I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде


Скачать 225.07 Kb.
НазваниеI. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде
Дата публикации19.11.2013
Размер225.07 Kb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Биология > Документы
I. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде, - прародительница всех экологических наук. До недавних пор она развивалась почти исключительно в русле классических представлений и, по сути, как единственно возможная экологиче­ская дисциплина. Сейчас возникает настоятельная потребность определить ее действительное место во все усложняющейся стру­ктуре экологического знания. Как это ни странно может показать­ся, но решение обозначенной проблемы во многом затрудняется печатью классического прошлого этой дисциплины.

По свидетельству некоторых авторов термин «биоэкология» довольно длительное время употреблялся наравне с отраслевыми терминами «экология животных», «экология растений». Позднее приставка «био» отпала, и стали говорить просто «экология», подразумевая в действительности биоэкологию. Более того, эко­логию стали трактовать (что нередко продолжается до сих пор) исключительно в качестве биологической науки, лишая тем са­мым экологию особого научного статуса и игнорируя все много­образие научных дисциплин экологического цикла.

Даже в наше время и в весьма солидных изданиях говорится о том, что экология есть «биологическая наука, изучающая орга­низацию и функционирование надорганизменных систем различ­ного уровня: популяций, биоценозов (сообществ), биогеоценозов (экосистем) и биосферы». Из приведенной цитаты нетрудно уви­деть и то, что термин «экосистема», употребляемый в качестве синонима «биогеоценоза», неправомерно приобретает здесь ис­ключительно биоцентричную и даже биологизаторскую интер­претацию, хотя «биогеоценоз», на что обращал внимание еще В.Н. Сукачев, ни в коей мере не является чисто биологическим понятием.

Нередко еще встречающаяся путаница с терминами «биоло­гическая наука», «биоэкология», «экология», сведение их всех к одному биологическому знаменателю является данью решения экологических проблем именно с позиций классического подхо­да. Этот подход, однако, уже неадекватно отражает состояние дел на современном экологическом фронте. Имеются в виду, в частности, наметившиеся тенденции, во-первых, дифференциа­ции экологического знания, выходящего далеко за пределы чис­той биологии и даже биоэкологии, во-вторых, все более четкого обретения у любой экологической - гео-, био-, антропо-, социо-экологической - дисциплины особого научного статуса. Требует­ся активный поиск идей, способных обеспечить должный теоре­тический и методологический уровень обсуждения проблемы, фундаментализацию всего экологического знания.

Абсолютизация биологического начала в экологии ныне все чаще вызывает несогласие у современных исследователей, в том числе и тех, которые придерживаются биоцентристской трактовки экологической науки. Так, по мнению Н.Ф. Реймерса, «современ­ная экология - биологизированная (как и географизированная, ма­тематизированная и так далее), биоцентричная наука, но не биоло­гия. Биологическая составляющая - взгляд от живого на окружаю­щую его среду, и от этой среды на живое... Ее предмет - сохране­ние функциональной и структурной целостности того центрально­го объекта, который вычленяется в процессе исследования...» «По своей общественной значимости она, - подчеркивает Реймерс, -выросла из коротких штанишек, надетых на нее Э. Геккелем. Но мировая наука, ее формальные институты не сшили для экологии нового костюма... Экологию в современном понимании - мегаэкологию - встретили в научном сообществе в штыки, одновременно прикрывшись ею же как модным жупелом. Связано это прежде всего с корпоративностью научных дисциплин, их оторванностью друг от друга, инерционностью отраслевого мышления».

Вызывает удивление, продолжает Реймерс, что «цикл дисци­плин о выживании человечества (что может быть актуальнее?) не получил абсолютного права на гражданство в здании науки».

Глубинную причину этого явления он видит в том, что «боль­шой» экологии, или мегаэкологии, собственно, и нет как единого целого. «Имеется масса проблем, есть изначальная праматерь в виде биоэкологии, пусть с не очень четкими логическими основа­ниями, но все же с давно складывающейся структурой, теорети­ческими посылками и т.д. В мегаэкологии всего этого пока не су­ществует. Прежде всего нет фундаментальных теоретических ос­нов. А раз так, то к экологии легко примкнуть, даже ничего в ней не смысля. И таких самозванцев очень много».

Автор данного пособия вынужден во многом согласиться с этим эмоциональным, но в целом справедливым высказыванием известного отечественного эколога. Оно удачно выражает ос­новную суть сложившейся в современной науке экологической ситуации. В нем ставится верный диагноз и правильно намечает­ся магистральный путь исцеления, предполагающий разработку фундаментальных теоретических основ. Необходимость такой разработки особенно остро осознается специалистами по эколо­гическому образованию: они, как никто другой, ощущают по­требность компактной организации разнородного экологическо­го материала с позиций единого концептуального подхода. Одна­ко на практике, даже при имеющемся желании, такого концепту­ального единства не всегда удается достичь. Так, С.Н. Глазачев совершенно справедливо говорит об ограниченности биоцент­ризма и необходимости его преодоления в эколого-теоретических построениях. Вместе с тем он дает определение экологии как науки «о воспроизводстве жизни, о геологических, биологи­ческих, социальных условиях этого процесса», которое, по сути, не выходит за рамки позиции, подвергаемой им же самим крити­ке. Определенная общность взглядов Глазачева, отвергающего биоцентризм, и позиции Н.Ф. Реймерса, терпимо относящегося к биоцентризму, легко обнаруживается, если сопоставить давае­мые ими определения экологии. И у того, и у другого централь­ным объектом всякой экологии выступает «живое», «жизнь». В данном случае многообразие экологических наук диктуется различием не столько центральных объектов, сколько взаимо­действующих с ним экосред - географической, геологической, антропической, социальной.

Попытку решительного преодоления биоцентризма в эко­логии предпринимает Н.М. Мамедов. Он фактически предлага­ет рассматривать экосистему не как биоцентричное, а как об­щенаучное понятие, которое конкретизируется при соответст­вующих условиях геоэкосистемой, биоэкосистемой, антропо-экосистемой, социоэкосистемой. Такой подход, на наш взгляд, наиболее плодотворный в определении особого научного ста­туса у различных экологических наук, образующих в совокуп­ности, по терминологии Реймерса, «большую» экологию, или мегаэкологию. Важно, разумеется, не ограничиваться в данном случае лишь констатацией самых общих положений, а попы­таться реально выстроить некоторое концептуальное единство всех основных направлений экологического знания. Решение указанной задачи требует довольно больших усилий и, в пер­вую очередь, соответствующих философско-методологических разработок.

В настоящих лекциях предпринята попытка именно таких разработок. В частности, предполагается выявление специфики и связи, взаимопроникновения биоэкологического и биологиче­ского (в том числе биосферологического) знания. Реализация по­ставленной цели осуществляется через определение объектов и предметов биоэкологии и биосферологии, анализ некоторых ис­ходных понятий - «биосистема», «биоэкосистема», «биоэкологосистема», «живое» и «косное», «биоэкоориентированное взаимо­действие» и «биоэкологическое взаимодействие», «биосфера», «биогеосфера» и т.п. При этом автор опирается на ранее сделан­ные им выводы в первой и второй частях этого пособия. В соот­ветствии с известным изречением «анатомия человека - ключ к анатомии обезьяны» исследование биоэкологических проблем позволяет уточнить, дополнить, конкретизировать уже сформу­лированные ранее некоторые важные положения общей теории экологии и геоэкологии.

Автор ни в коей мере не претендует на исчерпывающее изло­жение заявленной темы. Главную свою задачу он видит в опреде­лении общих контуров философско-методологических основа­ний биологической экологии как особой научной дисциплины, входящей в «большую» экологию. Структура третьей части по­собия подчинена общей логике предпринятого автором изложе­ния философско-методологических проблем всех экологических дисциплин, образующих в совокупности некоторое концептуаль­ное единство.

Акцентируя внимание на неклассическом подходе к иссле­дованию проблем биоэкологии и биосферологии, автор при­знает целесообразность освоения всего того позитивного, что было достигнуто в традиционной биоэкологии и биосфероло­гии. Речь идет, следовательно, не о том, чтобы непременно выйти за пределы общепринятых соображений и представле­ний, но, опираясь на достигнутое, пойти дальше в каком-то од­ном отдельно взятом аспекте, в каком-то одном отдельном на­правлении. Классическая экология, несмотря на порой чрез­мерную специализацию понятий и проблем, может (и должна) служить важным источником идей формирования общей тео­рии биоэкологии и экологии в целом.

^ ЛЕКЦИЯ ВТОРАЯ

БИОСФЕРА КАК ОБЪЕКТ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

План

1. Биосфера как область современной жизни.

2. Двоякий способ бытия биосферы: собственно биотический и косногенный биотический.

3. Биосфера как развивающаяся система.

4. Человек и человечество как компоненты биосферы.

^ 1. БИОСФЕРА КАК ОБЛАСТЬ СОВРЕМЕННОЙ ЖИЗНИ

Введение понятий «биогенная» и «биоплагенная косная при­рода», с одной стороны, «косногенная» и «косноплагенная живая природа» - с другой, позволяет, как видим, вычленить, наряду со сферами чисто косной и чисто биотической действительности, область коснобиотической природы, т.е. область непосредствен­ного единства, взаимопроникновения, взаимодействия неживого и живого. Введение названных понятий способствует раскрытию диалектики взаимосвязи косного и биотического при непремен­ном учете того обстоятельства, что каждое из этих составляю­щих обладает, в свою очередь, относительной самостоятельно­стью и внутренней логикой самодвижения. Подобный подход мо­жет оказаться плодотворным, в частности, при уточнении ряда принципиальных моментов в учении о биосфере. Еще В.И. Вер­надский отмечал: «Биосфера является основной областью науч­ного знания, хотя только теперь мы подходим к ее научному вы­делению из окружающей нас реальности». Прошли десятилетия после того, как были написаны эти слова, однако и сейчас проблема выделения биосферы из «окружающей нас реальности» во многом остается нерешенной.

В настоящее время довольно распространенным является взгляд на биосферу как на такое единство живого и неживого, в котором неживое охвачено и изменено в той или иной мере ны­нешним и прошлым воздействием живого. С этой точки зрения биосфера представляет собой геологическую оболочку планеты «мощностью от границ стратосферы до нижней границы лито­сферы, т.е. в несколько километров, состав и строение которой прямо или косвенно связаны с деятельностью живых организмов в современной и, в частности, в былых геологических эпохах». В соответствии с отмеченным выше пониманием биосферы основ­ная ее специфика усматривается не в собственно биотических процессах, а в том, что «она управляется законами, выражающи­ми взаимодействие физической и биологической форм движения материи». Нетрудно видеть, что при таком подходе недооцени­вается, или даже игнорируется, относительная самостоятель­ность и внутренняя логика самодвижения биотической составля­ющей, как, впрочем, и протекающих на поверхности Земли аби­отических процессов. Причем дело не изменяется от того, что от­дельные авторы, проявляя непоследовательность, фиксируя факт изменения лика Земли не только под воздействием жизни, но и вследствие абиогенных причин, вместе с тем утверждают, что абиотические компоненты этого лика (атмосфера, гидросфе­ра, литосфера) должны рассматриваться исключительно в каче­стве частей биосферы, якобы уже потому, что они населены ор­ганизмами и видоизменены их деятельностью. С нашей точки зрения, научное выделение биосферы как качественно особой оболочки планеты невозможно при отвлечении от ее собствен­ной (биотической) специфики, а соответственно - от специфики соседствующих с ней абиотических сфер.

В этой связи заслуживает, видимо, серьезного внимания стре­мление отдельных авторов подойти к выделению биосферы из ок­ружающей нас реальности с позиций того подхода, при котором она рассматривается только как «область современной жизни». Для обозначения же участков планеты, где сказалось воздействие живого лишь в прошлые геологические эпохи, некоторыми из них вводятся новые понятия: метабиосфера (область «былых био­сфер» в литосфере), парабиосфера (зона, прилегающая к биосфе­ре, в которой организмы встречаются в недеятельном состоянии). Подобное понимание биосферы созвучно с рассуждениями В.И. Вернадского, выделявшего, как известно, наряду с биосферой (областью современной жизни) область «былых биосфер».
^ 2. ДВОЯКИЙ СПОСОБ БЫТИЯ БИОСФЕРЫ:

СОБСТВЕННО БИОТИЧЕСКИЙ И КОСНОГЕННЫЙ БИОТИЧЕСКИЙ

Говоря о том, что всесторонний научный подход к выделе­нию биосферы из окружающего мира невозможен без учета ре­ализующихся в ней двоякого рода отношений - отношений живо­го к живому и отношений живого к неживому, необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, отношение живого к живому не тождественно всякому отношению одного живого организма к другому, ибо последние могут относиться друг другу и как про­стые косные тела (в том случае, например, когда листья одного дерева ограничивают доступ солнечных лучей к листьям другого и т.п.). Отношения живого к живому осуществляются лишь в рамках специфических взаимоотношений живых организмов (или отдельных частей); именно эти взаимоотношения образуют высший, собственно биотический уровень биосферы. Во-вторых, отношение живого к неживому нетождественно отношению жи­вого организма к внешней абиотической среде, ибо отношение живого к неживому осуществляется не только за пределами жи­вого организма, но и в его собственных границах. Отношение живого к неживому в каждом из этих случаев протекает уже на косногенном биотическом уровне биосферы, а внешней грани­цей здесь является не просто измененная жизнью косная приро­да, но та, что актуально подчинена влиянию собственно биотиче­ского уровня или освоена им. Биоплагенная косная природа, поскольку она актуально не включена в сферу бытия живого, оста­ется, повторимся, за пределами биосферы.
Рис. 30. Двоякий способ бытия биосферы: система земной живой при­роды (биосфера в узком смысле слова)

А - собственно биотический уровень биосферы; Б - косногенный биотиче­ский уровень биосферы, заключенный в границах ее биотелесности; В - отхо­ды жизнедеятельности живых организмов

С этой точки зрения биосфера как целостное, относительно самостоятельное и саморазвивающееся образование не может быть тождественной всей приповерхностной оболочке нашей пла­неты. Она совпадает прежде всего с границами системы земной живой природы в единстве ее двух уровней - собственно биотиче­ского и косногенного биотического. И, таким образом, мощность ее более-менее сплошного слоя, состоящего из «живого вещест­ва», измеряется на суше преимущественно лишь несколькими ме­трами и десятками метров. Труднее говорить о границах того ком­понента косногенного биотического уровня, который находится за рамками «живого вещества», за пределами биотелесности. Однако в общем плане вполне можно утверждать, что содержание этого компонента ни в коей мере не ограничивается лишь действующи­ми искусственными сооружениями живых организмов (гнезды, но­ры, запруды и т.п.). Оно включает в себя любые результаты акту­ального влияния живого на косное, или, точнее говоря, освоения косного мира живым, в том числе той части косного мира, которой живое онладело и тем самым подчинило себе без всякого ее мате­риального изменения. Так, рыбы овладевают водными, птицы -воздушными, а наземные и подземные организмы - своими, соот­ветствующими им, пространствами.

Таким образом, мы различаем, во-первых, систему земной живой природы (биосферу в узком смысле слова) как единство собственно биотического и косногенного биотического уровней, заключенных в границах биотелесности (рис. 30). Во-вторых, биосферу в широком смысле слова (биосферу в целом), также представляющую единство собственно биотического и косноген­ного биотического уровней. Однако во втором случае последний уровень включает в себя, наряду с биотелесностью, подчиненные живому внебиотелесные формы. В этом своем качестве биосфе­ра выступает уже не сама по себе, не изолированно, но стороной взаимодействия с географоэкосредой и всем остальным косным (более широко - абиотическим) окружением (рис. 31). Из кон­текста, как правило, нетрудно понять, о чем конкретно идет речь в том или ином случае.

Косногенный биотический уровень биосферы, в единстве его биотелесности и внебиотелесной формы, занимает значи­тельные просторы на Земном шаре (а возможно, по крайней мере в определенном отношении, и не только эти просторы). Однако при любых обстоятельствах сказанное не означает со­ответствующего сокращения иных геосфер (или других обра­зований природы). Здесь имеет место взаимопроникновение. Поэтому справедливо поступают те авторы, которые наряду с биосферой выделяют и другие относительно самостоятельные сферы Земли - литосферу, атмосферу, гидросферу, отмечая способность каждой их этих сфер или их определенных сочета­ний к авторегуляции. Правда, авторегуляция у всех других гео­сфер или тех или иных их сочетаний (например «океан-атмо­сфера») протекает на более низком уровне и подвержена суще­ственному воздействию всякого рода хаотических явлений, в частности сложным воздействиям вулканических извержений, земле- и моретрясений, переменным воздушным массам и тече­ниям. Биосфера же представляет собой «наиболее полно авторегулируемую систему».



Рис. 31. Двоякий способ бытия биосферы: биосфера в целом, как сторо­на взаимодействия с экосредой (биосфера в широком смысле слова)

А - собственно биотический уровень биосферы; Б - косногенный биотиче­ский уровень биосферы, заключенный в границах ее биотелесности; В - вне­биотелесные формы косногенного биотического уровня биосферы, охвачен­ные актуальным влиянием живого и преобразованные им (гнезды, норы, запру­ды и т.п.); Г - внебиотелесные формы косногенного биотического уровня био­сферы, освоенные живым без материального его преобразования (воздушные, морские, земные просторы); Д - отходы жизнедеятельности живых организмов
Согласно мнению известного советского почвоведа В.А. Ковды, самосохранение и саморегулирование биосферы есть «свойст­ва наиболее общего значения, обеспечивающие ей известную ста­бильность, эластичность и сопротивляемость внешним воздейст­виям». Благодаря данному ее свойству происходит очищение ок­ружающей среды, а в целом она оказывается мощным стабилизи­рующим фактором во всей приповерхностной оболочке планеты. Однако в этом своем качестве биосфера выявляется именно как «область современной жизни», которая сама выступает внешним условием по отношению к остальным геосферам Земли.

Вышесказанное не означает отрицания объективного факта взаимопроникновения биосферы и других геосфер. В определенном смысле она или отдельные ее звенья (даже в своей органиче­ской части) могут выступать компонентами тех или иных неорга­нических сфер. Тот или иной лесной массив, например, можно рассматривать в качестве такой формы рельефа земной поверх­ности, которая препятствует свободному перемещению нижеле­жащих воздушных масс, проникновению солнечных лучей к Зем­ле и т.п. Организованные же жизнью потоки воды и химических элементов, заключенные в «живом веществе» или в ближайшем его окружении, могут и должны рассматриваться и как специфи­ческие биогенные компоненты соответствующих неорганиче­ских сфер. Очевидно, что прежде всего в силу отмеченного взаи­мопроникновения геосфер планеты биосфера и выполняет свою стабилизирующую роль в приповерхностной оболочке Земли. Тем не менее, биосфера, как впрочем и все остальные геосферы, обладает относительной самостоятельностью; каждая из этих сфер имеет собственное самодвижение, и лишь как таковые они взаимодействуют между собой, взаимопроникают друг в друга.

Было бы ошибкой недооценивать стабилизирующую роль биосферы на поверхности нашей планеты. Однако учет данного обстоятельства не должен быть связан с установлением равенст­ва между биосферой и всей приповерхностной оболочкой плане­ты, а тем самым с необходимостью включения в биосферу всех абиотических геосфер лишь на том основании, что они несут на себе отпечаток воздействия живого. Такое включение являлось бы, на наш взгляд, насильственным, теоретически необоснован­ным и неоправданным. Оно игнорировало бы относительную са­мостоятельность абиотических геосфер и действительную специ­фику самой биосферы. Для фиксирования области, в которой на­ходятся в определенной корреляционной взаимосвязи и взаимо­зависимости биосфера и остальные относительно самостоятель­ные абиотические геосферы, правильно было бы говорить, на наш взгляд, о системе «абиотические геосферы - биосфера». Ви­димо, из-за необходимости вычленения такой системы некото­рыми авторами и дается расширительная трактовка понятия «биосфера». Однако более уместным в данном случае будет все же термин «биогеосфера», или «географобиосфера» как сино­ним «литоатмогидробиосферы».



Рис. 32. Биогеосфера (литоатмогидробиосфера)

А1 - собственно биотический уровень биосферы; А2 - косногенный биоти­ческий уровень биосферы; А1 А2 - биосфера в единстве двух уровней; Б1 - геогра-фосфера (литоатмогидросфера) в ее чистом, абиотическом виде; Б2 - биогенный компонент географосферы; Б1Б2-географосфера как сторона взаимодействия с биосферой; А2Б2 - сфера взаимодействия биосферы и географосферы

Дело, разумеется, не в терминах, а в самой сути: биосфера есть такая сфера Земли, в которой неживое актуально охвачено влиянием живого, подчинено этому влиянию живого даже без материального изменения им неживого. Биогеосфера же есть комплексная система, которая включает в себя находящиеся в определенной взаимосвязи и взаимозависимости абиотические сферы поверхности Земли и биосферу, не устраняя при этом их относительной самостоятельности и специфичности (рис. 32).
^ 3. БИОСФЕРА КАК РАЗВИВАЮЩАЯСЯ СИСТЕМА
Система земной живой природы и биосфера в целом, будучи порождением абиотических условий Земли, постоянно испыты­вая на себе то или иное воздействие этих условий в ходе своего функционирования и развития, приспосабливаясь к этим услови­ям, приобретают вместе с тем все большую и большую самостоятельность по отношению к ним и оказывают на них обратное воздействие. С течением времени воздействие органической жиз­ни на косную природу Земли оказывается все глубже и разносто­роннее, оно приобретает все большие и большие масштабы, ста­новясь в определенном отношении наиболее активным процес­сом во всей естественной природе приповерхностной оболочки планеты. В этой связи В.И. Вернадский отмечал: «На земной по­верхности нет химической силы, более постоянно действующей, а потому и более могущественной по своим конечным последст­виям, чем живые организмы, взятые в целом»10. Отсюда следует, в частности, что с самого начала распространения жизни на Зем­ле, а тем более в ходе ее последующей эволюции, условием суще­ствования и развития системы живой природы, биосферы в це­лом выступает уже не только та косная природа, которая присут­ствует в своем, так сказать, первозданном виде, но и та, которая испытала на себе то или иное влияние живого.

Эволюция системы живой земной природы и биосферы в це­лом, включенной во взаимодействие со всей геоэкосредой, испы­тывающей влияние его (взаимодействия) эндогенных и экзоген­ных результатов, осуществляется тем не менее по своим специ­фическим законам. Эти законы непосредственно обнаруживают­ся в эволюции собственно биотического уровня системы земной живой природы и биосферы в целом - общего уровня у того и другого образования. Как уже отмечалось, указанные образова­ния отличаются друг от друга не характером и масштабом биоти­ческого уровня, а границами косногенного биотического уровня. У системы земной живой природы этот уровень непосредственно заключен в самом «живом веществе», в самой биотелесности, а у биосферы в целом он выходит за пределы «живого вещества», за пределы биотелесной формы.

Специфические законы эволюции системы земной живой природы и биосферы в целом как законы эволюции собственно биотического уровня, жизни как таковой, реализуются в тесной связи с эволюцией косногенного биотического уровня и более широко - косного (абиотического) мира в целом, но не сводятся к ним. Они исследуются биологией, ее эволюционным разделом. К числу подобных законов эволюции органического мира, в ча­стности в их всеобщем, универсальном, системном выражении, В.И. Вернадский относил явление цефализации. Под цефализацией (от греч. kephale - голова) им понимался магистральный

путь развития живой природы от простейших к человеку, обеспе­чивающий усложнение ответных реакций живого организма на воздействия окружающей среды. Этот процесс сопровождался существенной перестройкой всей системы земной живой приро­ды, закономерным изменением характера и масштабов воздейст­вия живого, жизни на приповерхностную оболочку планеты. От­сюда следует, что анализ эволюции органической жизни на пла­нете предполагает выделение закономерных этапов этой эволю­ции в той же мере, в какой это правомерно делать в отношении социальной жизни.

Для понимания важности рассмотрения органической жизни как последовательной смены определенных ступеней ее развития уместно напомнить, что качественный и численный состав видов растительного и животного мира нарастал от одного геологиче­ского периода к другому. В частности, по исследованиям А.Н. Криштофовича, В.Л. Комарова и др., в девоне насчитыва­лось около 12 тыс. видов растений, в юре - 60 тыс., в неогене -100 тыс. и в современную эпоху более 500 тыс.11 Что касается животных, то в настоящее время их насчитывается около 1 млн видов, в том числе 40 тыс. видов позвоночных животных, 750 тыс. видов насекомых12.

Биосфера есть развивающаяся система. Возражения исследо­вателей против понимания биосферы как «области современной жизни» на том основании, что оно якобы «не позволяет раскрыть весь исторический путь развития биосферы как целостной геоло­гической оболочки нашей планеты, раскрыть связь современной стадии эволюции с ее прошлыми стадиями»13, нельзя считать дос­таточно обоснованными. Хотя в самом требовании рассматривать биосферу как развивающуюся во времени, безусловно, содержит­ся рациональное зерно, и в этой связи заслуживает внимания выде­ление особых ступеней, стадий в развитии биосферы. Однако включение в биосферу прошлого, покоящегося или всякого иного побочного результата воздействия живого на неживое, который находит свое выражение, например, в существовании биоплаген-ной косной природы, не только не способствовало бы исследова­нию биосферы как целостной оболочки, имеющей определенную историю, но, наоборот, затруднило бы такое исследование, а по су­ти - сделало бы его невозможным. На наш взгляд, биоплагенная косная природа, несомненно, должна рассматриваться за предела­ми биосферы; она существует и эволюционирует по чисто абиоти-неским законам, т.е. так же, как и остальная не измененная живы­ми организмами косная среда. Несущая на себе следы воздействия живого, косная природа включается в биосферу не на правах био-плагенности, а в качестве ее биогенного компонента, т.е. охвачен­ного актуальным влиянием (или освоением) живого. Такой подход к пониманию биосферы, по нашему мнению, не только не проти­воречит, но непосредственно вытекает из многогранно развитого В.И. Вернадским учения о месте и роли живого в естественной среде лика нашей планеты.

Из сказанного нетрудно понять, что исследование закономер­ностей эволюции биосферы, выделение конкретных этапов, сту­пеней ее развития, относится непосредственно к компетенции чи­стой биологии. Разумеется также, что подобного рода исследова­ния невозможны без учета данных биоэкологии и наук о поверх­ности Земли и всего остального абиотического окружения. Зада­ча же философии состоит в данном случае не в проведении кон­кретного анализа, а в том, чтобы поставить, сформулировать проблему. Нами была предпринята попытка лишь в самых общих чертах наметить ориентиры постановки этой проблемы.
^ 4. ЧЕЛОВЕК И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО КАК КОМПОНЕНТЫ БИОСФЕРЫ

С возникновением человечества биосфера испытывает на се­бе влияние не только косных, но и социальных факторов. В этой связи возникает необходимость выделения системы «биосфера -общество» и, в частности, осмысления того, в какой мере живые объекты, испытавшие на себе общественное воздействие, могут рассматриваться компонентами биосферы как естественного об­разования. Высказываются соображения, что «естественными экосистемами следует считать только наименее измененные че­ловеком». С этим взглядом можно согласиться, но лишь в том смысле, если под «естественными» подразумевать первозданное, девственное и т.п. Если же под «естественным» понимать любое неочеловеченно-природное, способом бытия которого является взаимодействие бессознательных сил, то этим понятием должны охватываться любые компоненты живой природы, в том числе и агроценозы, сколько бы сильно они не были изменены челове­ком. И хотя агроценозы в отличие от «диких» биоценозов харак­теризуются меньшей способностью к саморегуляции, между ни­ми, по справедливому замечанию академика М.С. Гилярова, «много общего, так как и те, и другие формируются в результате естественного отбора». Аналогичного мнения придерживается также Е.Б. Кириченко, который отмечает, что «растительный мир, как и другие составные элементы биосферы, изменяется на основе естественных закономерностей эволюции и под воздейст­вием антропогенных факторов».

Естественным элементом биосферы всегда был, есть и будет сам человек. «Человек, как и все живое, не является, - писал В.И. Вернадский, - самодовлеющим, независимым от окружаю­щей среды природным объектом». «Человек и человечество тес­нейшим образом прежде всего связаны с живым веществом, на­селяющим нашу планету, от которого реально никаким физиче­ским процессом не могут быть уединены... Однако даже ученые-натуралисты в наше время, противопоставляя человека и живой организм вообще среде их жизни, очень нередко этого не учиты­вают», - подчеркивал наш выдающийся соотечественник17.

Это противопоставление оказалось живучим настолько, что и сейчас не исчезли его проявления. Только подобным противо­поставлением можно, видимо, объяснить попытку отрицать на­личие какой бы то ни было естественной эволюции у человека со времени возникновения ставшего общества18. Другое дело, ко­нечно, что естественная эволюция человека с известных пор в той или иной мере общественно обусловлена. И, тем не менее, человек как биологический вид никогда полностью не освобо­дится от власти эволюционных законов, знание и учет возмож­ных результатов действия которых оказывается важным и необ­ходимым для регулирования развития биологических основ человечества в целом19. Такого рода регулирование может быть ус­пешным при всестороннем изучении естественных связей чело­века с остальным миром природы, своевременном фиксировании изменений характера этих связей, в том числе вследствие загряз­нения окружающей среды, создании или выборе благоприятных условий для его существования. Сказанное справедливо, разу­меется, не только в отношении регулирования развития биологи­ческих основ человечества, но и в отношении всей системы жи­вой природы.


Рис. 33. Биосфера и общество, их взаимопроникновение и взаимодейст­вие

А - биосфера как естественная сфера действительности; Б - общество, его социальный уровень; АБ - сфера взаимопроникновения, взаимодействия био­сферы и общества (очеловеченная природа, или очеловеченная биосфера); А1 -социогенный компонент биосферы; Б1 - биосферогенный компонент общества (биосферотехнологический уровень жизни общества)

Биосфера, как и вся другая неочеловеченная природа, несмот­ря на то, что испытывает на себе во все возрастающих масштабах воздействие общества, остается естественной сферой действитель­ности. Она включает в себя все измененные деятельностью чело­века объекты живой природы, но в той мере, в какой те продол­жают существовать и функционировать на основе взаимодействия бессознательных сил. Однако отсюда было бы неверным утвер­ждать, что в ходе воздействия общества на биосферу, как, впро­чем, и на неочеловеченную природу в целом, вообще не возникает никаких новых закономерностей, выходящих за границы компе­тенции чистого естествознания. Такие закономерности возникают вместе с появлением очеловеченной природы, способом бытия ко­торой является сознательная деятельность людей (рис. 33). Очело­веченная природа есть сфера непосредственного единства, взаимо­проникновения и взаимодействия природы и общества.
^ Основные выводы

Биосфера - область современной жизни, метабиосфера - об­ласть былых биосфер в литосфере, парабиосфера - зона, приле­гающая к биосфере, в которой организмы встречаются в недея­тельном состоянии. Выделение биосферы как качественно осо­бой оболочки планеты невозможно при отвлечении от ее собст­венной (биотической) специфики, а соответственно - от специ­фики соседствующих с ней абиотических сфер.

Биосфера имеет двоякий способ бытия, что находит свое вы­ражение в собственно биотическом и косногенном биотическом ее уровнях. Косногенный биотический уровень у биосферы в узком смысле слова (системы земной живой природы) заключен в грани­цах биотелесности, а у биосферы в широком смысле слова (био­сферы в целом) - в границах биотелесности и внебиотелесных формах своего выражения. Последние представлены не только ис­кусственными сооружениями животных (гнезда, норы, запруды и т.п.), но и иными «оживленными» компонентами косного мира, в том числе путем его освоения, подчинения живому без всякого на то с его стороны материального изменения.

Косногенный биотический уровень биосферы, в единстве его биотелесности и внебиотелесной формы, занимает значитель­ные земные просторы (а возможно и не только земные). Однако это не означает соответствующего сокращения иных (абиотиче­ских) геосфер (или любых других образований природы). Здесь имеет место взаимопроникновение.

Биогеосфера есть комплексная система, которая включает и себя находящиеся в определенной взаимосвязи и взаимозависимости абиотические сферы поверхности Земли (литосферу, ат­мосферу, гидросферу) и биосферу, не устраняя при этом их отно­сительной самостоятельности и специфичности.

Биосфера есть развивающаяся система, имеющая определен­ные этапы. Включение в биосферу прошлого, покоящегося или всякого иного побочного результата воздействия живого на нежи­вое (что находит свое выражение в существовании биоплагенной косной природы), не только не способствует исследованию био­сферы как целостной оболочки, имеющей определенную исто­рию, но, наоборот, затрудняет такое исследование и, по сути, дела­ет его невозможным. Исследование закономерностей эволюции биосферы - актуальная задача современной биологии. Подобного рода исследования невозможны без учета данных биоэкологии и наук о поверхности Земли, о всем остальном косном мире.

Биосфера же, как и всякая неочеловеченная природа, несмо­тря на то, что испытывает на себе во все возрастающих масшта­бах воздействие общества, остается естественной сферой дейст­вительности, поскольку существует и функционирует на основе взаимодействия бессознательных сил. Человек и человечество всегда были, есть и будут естественными элементами биосферы. Однако в отличие от биосферы их специфика иная - антропическая и социальная. С воздействием общества на биосферу тоже возникают иные, неестественные, закономерности, которые от­носятся к компетенции уже не чистой биологии (биосферологии), а социоэкологии - биосферосоциоэкологии.

Похожие:

I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconЭкология как наука. Антропобиоэкосистема, ее характеристика. Экология Самарской области

I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconАктивный раздаточный материал
Экология – наука, изучающая взаимоотношения между живыми организмами и средой обитания, находящимися в тесной взаимосвязи и взаимосвязи...
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconЛекция №1. Экология
Экология как наука ее дифференциация, цель, задачи, методы, связь с другими науками, экологические проблемы
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconКазахская головная архитектурно-строительная академия «Экология и...
Экологический прогноз и прогнозирование. Моделирование природных процессов в решении экологических проблем. Основы оценки качества...
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде icon1 Политология как наука и учебная дисциплина Политология
Политология – это наука о политических отношениях и политической деятельности людей, сущности, формах, методах использования полит...
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconНаука о взаимоотшонениях организмов с окружающей средой
Э. Зюссом (1875), в результате работ В. И. Вернадского стал обозначать всю ту наружную обл планеты Земля, в которой не только существует...
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconРеклама химических источников тока в каждом случае должна сопровождаться...
Химические источники тока содержат опасные вещества тяжелые металлы, в том числе особо токсичные ртуть и кадмий, которые требуют...
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconВопросы для самостоятельной подготовки по дисциплине «Основы экологии...
Экология как наука и научное мировоззрение, общенаучный подход к решению проблем взаимодействия природы и общества
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде iconПодписной лист из
Оопт) – природно-исторического парка (пип) «Измайлово»; б) в недопустимой близости от жилых домов. Строительство автомагистрали на...
I. вводные замечания биологическая экология, изначально трактуемая как наука об отношениях организмов к окружающей, в том числе биотической, среде icon1. Политология как наука и учебная дисциплина политология – это наука...
Наше представление о ней пополнится, если мы определим объект политологии, т е обозначим те основные политические явления и реальности,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница