Сама приРОДа защищала блаженных людей, защищали и боги своих почитателей. Но те же боги и природа отворачивались от тех, кто в разрез своему пути совершал жестокость. Поэтому, если где-нибудь в Тибете или Гималаях ещё можно практиковать буддизм, и можно с помощью этих практик достичь нирваны, то в «цивилизованном» мире у практикующего буддиста будет постоянно красное лицо от пощечин.

- А разве не внутреннее состояние человека, не духовное совершенство, позволяет тому же буддисту дать отпор злу – не сопротивляясь ему?

- Внутренний покой, духовное совершенство, это и наша цель. Тем не менее, мы практикуем ещё и драку. Возможно, когда ты достигнешь совершенства в ведической драке, тебе не нужно будет сопротивляться злу, и тогда подставив щёку под удар, ты тем самым уничтожишь противника! Но это уже пик совершенства. До этого надо дорасти! А пока учись махать кулаками, если хочешь отстоять свой путь. В древние времена можно было с этого начинать, сейчас не сопротивление означает смерть! Да и само слово «зло», в контексте нашего разговора, есть угроза тебе, твоим целям. Как такового, ни зла, ни добра не существует. А за свою жизнь, за свой выбор надо уметь постоять. Мы не хотим никому навязывать своё мировоззрение, считая, что каждый вправе делать свой выбор самостоятельно, но мы обязаны сопротивляться агрессивному влиянию извне, драться с теми, кто желает нас уничтожить, чтобы продолжить жизнь.

Древние славянские мудрецы поздно поняли, что их мирная сила перестала обладать достаточной мощью, чтобы уберечь свой народ от гибели. Жестокость становилась сильнее, жестокость стала орудием власти. ПриРОДа платит за жестокость горькой монетой, преподнося урок агрессорам, но к горечи уже привыкли и, живя в муках, люди становятся всё более жестокими. Нормой жизни стало жить в страдании. Люди забыли, что жестокость наказуема, они потеряли чувства и не могут отличить жестокость от безжалостности. Безжалостность необходима в драке для победы, жестокость драке помеха. Безжалостность невозможна без внутреннего покоя, жестокость порождение бессмысленной страсти.

Эти слова Ратибора были последними в этот вечер. Они словно впечатались в мой мозг сиянием голубого зигзага молнии. Я плавно погрузился в сон.

Утром я проснулся бодрым и сразу поблагодарил кедр за кров. Уверен, именно благодаря кедру я чувствовал себя так прекрасно.

Мы сразу отправились дальше.

Когда солнце было в зените, мы устроили отдых на берегу большого ручья. Освежив себя кристально чистой водой, мы легли на землю, и как уже было не раз, Ратибор стал рассказывать:

«Из века в век повторяется одно и тоже: на Земле появлялись государства, которые развивались быстрее других. В результате чего они становились самыми сильными в мире. Как только это происходило, структура самого государства начинала дряхлеть. И несмотря на всё своё могущество, оно разъедалось изнутри. Находились внешние силы, пускай незначительные, которые разрушали эти мощные государственные машины.

В древности правители государств, дабы не обрюзгли их подданные, вели войны. Но такие правители не вечны и менее мудрые наследники, купаясь во власти и обрюзгшие сами, доводили крупнейшие государства до гибели.

По аналогии происходит и с людьми. Достигнув определённого уровня, человек в своих глазах приобретает важность, и теряет цель. Пик рассвета есть смерть. Человек не может останавливаться на своём жизненном пути. Важность убивает! Остановка убивает! Потеря цели убивает!»

- А как же Гитлер, Наполеон? Они не останавливались, их остановили!

- Их убила их же важность! Поскромнее надо быть. Если они были бы более скромными, то могли завоевать мир. Правда, их потомки всё равно созданную империю разодрали бы на части. Мир не стоит на месте. Он постоянно движется. Колеблется! Народы движутся, власть переходит от одних к другим. Сегодняшние гиганты завтра падут на колени!

- Ратибор, войн сейчас становится всё меньше, видимо это уже и есть признак крушения всей нынешней цивилизации.

- Верно! Воин не может быть паразитом, воин завоевывает ценой крови и если надо, то и жизни. Поэтому он не обречён. Напротив, век рабов-паразитов подходит к концу, паразиты не могут жить долго, их либо уничтожают, либо они начитают созидать. А так как созидать не их удел, то финал однозначен – ликвидация!

Сатана неспроста делает из человека паразита, он ведает, к чему ведёт паразитический образ жизни! И ему это на руку!

Силы быстро возвращались, после двадцати минут отдыха мы встали и продолжили путь. К вечеру мы были уже в поселении ведунов.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Жертва эпохи анапа 2006-2008 icon«Жертва» хочет чувствовать себя лучше, оставаясь в прежних невыносимых...
«тирана», отчаяния, депрессии, «выжить» и восстановить свои силы жертва может только «напитавшись» энергией извне. И такой системой,...
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconО внесении изменений в постановление Администрации города Тюмени от 08. 12. 2006
Внести в постановление Администрации города Тюмени от 08. 12. 2006 №28-пк «Об утверждении Порядка отлова и содержания безнадзорных...
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconПриказ Минздравсоцразвития России №415н от 7 июля 2009 г
Федерации, 2004, №28, ст. 2898; 2005, №2, ст. 162; 2006, №19, ст. 2080; 2008, №11, ст. 1036; №15, ст. 1555; №23, ст. 2713; №42, ст....
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconПриказ Рослесхоза от 3 ноября 2011 года №471
Федерации, 2006, n 50, ст. 5278; 2008, n 20, ст. 2251; n 30 (ч. I), ст. 3597, ст. 3599; n 30 (ч. II), ст. 3616; n 52 (ч. I), ст....
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconДиккенс Приключения Оливера Твиста
Феджина, пережив множество невзгод и опасностей, все-таки вознагражден судьбой за свою стойкость и жизнелюбие. Adventures of Oliver...
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconЧто такое философия?
Почему Николая Кузанского называли последним мыслителем эпохи Средневековья и первым мыслителем эпохи Возрождения?
Жертва эпохи анапа 2006-2008 icon2 Вопросы деятельности, подлежащие автоматизации
Организационная структура управления санаторно-оздоровительного комплекса «Анапа-Нептун»
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconЧеловек в философии эпохи Возрождения
Философская антропология эпохи Возрождения формируется под влиянием зарождающихся капиталистических отношении, научного знания и...
Жертва эпохи анапа 2006-2008 iconДрайзер Стоик «Стоик»
Центральным персонажем романа является Фрэнк Каупервуд — человек, у которого три страсти: деньги, женщины и предметы искусства.&...
Жертва эпохи анапа 2006-2008 icon«Герман Гессе. Избранное»: Азбука-классика; 2006 isbn 5-352-00041-9, 5-352-01722-2
Гессе «Демиан» сразу завоевал огромную популярность. Томас Манн писал: «Незабываемо электризующее действие, вызванное вскоре после...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница