Великий полдень и закат философии


НазваниеВеликий полдень и закат философии
страница1/32
Дата публикации07.03.2014
Размер3.01 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Биология > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Великий полдень и закат философии


Все в мире подчинено железной необходимости, в том числе и свобода. Хотите вы того или нет, но человеческая свобода воли существует, и отнюдь не на все воля божья. Люди могут уже сегодня предотвратить экокалипсис и ядерную войну, покончить с экономическими кризисами и нищетой, искоренить алкоголизм и наркоманию. – Зачем? Для чего? – Но почему бы все-таки не сделать это? И эта книга рассказывает, почему и чего ради люди не хотят это сделать.

До сей поры толкуют об "основном вопросе философии": что было вначале - дух или плоть, сознание или материя, мысль или мозг, человек или животное? - Как? Разве этот вопрос еще не решен? И с какой стати он до сих пор сохраняет статус вопроса, проблемы, загадки?
- Следовало бы упомянуть сразу и Самый основной вопрос философии: возможно ли окончательное разрешение "основного вопроса" - в пользу первенства любой из сторон, - или он так и будет оставаться вопросом, вечно неразрешимым, не имеющим ответа?.. Боги ли сотворили человека - или человек выдумал богов?..
Но каким бы ни было рациональное, научное толкование возникновения и становления человека, разума, морали, культурных ценностей - в любом случае их происхождение многим будет казаться "низменным", - и именно потому, что это земное происхождение, а не небесное, что это самое естественное происхождение, а не сверхъестественное.

Исторически человек первоначально существует как стадное животное, как племенное существо. По мере развития происходит обособление индивидов, начинают формироваться личности. В индивидуальном развитии человека происходит аналогичный процесс. Первоначально ребенок - это просто биологическое существо, сгусток биомассы, инстинктов и рефлексов. Но по мере развития, усвоения социального опыта, опыта человечества, он постепенно превращается из биологического существа в человеческую личность (А.А.Радугин)

Тому, кто хочет стать мудрым, приносит большую пользу, если он некогда в течение известного времени разделял представление о коренной злобе и испорченности человека... В продолжение целых эпох оно обладало господством, и корни его оставили свои разветвления в нас и в нашем мире. Чтобы понять нас, нужно понять его. Но чтобы затем подняться выше, мы должны перешагнуть через него (Ф.Ницше)

Вряд ли можно обрисовать духовную проблему современного человека, не упоминая при этом о страстном желании обрести покой в период смуты или о стремлении к безопасности в век ненадежности. Ведь новые формы существования возникают из нужды и страдания, а не из идеалистических требований или одних только желаний (К.Г.Юнг)

Наше развитие идет в том направлении, что внешнее принуждение постепенно уходит внутрь, и особая психическая инстанция, совесть, включает его в число своих заповедей. Каждый ребенок демонстрирует нам процесс подобного превращения, благодаря внешнему принуждению приобщаясь к нравственности и социальности. 
Это усиление совести есть в высшей степени ценное психологическое приобретение культуры. Личности, в которых оно произошло, делаются из противников культуры ее носителями. Чем больше их число в том или ином культурном регионе, тем обеспеченнее данная культура, тем скорее она сможет обойтись без средств внешнего принуждения (З.Фрейд)

Человек сбросил иго природы, и сам стал ее властелином. Он сверг господство церкви и абсолютистского государства. Ликвидация внешнего принуждения казалась не только необходимым, но и достаточным условием для достижения свободы каждого человека...
Может ли свобода стать бременем, непосильным для человека, чем-то таким, от чего он старается избавиться?.. Определяется ли свобода одним лишь отсутствием внешнего принуждения или она включает в себя и некое присутствие чего-то, а если так, то чего именно?.. 
Свобода от политических оков не является достаточной предпосылкой для развития любви к жизни. Должна иметь место свобода для чего-то, свобода созидать и строить, удивляться и на что-то отваживаться. Такая свобода предполагает, что индивид активен и полон сознания ответственности, что он не является рабом или шестеренкой в машине... свобода в том смысле, что каждый человек имеет возможность быть активным и осознанно ответственным членом общества (Э.Фромм)

Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены изнутри (А. Герцен)

Мы имеем право на истину лишь в такой мере, в какой мы уже поднялись на такую высоту, что не нуждаемся в принудительном обучении со стороны морального заблуждения (Ф.Ницше)

Хотя отдельная личность черпает нравственную силу где-то в глубине своего субъекта, но эта глубина субъекта, в свою очередь, соединена с общественными источниками нравственной жизни и в значительной мере определена ими (В.Днепров)

Именно первые шаги, направленные к освобождению от принуждающих инстинктов, вывели человека из дочеловеческого состояния. Человеческое существование начинается тогда, когда достигает определенного предела развитие деятельности, не обусловленной врожденными механизмами: приспособление к природе утрачивает принудительный характер, и способы действий уже не определяются наследственностью, инстинктами. Иными словами, человеческое существование и свобода с самого начала неразделимы. Здесь имеется в виду свобода от инстинктивной предопределенности действий...
Фундаментальная связь между человеком и свободой отображена в библейском мифе об изгнании из рая. Согласно мифу, формально грех состоял в том, что человек вкусил от древа познания, нарушив установленный богом запрет и порядок, и освободился от принуждения, возвысился от бессознательного предчеловеческого состояния до человеческого, лишив себя гармонии с природой, частью которой он являлся, пока не вышел за ее пределы.
С точки зрения церкви, представляющей собой властную структуру, этот поступок является, бесспорно, греховным. Однако с точки зрения человека, это - начало человеческой свободы. Акт неподчинения, акт свободы прямо связан с началом человеческого мышления (Э.Фромм)

Переход от биологической организации жизнедеятельности животных к социокультурной организации деятельности человека, выразившийся в замене генетически транслируемого программирования поведения особи генетически не кодируемыми, а вырабатываемыми прижизненно принципами деятельности, потребовал такого развития психики, которое обеспечило бы внеинстинктивное управление человеческой деятельностью...
Этот переход избирательной активности в новое качество имел несколько органически взаимосвязанных аспектов: это было формирование не инстинктивных, а сознательных поведенческих установок, которые поэтому не передавались механизмами наследования, а складывались у каждого индивида прижизненно, реализуя обретавшуюся человеком свободу действий...
Если в рассмотрении процесса формирования ценностного сознания личности стараться постичь закономерность соотношения надличностных и личностных сил, то мы увидим единую для истории человечества и для истории отдельного человека закономерность - движение от безусловного преобладания внешних воздействий через этап их борьбы с внутренней энергией ценностного самоопределения индивида, становящегося в этом процессе суверенной личностью, к доминанте самовоспитания, самообщения, самоутверждения (М.С.Каган)

Всего лучше, пожалуй, вообще вывести бога из игры и честно признать чисто человеческое происхождение всех культурных установлений и предписаний. Вместе с мнимой святостью эти запреты и законы утратили бы и свою оцепенелую неизменность.
Люди смогли бы понять, что законы созданы не столько для их порабощения, сколько для служения их интересам, стали бы относиться к законам дружественнее, вместо их отмены ставили бы целью их улучшение. Это был бы важный шаг вперед по пути, ведущему к примирению с гнетом культуры (З.Фрейд)

Сложившиеся структуры духовной деятельности, нормативы и т.п. - выступают для меня и моих современников как надличностные образования, формирующие индивидуальное сознание. Но сами эти образования были сформированы, конечно, не сверхличным существом, а живыми людьми, творившими до нас (П.В.Алексеев. А.В.Панин)

Уж если я ликвидировал бога-отца, то должен же кто-нибудь изобретать ценности. Нужно принимать веши такими, как они есть. Сказать, что мы изобретаем ценности, - значит утверждать лишь то, что жизнь не имеет априорного смысла. Пока вы не живете своей жизнью, она ничего собой не представляет. Вы сами должны придать ей смысл, а ценность есть не что иное, как этот выбираемый вами смысл. Тем самым вы обнаруживаете, что есть возможность создать человеческое сообщество (Ж.П.Сартр)

В такой мере, в какой мы уже поднялись на такую высоту, что не нуждаемся в принудительном обучении со стороны морального заблуждения, мы имеем право на истину (Ф.Ницше)

Мало кто из нас осознает, что живет. Если бы каждый это осознавал, то этот самый каждый был бы счастлив, потому что, осознавая, что он живет, каждый, без исключения, быстро научился бы контролировать свои чувства, свои мысли и эмоции, а значит, смог бы управлять самим собой - это ли не счастье.
Это удел всех мудаков – жить, не осознавая, что живешь (Н.Псурцев)

Человек ответствен за свои убеждения, за само их содержание. Личность, которая по условиям своей жизни имела возможность для интеллектуального развития - а с представителей идеологического сословия есть все основания спрашивать как с развитой личности, - обязана знать то, что возможно знать, что теоретически доступно для ее времени...
Личность отвечает за успешную реализацию выбранной ею общественной миссии, и если роль требует ума и таланта, глупость и посредственность ее исполнителя становятся виной
(Э.Ю.Соловьев) 

Бывает, что привычные декорации рушатся. Подъем, трамвай, четыре часа в конторе или на заводе, обед, трамвай, четыре часа работы, ужин, сон. Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, все в том же ритме - вот путь, по которому легко идти день за днем. Но однажды встает вопрос "зачем?"'
Все начинается с этой окрашенной недоумением скуки. Начинается - вот что важно. Скука является результатом машинальной деятельности, но она же приводит в движение сознание. Скука пробуждает его и провоцирует дальнейшее: либо бессознательное возвращение в привычную колею, либо окончательное пробуждение. А за пробуждением рано или поздно идут следствия: либо самоубийство, либо восстановление хода жизни.
Скука сама по себе омерзительна, но здесь я должен признать, что она приносит благо. Ибо все начинается с сознания, и ничто помимо него не имеет значения. Наблюдение не слишком оригинальное, но речь и идет как раз о самоочевидном (А.Камю)

Есть люди, которые чувствуют себя весело в пустыне. Это и есть пошлость. Многие любят говорить, что они влюблены в жизнь. Я никогда не мог этого сказать, я говорил себе, что влюблен в творчество, в творческий экстаз. Конечность жизни вызывает тоскливое чувство. Интересен лишь человек, в котором есть прорыв в бесконечность.
Я всегда бежал от конечности жизни. Такое отношение к жизни приводило к тому, что я не обладал искусством жить, не умел использовать жизни. Во мне не было изначальной любви к жизни. К жизненному экстазу всегда примешивалось пессимистическое чувство. Радостный подъем жизни в углублении и развитии ведет не к реализации полноты, не к победе, а к гибели... 
Я чувствую себя несчастным, несчастным не по внешней своей судьбе, а по внутренней своей конструкции, по невозможности испытать удовлетворение, по непреодолимым противоречиям, по нелюбви ни к чему конечному, по склонности к тоске, по постоянному беспокойству... Моя изначальная, ранняя любовь к философии, и именно к философии метафизической, связана с моим отталкиванием от жизни как насилующей и уродливой обыденности... 
Обыденность, повторяемость, подражание, однообразие, скованность, конечность жизни вызывают чувство скуки, притяжение к пустоте. Когда же наступает момент пассивности в отношении притяжения пустоты этого низшего мира, когда по слабости мир кажется пустым, плоским, лишенным измерения глубины, то скука делается дьявольским состоянием, предвосхищением адского небытия. Страдание является спасительным в отношении к этому состоянию, в нем есть глубина. Предельная скука приводит к выводу, что ничего нет. Возникновение тоски есть уже спасение...
Есть люди, которые чувствуют себя весело в пустыне. Это и есть пошлость... Скука говорит о пустоте и пошлости этого низшего мира. Нет ничего безнадежнее и страшнее этой пустоты скуки. В тоске есть надежда, в скуке - безнадежность. Скука преодолевается лишь творчеством...
Мне доставляло мало удовольствия переживание самой жизни, за исключением творчества, больше наслаждения я испытывал от воспоминания о жизни или мечты о жизни... Моя любовь к метафизике связана с моим отталкиванием от жизни как уродливой обыденности... И самым большим моим грехом, вероятно, было то, что я не хотел просветленно нести тяготу этой обыденности, то есть мира, и не достиг в этом мудрости...
О Ницше было сказано родственное мне. У Ницше была огромная потребность в энтузиазме, в экстазе, при брезгливом отвращении к действительной жизни. Это брезгливое отвращение к жизни мне очень близко... Пошло чувствовать себя весело в пустыне (Н.А.Бердяев)

Мне всегда казалось, что лучше я делал, когда учился больше радоваться. С тех пор, как существуют люди, человек слишком мало радовался. Лишь это, братья мои, наш первородный грех! И когда мы научимся лучше радоваться, тогда мы тем лучше разучимся причинять другим горе и выдумывать его. (Ф.Ницше)
Начался великий пост, а Маркел не хочет поститься, бранится и над этим смеется: "Все это бредни, говорит, и нет никакого и бога... Да чего годы, чего месяцы! – воскликнет, бывало, - что тут дни-то считать, и одного дня довольно человеку, чтобы все счастие узнать (и по горло им пресытиться, - здесь-то и запятая: Маркел вскоре умирает, и автор избавляет себя от необходимости говорить о скуке; но о скуке он говорит в другом месте: именно от скуки Лиза хочет поджечь дом или кого-нибудь убить). Милые мои, чего мы ссоримся, друг перед другом хвалимся, один на другого обиды помним: прямо в сад пойдем и станем гулять и резвиться, друг друга любить, и восхвалять, и целовать, и жизнь нашу благословлять... Жизнь есть рай, и все мы в раю, да не хотим знать того, а если бы захотели узнать, завтра же и стал бы на всем свете рай" (Ф.М.Достоевский)

Распространяющееся все шире ощущение бессмысленности жизни поддерживает агрессивность, если вообще не является ее причиной. Агрессивные импульсы разрастаются, прежде всего, там, где налицо экзистенциальный вакуум, ощущение пустоты жизни. Страдание и горе нельзя вырвать из жизни, не разрушая ее смысла (В.Франкл)

Нелепо допустить, чтобы бесконечное страдание, которым переполнен мир, было бесцельно и чисто случайно. Наше существование представляет самое бестолковое и бессмысленное явление, если страдание не есть непосредственная цель нашей жизни... 
Аскетизм выражается в добровольной и намеренной нищете. Человек все еще продолжает хотеть, но сознательно подавляет хотение. Так как он сам отвергает проявляющуюся в его личности волю, то поэтому он рад всякому страданию, которое приходит к нему извне, он рад всякой утрате, всякому поношению, всякой обиде, с неисчерпаемым терпением и кротостью переносит муки и позор, без гордости воздает добром за зло.
Как самую волю, так умерщвляет он и тело: он скудно питает его, налагает на себя пост, прибегает даже и к самобичеванию и самоистязанию. Когда же, наконец, приходит к нему смерть, то он встречает ее с великой радостью, как желанное искупление...
Мир все равно, что ад, в котором люди, с одной стороны, мучимые души, а с другой – дьяволы (А.Шопенгауэр)

Не страдание, а бессмысленность его, была проклятием, до сих пор тяготевшим над человечеством, - а аскетический идеал предложил ему некоторый смысл! До сих пор это был единственный смысл... Человек был спасен. Хоть какой-нибудь смысл лучше полного его отсутствия (Ф.Ницше)

Положим, что некогда казавшееся неустранимым страдание жизни было истолковано как посланное богом: в наказание за грех, или, что то же самое, как метод божественного воспитания. Бессмысленно мучимые души придали смысл своему страданию, и тем самым и самому существованию, смысл которого с тех пор неразрывно связан с претерпеванием боли.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Великий полдень и закат философии iconРоберт Хайнлайн Уплыть за закат
В этот том вошел последний из романов Хайнлайна — «Уплыть за закат», сводящий воедино все сюжетные линии цикла «История будущего»...
Великий полдень и закат философии iconПреподаватель: Жукова Елена Викторовна Учебники
Учебники: «Учебник по философии», выпущенный кафедрой философии, хрестоматия по философии 1 часть, Журавлева
Великий полдень и закат философии iconКонспект лекций «Философия: конспект лекций»
В предлагаемом учебном пособии сжато изложено основное содержание вузовского курса философии, которое позволит подготовиться к экзаменам...
Великий полдень и закат философии iconВопросы к экзамену по философии
Философия софистов и Сократа. Классический этап древнегреческой философии (Платон, Аристотель)
Великий полдень и закат философии iconВопросы к экзамену по философии
Философия софистов и Сократа. Классический этап древнегреческой философии (Платон, Аристотель)
Великий полдень и закат философии iconФ 20-014 Утверждено: протокол заседания кафедры
Место и роль философии в культуре. Основные функции философии. Философия и идеология
Великий полдень и закат философии icon1 Мировоззренческая сущность философии и проблема её самоопределения
Р 134 Рабочая тетрадь по философии: уч пособие / Сост. Т. Л. Готьятова, С. В. Ковыршина, Л. Б. Подгорных Сибгиу. – Новокузнецк, 2013....
Великий полдень и закат философии iconФ 20-014 Утверждено: протокол заседания кафедры
...
Великий полдень и закат философии iconПриклади оформлення
Василій Великий. Гомілії / Василій Великий; [пер з давньогрец. Л. Звонська]. — Львів : Свічадо, 2006. — 307 с. — (Джерела християнського...
Великий полдень и закат философии iconСредневековая философия
Периодизация философии. Особенности средневековой философии. Новый Завет и христианская философия
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница