Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер "Богатый ребенок, умный ребенок"


НазваниеРоберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер "Богатый ребенок, умный ребенок"
страница8/22
Дата публикации15.07.2013
Размер3.46 Mb.
ТипРеферат
vb2.userdocs.ru > Банк > Реферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22
Глава 7

Сможет ли ваш ребенок оставить работу к тридцати годам?

Однажды я спросил своего богатого папу, почему он так богат. И вот что он ответил: “Потому, что я рано перестал работать. Если тебе не нужно ходить на работу, то у тебя появляется достаточно времени, чтобы разбогатеть”.

Сквозь зеркало

В предыдущей главе, посвященной домашним заданиям, я приводил слова моего богатого папы: “Работа не сделает тебя богатым — богатым становятся, сидя дома. Вот почему ты должен выполнять свои домашние задания”. Одно из домашних заданий богатого папы состояло в обучении меня формуле получения большого богатства с помощью игры в “Монопольку”. Тратя свое время на то, чтобы поиграть со своим сыном и со мной, он делал все что мог, пытаясь ввести наш разум в мир, который мало кто видит. Где-то между девятью и пятнадцатью годами я морально перешагнул из мира моего бедного папы в мир папы богатого. Это был тот же самый мир, который видели все, разница заключалась в его восприятии. Моему взгляду открылись вещи, которых я никогда не видел раньше.

Героиня книги Льюиса Кэрролла “Алиса в стране чудес” проходит сквозь зеркало в совершенно иной мир. Богатый папа провел меня сквозь свое зеркало с помощью игры в “Монопольку” и позволил увидеть мир его глазами, с его стороны зеркала. Вместо того чтобы говорить: “Учись, получай хорошие отметки и найди надежную, гарантированную работу”, — он советовал мне изменить свой взгляд на мир и подумать по-другому. Он часто повторял: “Купи четыре зеленых домика, продай их, а потом купи один красный отель. В этом суть формулы, которая сделает тебя богатым человеком, когда ты вырастешь”. Я не знал, что мне нужно было увидеть, но понимал, что он пытается показать мне нечто такое, чего, как он чувствовал, я пока видеть не мог.

Будучи ребенком, я не понимал, чего он добивается. Я знал только, что, по его мнению, идея купить четыре зеленых домика, продать их, а потом купить один красный отель, была исключительно важной. Постоянно играя в “Монопольку” с богатым Папой, воспринимая ее как нечто гораздо более важное, чем просто глупую детскую игру, я постепенно менял свой образ мышления. Я стал иначе смотреть на вещи. Затем, в один прекрасный день, когда мы приехали к его банкиру, в моем мозгу вдруг что-то произошло. На какой-то миг я как бы проник в мозг моего богатого папы и увидел мир таким, каким его видел он. Я прошел через зеркало.

Изменение самооценки

Ментальный переворот произошел, когда я сидел на совещании моего богатого папы с его банкиром и агентом по недвижимости. Они обсудили несколько деталей, подписали несколько документов, богатый папа передал банкиру чек, а затем взял несколько ключей у агента по недвижимости. До меня дошло, что он только что купил еще один зеленый домик. Сев в машину, банкир, агент по недвижимости, богатый папа, Майк и я отправились осматривать его новый зеленый домик. По дороге я начал понимать, что вижу в реальной жизни то, чем я занимался на игровой доске. Выйдя из машины, я видел, как богатый папа поднялся по ступенькам, вставил ключ в замок, повернул его, открыл дверь, вошел внутрь и сказал: “Это мое”.

Как я уже говорил, лучше всего я учусь, когда могу увидеть, потрогать, почувствовать и сделать что-то. У меня плохо получается учиться сидя, слушая, читая и отмечая на бумаге правильные ответы на вопросы тестов. В тот момент, когда я осознал реальную связь между игрушечным зеленым домиком и домом, который только что купил богатый папа, изменился не только мой образ мышления, но и весь мой мир, потому что начало меняться мое представление о самом себе. Я больше не был бедным ребенком из семьи, которая испытывала финансовые трудности. В душе я стал превращаться в богатого ребенка. Я начинал смотреть на себя по-другому. Я больше не надеялся стать богатым. В моей душе росла и крепла уверенность в том, что я уже богат. Я был богат, потому что начинал видеть мир глазами моего богатого папы.

Когда я увидел, как он выписывает чек, подписывает документы и берет в руки ключи, то понял связь между игрой, его действиями и маленьким зеленым домиком. Я сказал себе, что смогу сделать то же самое. Это вовсе не трудно. Для того чтобы стать богатым, мне не нужно быть слишком умным. Мне даже не понадобятся хорошие отметки. Я чувствовал себя так, словно прошел сквозь зеркало и вступил в другой мир. Но этот переход повлек за собой ряд проблем с миром, который я оставлял позади. Я нашел свою формулу победы. Ее еще нужно было дополнить формулой победы в учебе, профессиональной и финансовой формулами. Это была формула, которой я буду следовать до конца моей жизни. В тот момент я уже твердо знал, что стану богатым. Сомнений больше не было. Я понял, что такое “Монополька”. Я любил эту игру. Я видел, как мой богатый папа играет в нее на настоящие деньги, и знал, что если это может он, то и я смогу тоже.

Туда и обратно между двумя мирами

Мысленно я легко проходил сквозь зеркало туда и обратно. Проблема была в том, что мир, в который я входил, — мир моего богатого папы — имел смысл. Мир, который я покидал, казался каким-то ненормальным. Мир, в который я возвращался, когда нужно было идти в школу, казался мне миром Сумасшедшего Шляпника и Чеширского Кота. По понедельникам мы сдавали учительнице домашние задания. Затем она диктовала новые и заставляла нас учить вещи, которых я не мог увидеть, потрогать или почувствовать. От меня требовали изучения предметов, которые, как я был уверен, мне никогда не пригодятся. Я решал сложные математические задачи, зная, что в реальной жизни мне вряд ли доведется использовать такие сложные формулы. Я видел, какие математические вычисления производил мой богатый папа при покупке своего зеленого дома, а он прекрасно обходился без каких-то там алгебраических формул. Ему вполне хватало четырех арифметических действий. Я знал, что купить пресловутые четыре зеленых домика не так трудно. Когда у меня будет четыре зеленых дома на продажу, покупка красного отеля покажется совсем легкой, даже логичной — но она будет иметь смысл только в том случае, если ты действительно решил стать богатым и у тебя достаточно свободного времени. На одном большом отеле можно сделать больше денег и с меньшими усилиями. Я приходил в замешательство, потому что каждый раз, проходя сквозь зеркало, замечал, что одна сторона выглядит намного разумнее, чем другая.

Я никогда не понимал, почему мы изучали предметы, Которые, как мы знали, нам никогда не придется использовать, или, по крайней мере, нам никогда не говорили, как их использовать. А когда потом нас заставляли выполнять контрольные по тем же самым предметам, которые меня не интересовали, и в зависимости от результатов делили на “умниц” и “тупиц”, это было, на мой взгляд, почище любой “Аписы в стране чудес”.

Почему я изучаю эти предметы?

Однажды я решился задать вопрос, над которым ломал голову уже несколько лет. Я набрался храбрости и спросил учительницу:

— Почему я должен изучать и выполнять контрольные по предметам, которые мне неинтересны и которые мне никогда не пригодятся?

Она ответила мне так:

— Потому, что если ты не получишь хороших отметок, то не найдешь хорошую работу.

Это был тот же самый ответ, который я слышал от моего родного отца. Он прозвучал как эхо. Проблема была в том, что такой ответ почти не имел смысла. Какое отношение к получению работы могли иметь предметы, которые меня не интересовали и которые мне никогда не пригодятся? Теперь, когда я нашел для себя формулу, победы в жизни, мысль о необходимости ходить в школу и изучать предметы, которые мне не будут нужны для получения работы, тем более что я уже не собирался ее искать, казалась мне еще более бессмысленной. Поразмышляв об этом какое-то время, я задал второй вопрос:

— Но что, если мне не нужна работа?

После чего мне было строго приказано сесть на место и продолжать работать.

Школа — это важно

Я не призываю вас забирать ребенка из школы и покупать ему “Монопольку”. Качественное образование имеет большое значение. Школа развивает умение учиться, усваивать знания и, кроме того, прививает некоторые профессиональные навыки. Хотя я во многом не согласен с тем, как учит система, и с тем, чему она учит, школьный аттестат и диплом колледжа или профессионального училища все еще остаются залогом успеха в жизни.

Проблема в том, что школа не учит базовым навыкам в финансовой области, а при отсутствии таких навыков многие дети выходят из школы, не имея формулы финансовой победы. Более того, многие фактически выносят из стен учебных заведений формулу финансового поражения. Многие молодые люди оканчивают университеты, обремененные огромными долгами по кредитным карточкам и непогашенными ссудами на обучение. Некоторые из них не вылезают из долгов до конца жизни. Другие, не успев покинуть стены учебного заведения, начинают покупать машины, дома и катера. Многие умирают и оставляют долги своим детям. Другими словами, они могут получить прекрасное образование, но у них нет одной очень важной формулы — формулы финансовой победы в жизни.

Что тревожило обоих моих отцов

Мой папа-преподаватель понимал, что образовательному процессу чего-то не хватает, но так и не понял, чего именно. Мой богатый папа знал, чего не хватает. Он знал, что школы дают мало, а то и вообще никаких знаний о деньгах. Он знал, что из-за отсутствия формулы финансовой победы многие люди, которые работают не разгибая спины и держатся за свою работу, никогда не продвигаются вперед в финансовом отношении. Когда я рассказал ему историю о том, как плантаторы использовали школьную систему для обеспечения стабильного притока рабочей силы, он только тихо проговорил: “Мало что изменилось”. Он знал, что люди держатся за свою работу и отдают ей все силы, потому что у них просто нет другого выхода. Он знал, что стабильный приток рабочей силы у него будет всегда.

Его тоже тревожило финансовое благосостояние тех, кто работал на него. Ему тяжело было смотреть, как люди трудятся на него только для того, чтобы вернувшись домой, ещё больше залезть в долги. Как он любил повторять, “работа не сделает тебя богатым — богатым становишься, сидя дома. Вот почему ты должен выполнить свое домашнее задание”. Он прекрасно понимал, что большинство его работников из-за отсутствия у них базового финансового образования не могут выполнить свои финансовые домашние задания, и это сильно тревожило и огорчало его.

Методика обучения богатого папы

Научиться многому у моего богатого папы мне помогла его уникальная методика обучения, подходившая, мне как нельзя лучше.

Еще раз вернусь к рассказанной в “Богатом папе, бедном папе” истории о том, как богатый папа, пообещав научить меня, как стать богатым, стал платить мне десять центов в час. Я работал на него три воскресенья по три часа, зарабатывая в общей сложности по тридцать центов в день. Это так сильно меня расстраивало, что, наконец, я пришел к нему в офис и заявил, что он меня эксплуатирует. Всхлипывая и размазывая по щекам слезы, я, девятилетний мальчик, стоял перед его столом и требовал, чтобы он выполнил свою часть договора.

— Ты обещал научить меня, как стать богатым. Я работаю на тебя уже три недели, но за это время ни разу тебя не видел. Ты даже не приходишь посмотреть, как я работаю, не говоря уже о том, чтобы чему-нибудь меня учить.

Мне платят тридцать центов, но они не сделают меня богатым. Когда ты начнешь учить меня чему-нибудь?

Богатый папа откинулся в кресле, глядя через стол на расстроенного девятилетнего мальчишку. После бесконечной минуты гробового молчания он улыбнулся и сказал:

— Но я же учу тебя. Я учу тебя самому ценному, чему ты можешь научиться, если хочешь стать богатым. Большинство людей будут работать всю жизнь, но никогда не смогут усвоить урок, который я пытаюсь преподать тебе сейчас, если только ты сможешь его усвоить.

Он замолчал и начал раскаиваться в кресле, продолжая смотреть, как я стою и дрожу, пытаясь понять смысл его слов.

— Что ты имеешь в виду, говоря “если я смогу его усвоить”? Если я смогу усвоить что? Чему такому я должен научиться, чему не могут научиться другие? — сказал я, вытирая нос рукавом футболки. Я начал успокаиваться, но все же мне странно было слышать, что он чему-то меня учит. Я не видел его с того дня, как согласился работать на него, а теперь он говорит мне, что все это время чему-то меня учил.

Через много лет я понял, насколько важным был тот урок, заставивший меня понять, что большинство людей не становятся богатыми, вкалывая за деньги и цепляясь за гарантированную работу. Когда я понял разницу между моей работой за деньги и работой денег на меня, мой интеллект чуть-чуть возрос. Я понял, что школа учит нас работать за деньги, а также то, что если я хочу стать богатым, то мне нужно научиться заставлять деньги работать на меня. Различие небольшое, но оно изменило мои ориентиры в учебе, после чего я смог выбирать, на что стоит тратить свое время. Как я уже говорил, интеллект— это способность проводить более тонкие различия. А различие, которое мне предстояло усвоить, состояло в том, чтобы заставить деньги работать на меня, чтобы стать богатым. Пока мои одноклассники грызли гранит науки, чтобы получить работу, я учился тому, как обойтись без работы.

Я понял, что имел в виду богатый папа, когда говорил: “Большинство людей никогда не смогут усвоить этот урок”. Позднее он объяснил мне, что большинство людей идут на работу, получают зарплату, идут на работу, получают зарплату, идут на работу... и так без конца... но так и не могут усвоить урок, который он пытался преподать мне. Он сказал: “Когда ты попросил меня научить тебя, как стать богатым, я решил, что стоит преподать тебе первый урок, просто посмотрев, как быстро ты поймешь, что работа за деньги не сделает тебя богатым. Тебе понадобилось на это всего три недели. Большинство людей работают всю жизнь, но так и не понимают этого. Они приходят к боссу, чтобы просить прибавку к зарплате, и, пока у них есть надежда получить больше денег, им редко удается усвоить этот урок.

Вот таким образом учил меня богатый папа, и его метод обучения состоял в том, чтобы сначала действовать, затем совершать ошибки, а в конце делать выводы. Как помнят те, кто читал мою первую книгу, дело кончилось тем, что богатый папа лишил меня моих десяти центов в час и мне пришлось работать даром. Пора было переходить ко второму уроку, и он хотел убедиться в серьезности моих намерений.

С другой стороны стола

Другой урок, который оказал на меня огромное влияние, я часто называю обучением “с другой стороны стола”. После вышеупомянутого первого урока, полученного мной в девять лет, богатый папа понял, что я серьезно намерен научиться быть богатым, и стал приглашать меня посмотреть, как он делает разные вещи, вроде описанной выше покупки дома. Когда мне исполнилось десять лет, он стал приглашать меня на собеседования с людьми, которые приходили устраиваться на работу. Я сидел рядом с ним с другой стороны стола, а он расспрашивал претендентов о предыдущей работе и об их отношении к работе на его предприятиях. Я видел людей, не имевших среднего образования, согласных работать меньше чем за один доллар в час. Хотя я был еще мальчишкой, но хорошо понимал, как трудно им будет содержать семью, получая меньше восьми долларов в день “грязными” (до уплаты налогов). Когда я просматривал их резюме или заявления о приеме на работу и видел, скольких детей приходилось содержать этим работникам, у меня становилось тяжело на душе. Я убедился, что не только моя семья переживает финансовые трудности. Мне хотелось помочь им, так же как своей собственной семье, но я пока не знал, как это можно сделать.

Ценность хорошего образования

Важным уроком, который я получил, сидя за столом богатого папы, стало понимание разницы в расценках при оплате труда. Огромный разрыв в ставках работника, не имеющего среднего образования, и работника с дипломом колледжа стал для меня достаточным стимулом, чтобы остаться в школе. После этого, каждый раз, когда мне приходила мысль бросить школу, я вспоминал о разнице в расценках и говорил себе, что просто обязан получить хорошее образование.

Но больше всего я поражался, когда на низкооплачиваемую работу претендовал человек с дипломом магистра, а то и доктора наук. Я пока мало что понимал в бизнесе, но уже знал, что богатый папа, если сложить все источники его доходов, зарабатывал в месяц намного больше этих людей с прекрасным образованием. Знал я и то, что богатый папа не окончил среднюю школу. Разумеется, работникам с хорошим образованием платили намного больше, чем тем, кого выгнали из средней школы, но при всем том я понимал, что моему богатому папе было известно что-то такое, чего не знали все эти люди с высшим образованием.

Посидев с другой стороны стола примерно пять раз, я, наконец, спросил у богатого папы, почему он меня сюда пригласил. Его ответ был таким:

— Я уже начал бояться, что ты так никогда и не спросишь. А как ты сам думаешь, почему я попросил тебя просто посидеть и посмотреть, как я провожу собеседования с людьми?

— Не знаю. Я думал, тебе просто хотелось, чтобы я составил тебе компанию. Богатый папа захохотал.

— Я бы никогда не стал тратить твое время так бессмысленно. Я обещал, что научу тебя, как стать богатым, и учу тебя тому, что ты просил. Ну и чему ты успел научиться?

Я сидел за столом, сбоку от богатого папы в его кабинете, опустевшем после собеседований с кандидатами на работу, и обдумывал его вопрос.

— Не знаю, — наконец сказал я. — Я никогда не думал об этом как об уроке.

Богатый папа усмехнулся и сказал:

— Из этого ты можешь извлечь очень важный урок, если хочешь стать богатым. У большинства людей никогда не будет возможности получить урок, который пытаюсь преподать тебе я, потому что большинство людей смотрит на мир с той стороны стола,

Богатый папа показал на пустой стул напротив нас.

— Мало у кого есть возможность посмотреть на него с этой стороны стола. Ты видишь перед собой реальный мир — мир, каким его видят люди, закончившие учебу. Но у тебя есть возможность посмотреть на него с этой стороны стола еще до того, как ты выйдешь из школы.

— Значит, если я хочу стать богатым, то должен сидеть с этой стороны стола?

Богатый папа покачал головой. Медленно, обдумывая каждое слово, он начал говорить:

— Прежде чем ты займешь место с этой стороны стола, тебе надо учиться и понять, что от тебя требуется, чтобы получить право на это место. А насколько я знаю, в школе этому не учат. Школа учит тебя сидеть с той стороны стола.

— Правда? — спросил я немного озадаченно. — И как она это делает?

— А что говорит твой папа, когда отправляет тебя в школу?

— Говорит, что если я буду учиться, то смогу найти работу, — тихо сказал я. — А как раз ее и ищут эти люди. Ведь так?

Богатый папа кивнул и сказал:

— И вот поэтому они сидят с той стороны стола. Я не говорю, что одна сторона лучше другой. Я только хочу показать тебе, что между ними есть разница. Большинство людей этой разницы "не видит. Вот это и есть мой урок. Все, что я хочу предложить тебе, — это выбор, с какой стороны стола ты, в конечном счете, будешь сидеть. Если ты хочешь стать богатым в молодости и сидеть с этой стороны стола, тебе будет легче добиться цели. Если ты серьезно решил стать богатым и не намерен всю жизнь трудиться не разгибая спины, я научу тебя, как этого добиться. Если ты хочешь сидеть с той стороны стола, делай то, что говорит тебе твой отец.

Уроки усвоены

Это был важный урок, который повлиял на весь дальнейший ход моей жизни. Богатый папа не сказал, с какой стороны стола я должен сидеть. Он предложил мне выбрать самому. Я принял решение сам и решил учиться тому, чему хотел, а не бороться против того, что меня заставляли учить. Вот таким образом мой богатый папа учил меня на протяжении многих лет. Сначала шло действие, затем совершались ошибки, а в конце делались выводы. После того как очередной урок был усвоен, он предлагал мне выбрать, каким образом использовать полученные знания.

Часто вы не видите, что находится прямо перед вами

Обучение “с другой стороны стола” включало и другие уроки, повлиявшие на ход моей жизни. Интеллект — это способность проводить более тонкие различия, или умножать путем деления. Сидя за столом, я начал проводить больше различий, усваивал новые уроки, смотрел и учился на примерах, наблюдая происходящее. Я просидел там достаточно долго, просто наблюдая, но не пытаясь чему-нибудь научиться. После того как богатый папа рассказал мне про две стороны стола, я смог увидеть два разных мира. Я смог почувствовать разницу в самооценках, которые были нужны для каждой из сторон. С годами я понял, что люди, сидевшие напротив меня, делали только то, что им говорили делать, то есть шли и искали работу. В школе их учили “овладевать навыками, которые пользуются спросом у работодателей”.

Их не учили овладевать навыками, необходимыми для того, чтобы сидеть с другой стороны стола. Заучив наизусть эти инструкции в раннем возрасте, большинство людей провели всю жизнь, сидя с другой стороны стола. Как изменилась бы их жизнь, если бы им сказали: “Овладей финансовыми навыками, чтобы ты мог иметь собственный стол”?

Люди находят то, на поиск чего они запрограммированы

Помимо прочего я узнал, что люди ищут разные вещи. Богатый папа говорил мне: “Большинство людей, окончив школу, ищут работу. Вот почему они находят только работу”. Он объяснил мне, что человек находит в реальном мире то, что ищет у себя в мыслях. Он говорил: “Люди, которые отправляются искать себе должность, чаще всего ее находят. Я не ищу должность. Я не ищу работу. Я натренировал свой разум на поиск возможностей сделать бизнес и выгодно вложить деньги. Давным-давно я понял, что человек находит только то, на поиск чего он натренировал свой ум. Если ты хочешь стать богатым, тебе нужно научить свой мозг искать вещи, которые сделают тебя богатым. А так как работа тебя богатым не сделает, то и искать ее не нужно”.

Когда я рассказываю людям, что наша западная система образования пришла из Пруссии, многие пропускают это замечание мимо ушей. Но когда я заявляю, что целью прусской системы было выращивание рабочих и солдат, мои слова заставляют многих навострить уши и они начинают бросать на меня косые взгляды, полные циничного, иногда враждебного, скептицизма. Больше всего возмущаются те, чьи успехи в этой системе были самыми значительными. Когда меня упрекают в необоснованности этого заявления, я обычно спрашиваю сомневающихся: “Что первым делом начинают искать люди, окончив свое образование?” Ответ всегда один: “Работу”. Они ищут работу, потому что запрограммированы на это, и они действуют как хорошие маленькие солдаты. Я говорю это потому, что Пруссии уже давно нет на карте мира, но ее идеи многовековой давности все еще живут.

Теперь, когда мы вступили в век информации, самое время научить людей смотреть дальше поисков гарантированной работы. Теперь мы должны учиться многому помимо простого овладения навыками, которые пользуются спросом у работодателей. В век информации очень может быть, что к тридцати годам ваши дети в техническом плане отстанут от времени. Если такое возможно, то почему бы не преподавать им финансовые навыки, чтобы к тридцати годам они могли оставить работу?

Нельзя изменить то, чего не видишь

Я не говорю, что быть наемным работником или солдатом хорошо или плохо, правильно или неправильно. Я побывал и тем и другим. Я просто рассказываю, как мой папа-преподаватель, когда понял, что в системе что-то неправильно, пытался изменить ее. Он хотел найти способ лучше готовить учеников к жизни в реальном мире. Трудность была в том, что он сам был порожден системой, которую хотел изменить, и не видел того, чего видеть не мог. Мой богатый папа смотрел на мир другими глазами просто потому, что не был продуктом этой системы. Он бросил школу в тринадцать лет, потому что у него умер отец и ему пришлось взять семейный бизнес в свои руки. В тринадцать лет он освоил навыки, необходимые для того, чтобы сидеть с другой стороны стола.

Чтобы сидеть с другой стороны стола, мне нужно было многому научиться

Когда я понял, что у стола есть две стороны, мне захотелось узнать, что от меня потребуется, чтобы сидеть за столом со стороны моего богатого папы. Прошло немного времени, а я уже знал, сколько всего мне предстоит выучить. Я понял, что мне нужно учить не только предметы школьной программы, но и те, которых в школе не было. Я стал уделять учебе гораздо больше внимания. Чтобы сидеть за столом с другой стороны от тех, кто только ходил в школу, мне нужно было выучить намного больше того, чему меня там учили. Если я действительно собирался сидеть с другой стороны стола, то мне нужно было стать умнее самых умных ребят в школе. Мне нужно было намного больше, чем просто овладеть навыками, которые пользуются спросом у работодателей.

Наконец я нашел то, на чем можно было испробовать свои силы, что придавало смысл учебе, что было мне интересно. Я был заинтересован в учебе. В период между девятью и пятнадцатью годами началось мое настоящее образование. Я стал вечным студентом, который знал, что моя учеба будет продолжаться еще долго после того, как я закончу школу. Кроме того, я нашел то, что искал мой родной отец, то, чего не хватало системе образования, целью которой было обеспечение стабильного притока рабочих, ищущих гарантированную работу, но которая никогда не учила их тому, что было известно каждому богатому человеку, сидевшему по другую сторону стола.

Пирамида обучения



Когда я говорю об образовании и обучении, то часто использую эту схему, которую называю “пирамидой обучения”. Она представляет собой синтез “семи талантов Гарднера” и некоторых моих личных наблюдений, сделанных в пору чтения лекций по предпринимательству и инвестированию. Хотя эта схема не является продуктом точной научной разработки, она демонстрирует некоторые соотношения, которые могут стать темой для обсуждения.

Лично я смог узнать так много, играя в “Монопольку”, потому что был вовлечен в игру умственно, эмоционально и физически. Игра принуждала меня думать, приводила в эмоциональное возбуждение и заставляла производить кое-какие физические действия. Она поглощала все мое внимание, потому что в нее была вовлечена значительная часть меня, и к тому же, я очень азартный человек.

Когда я нахожусь в аудитории и вынужден сидеть смирно и слушать, как кто-то говорит на тему, которая мне неинтересна или непонятна, мое эмоциональное состояние находится где-то посредине между раздражением и скукой. Физически я начинаю ерзать на стуле или пытаюсь заснуть, просто чтобы избавиться от умственного и эмоционального дискомфорта. Мне трудно сидеть без движения, пытаясь воспринять информацию умом, особенно если она меня не интересует или лектор слишком скучен. Может ли это быть причиной того, что родители и школа все чаще и чаще прибегают к успокоительному, пытаясь заставить гиперактивных детей смирно сидеть за партами? Вполне возможно, что эти дети склонны к практическому обучению или их не интересует то, что их заставляют выучить. И когда дети начинают бунтовать, система накачивает их лекарствами.

Что касается духовного обучения, то оно не обязательно связано с религией, хотя может быть и так. Под духовным обучением я имел в виду чувство, которое возникает в нас, когда мы смотрим Олимпийские игры для инвалидов и видим, как дети с физическими недостатками бегают или передвигаются на колясках, напрягая все силы своего тела, ума и духа. Год назад я был на таких соревнованиях, где сила духа этих молодых людей тронула зрителей до глубины души. Я тоже поднялся на ноги и стал кричать, подбадривая этих молодых людей, толкавших вперед свои увечные тела гораздо сильнее, чем я способен заставить двигаться свое физически здоровое тело. Атмосфера была пропитана их энергией и передавалась всем нам. Они напомнили всем нам, кто мы на самом деле и из чего мы сделаны. Я говорю именно о таком типе духовного обучения.

Во Вьетнаме я видел, как тяжело раненные молодые ребята, понимая, что умирают, дрались на равных с остальными. Их толкала вперед сила духа, заставляя отдавать жизнь ради того, чтобы жили их товарищи. Во Вьетнаме я видел и такие вещи, о которых не осмеливаюсь писать, боясь, что мои рассказы посчитают неправдоподобными. Тем не менее, мне приходилось видеть, как молодые парни совершали такое, что нельзя объяснить умственными, эмоциональными или физическими факторами. Я говорю именно о таком типе духовной силы.

Когда вы приходите на свадьбу и видите, как два человека сочетаются браком, в идеале это должно быть духовным соединением двух физических существ перед Богом. Это обоюдное обязательство двух душ соединиться и пройти по жизни вместе. К сожалению, слишком высокий уровень разводов свидетельствует, что многие люди соединяются умственно, эмоционально и физически, но не духовно. Вот почему, когда дела начинают идти туго, они расходятся. Не хочу никого обидеть и не хочу никому навязывать свои личные взгляды в религиозной или духовной областях. Я просто говорю о силе, которая располагается за пределами наших умственных, эмоциональных и физических возможностей.

Изменение представлений

Я помню, как трансформировалась моя личная “пирамида обучения” в период между девятью и двенадцатью годами. У меня полностью поменялись представления о себе самом в умственном, эмоциональном, физическом и духовном плане. Когда я увидел, как мой богатый папа подписал бумаги, передал чек и взял в руки ключи от дома, внутри меня словно что-то перевернулось. Связь между игрой в “Монопольку” и настоящей жизнью вдруг стала реально осязаемой. Исчезло годами мучившее меня ощущение ущербности, умственной неполноценности по сравнению с моим умным папой и Энди Муравьем. На смену ему пришла уверенность в своих силах. Я понял, что смогу преуспеть в жизни, сумею выжить. Понял, что меня ждет успех. Понял, что для достижения финансового благополучия мне не нужна высокооплачиваемая работа, и даже деньги. Наконец я увидел то, в чем мне хотелось добиться совершенства, и понял, что у меня получится. Я нашел то, чему хотел учиться. Как я уже сказал, что-то изменилось во мне в духовном плане: появились целеустремленность, неодолимая жажда деятельности и твердая уверенность. Я никогда не чувствовал себя так уверенно в школе или дома, глядя, как мама плачет над пачкой неоплаченных счетов на кухонном столе. Какое-то новое, теплое чувство наполнило мое сердце, а затем — и все мое естество. Исчезли всякие сомнения в том, кем я был и кем собирался стать. Я знал, что буду богатым. Знал, что найду способ помочь маме с папой. Я не знал пока, как я это сделаю, но знал, что сделаю обязательно. Знал, что успех ждет меня там, где мне действительно хочется его найти, а вовсе не там, где по чьей-то указке мне следует его искать. Наконец я нашел свою новую индивидуальность.

Рубеж девятилетнего возраста

Недавно я беседовал с Дагом и Хезер, супружеской четой, членами попечительского совета одной из вальдорфских школ на Аляске. Именно они рекомендовали мне ознакомиться с творческим наследием Рудольфа Штейнера. Они первыми рассказали мне о его теориях и работах, посвященных теме “рубежа девятилетнего возраста”. Когда я понял, в чем суть его теории обучения, несколько новых фрагментов головоломки встали на свои места.

Выслушав рассказ Дага о том, чему учат их ребенка в школе и почему учат именно этому, я начал понимать, в чем смысл методики Штейнера. Как объяснил мне Даг, обучая детей умению строить шалаши с помощью пилы, молотка и гвоздей, школа воспитывает в них уверенность в том, что они сумеют выжить в реальном мире. С той же целью их учат работать в саду, выращивать овощи и готовить. Такое обучение сочетает в себе физический, умственный, эмоциональный и духовный факторы. Учебный процесс полностью захватывает ребенка, находящегося на критическом этапе развития, который Штейнер называет рубежом девятилетнего возраста. Это такой период, когда ребенок больше не хочет отождествлять себя с личностью своих родителей и стремится найти себя как самостоятельную личность. Это период одиночества и страха. Период неуверенности. Ребенок вступает в неведомое, чтобы узнать, кем он является на самом деле, а не то, кем желают сделать его родители. Воспитание умственной, физической, эмоциональной и духовной уверенности в своей способности выжить без посторонней помощи имеет жизненно важное значение для развития детской самооценки.

Теперь я знаю, что многие педагоги не согласны с теоретическими разработками Штейнера, но не мне их переубеждать. Единственное, о чем я могу говорить с уверенностью, — это мой собственный опыт. Помню, что в возрасте девяти лет начал искать для себя что-то иное. Я осознал, что все усилия моих мамы и папы не приносят результата, и не хотел следовать их примеру. До сих пор помню ощущение страха, появлявшееся в доме каждый раз, когда речь заходила о деньгах. Помню, как мама с папой ругались из-за денег, и как папа говорил: “Деньги меня не интересуют. Я вкалываю изо всех сил. Не знаю, что еще я могу сделать”.

Мне хотелось узнать, что еще могу сделать я, чтобы не оказаться в положении моих родителей, по крайней мере, в финансовом плане. Больше всего на свете я хотел помочь маме. Мне больно было смотреть, как она убивается над какой-то дурацкой пачкой счетов. Я знал, что каждый раз, когда мой папа говорил: “Ты должен усердно учиться, чтобы получить хорошую работу”, — что-то внутри меня отвергало этот совет. Я понимал, что все идет не так, как надо, и поэтому занялся поиском новых ответов и собственного пути в жизни.

Уроки моего богатого папы и постоянная игра в “Монопольку”, раз пятьдесят в год, способствовали изменению моего мышления. Я чувствовал себя так, словно прохожу сквозь зеркало и начинаю видеть мир, который не могут видеть мама с папой, хотя в действительности они находились прямо передо мной. Оглядываясь назад, я понимаю, что они не могли видеть мир, который видел мой богатый папа, поэтому в умственном плане были приучены искать работу, в эмоциональном — не допускать риска, а в физическом — трудиться изо всех сил. Я считаю, что причиной этому было отсутствие у них формулы финансовой победы и постоянное падение уровня финансовой самооценки, ослаблявшее их духовный потенциал, в то время как счета продолжали расти. Папа работал все больше и больше, получал прибавку за прибавкой, но в финансовом отношении практически не продвигался вперед. Когда в пятьдесят лет его карьера пошла на спад и он не смог оправиться от потери всех профессиональных перспектив, мне кажется, его дух был сломлен окончательно.

Выпускники выходят из школы неподготовленными

В школах не преподают навыки выживания, необходимые в современном мире. Большинство выпускников выходят из школы в бедственном финансовом положении и сразу начинают искать то, что дало бы им гарантию обеспеченности, гарантию, которой нельзя найти во внешнем мире. Гарантию можно найти только внутри себя. Многие выпускники школ не подготовлены к жизни умственно, эмоционально, физически и духовно. Школьная система выполнила свою задачу обеспечения стабильного притока рабочих и солдат, ищущих работу, работу в большом бизнесе или в армии. Оба моих папы понимали это, но смотрели на проблему с разных точек зрения. Один видел все со своей стороны стола, а другой — со своей.

Когда я говорю людям: “Не попадайте в зависимость от работы. Не рассчитывайте, что компания позаботится о вашем финансовом положении. Не ждите, что после ухода на пенсию ваши заботы возьмет на себя государство”, — они часто вздрагивают и поеживаются. Вместо пламени и жажды деятельности во взорах я вижу страх. Люди цепляются за гарантированную работу, вместо того чтобы рассчитывать на собственные силы. Отчасти эта тяга к гарантиям объясняется тем. Что они не нашли свою новую индивидуальность и не верят в свою способность выжить без посторонней помощи. Они направляются по стопам своих родителей, делают то, что делали они, и следуют их совету “Учись, чтобы получить навыки, которые пользуются спросом у работодателей”. Большинство из них найдут работу, но лишь единицы получат гарантию, которую ищут; Трудно получить твердую гарантию, когда твое выживание зависит от кого-то другого, кто волей случая окажется с другой стороны стола.

В июле 2000 года Алан Гринспен, председатель правления Федерального резервного банка, затронул в одном из своих выступлений вопрос инфляции. По его словам, в период чрезвычайно низкого уровня безработицы причиной низких темпов инфляции являлось то, что люди хотели иметь гарантированную работу и не требовали увеличения зарплаты. Далее он сказал, что многие боялись стремительного технологического скачка и перспективы уступить свое место компьютеру, как это случилось во многих отраслях промышленности, и поэтому предпочли не высовываться и работать за меньшую плату. Вот почему богатые становились еще богаче, но большинству из нового источника богатства не перепадало ничего. Гринспен считает, что причиной всему стал страх потерять работу. Лично я вижу причину в том, что слишком много людей не получили навыков финансового выживания, поэтому они последовали совету родителей и пошли по их стопам.

Недавно в ходе одного из интервью мои высказывания о системе образования привели репортера в неописуемую ярость. Он сам хорошо успевал в школе, и у него была хорошая, гарантированная работа, поэтому накинулся на меня со словами:

— По-вашему выходит, что люди не должны быть рабочими? Но что будет, если не станет рабочих? Мир остановится.

Я согласился с ним, набрал в легкие побольше воздуха и заговорил:

— Я согласен с тем, что миру нужны рабочие. И я уверен, что каждый рабочий делает очень важное дело. Президент компании не смог бы выполнять свою работу, если бы уборщики не делали свою. Поэтому я ничего не имею против рабочих. Я сам тоже рабочий.

— Так в чем тогда виновата школьная система, которая воспитывает рабочих и солдат? — спросил репортер. — Миру необходимы рабочие.

Я снова согласился и сказал:

— Да, миру нужны образованные рабочие. Но ему не нужны образованные рабы. По-моему, пришло время, когда все ученики, а не только самые умные, необходимые большому бизнесу и армии, должны получить такое образование, которое сделает их свободными.

Не просите прибавки к зарплате

Если бы я считал, что требование прибавки к зарплате может решить все проблемы, то пригласил бы всех работающих на меня обращаться за прибавкой. Но Гринспен говорит правду. Когда рабочий хочет получать слишком много, по сравнению с объемом производимой им работы, то человек, который сидит с другой стороны стола, должен подыскать нового рабочего. Слишком высокие расходы могут поставить под угрозу будущее компании. Многие из них сошли со сцены, потому что не могли удержать затраты на оплату труда в приемлемых рамках. Владельцы переводят предприятия за границу, где затраты на рабочую силу не столь велики. Во многих случаях работники уступают место новым технологическим разработкам — такие профессии, как коммивояжер, биржевой брокер и многие другие, уже ушли в прошлое. Поэтому Алан Гринспен прав, когда говорит, что люди боятся потерять работу, если начнут требовать слишком высокую зарплату.

Однако основная причина, почему я говорю: “Не просите прибавки к зарплате”, — заключается в том, что в большинстве случаев большее количество денег не решает проблему. Когда люди получают прибавки, правительство тут же увеличивает зарплату себе, и тогда люди обычно еще больше залезают в долги. Мои книги и обучающие игры были написаны и придуманы действительно для того, чтобы подтолкнуть людей к изменению своей самооценки. Если они хотят гарантировать свою финансовую безопасность, то должны измениться в умственном, эмоциональном, физическом, а затем, возможно, и в духовном плане. Как только люди настраивают свой ум на получение соответствующего финансового образования, то тут же начинают меняться эмоционально, физически и духовно. Повысив уровень своей самооценки, они должны постараться понять, что работа им не так уж необходима, и затем приступать к выполнению своего домашнего задания. Ведь, как говорил богатый папа, “работа не делает человека богатым— богатым становишься, сидя дома”. Кстати, я заметил, что тем, у кого меняется самооценка и возрастает уверенность в себе, работодатели прибавляют зарплату намного охотнее.

Ваше домашнее задание

Я не устаю повторять, что наука, которую родители преподают детям дома, так же важна, как то, чему их учит школа. Я. Всегда советую родителям попробовать воодушевить ребенка на поиск возможности к тридцати годам оставить работу. Тут дело даже не в том, чтобы в тридцать лет стать пенсионером, по крайней мере, эта идея, возможно, заставит их думать немного по-другому. Если они поймут, что всего за несколько лет им предстоит сделать карьеру и уйти на покой, то у них могут возникнуть вопросы типа “Каким образом я могу оставить работу в тридцать лет?”. И в тот момент, когда они зададут этот вопрос, они начнут проходить сквозь зеркало. Вместо того чтобы после окончания школы искать мир гарантированной работы, они займутся поисками мира финансовой свободы. И кто знает? Они могут даже найти его, если будут выполнять свое домашнее задание.

Конечные результаты

Ценность образования человека не определяется отметками в табеле. Большинству из нас известно множество людей, которые в школе были отличниками, но закончили жизнь двоечниками.

Существует много способов оценки качества полученного человеком образования, но одним из самых лучших критериев является их финансовое положение после окончания учебы. Когда я пытаюсь убедить людей в необходимости постоянно пополнять багаж формального образования, то привожу им интересные данные Министерства здравоохранения, просвещения и социального обеспечения США, на которые я уже ссылался в этой книге. В результате проведенных исследований было установлено, что из каждых ста человек в возрасте шестидесяти пяти лет один человек богат, четверо обеспечены, пятеро продолжают работать, пятьдесят шесть нуждаются в поддержке государства или семьи, а остальные умерли.

Я считаю такие результаты не слишком обнадеживающими, принимая во внимание миллиарды долларов и время, которое мы тратим на обучение людей. Выходит, из семисот человек моего школьного выпуска семь станут богатыми, а триста девяносто два будут нуждаться в помощи - государства или семьи. Хорошего мало, К тому же, надо внести небольшое уточнение: из семи богатых минимум двое дойдут до самого верха благодаря наследству, а не в результате собственных усилий.

16 августа 2000 года в журнале “USA Today” была опубликована статья “Не слишком легкие деньги”, в которой аналитик Дэнни Шеридан подсчитал вероятность заработать миллион долларов семью разными способами:

  • Владея мелким бизнесом: 1000 к 1

  • Работая на Интернет-компанию, выпустившую акции: 10 000 к 1

  • Откладывая по 800 долларов в месяц в течение 30 лет: 1 500 000 к 1

  • Победив в телеигре: 4 000 000 к 1

  • Выиграв у игорного автомата в казино: 6 000 000 к 1

  • Выиграв в лотерею: 12 000 000 к 1

  • Получив миллион в наследство: 12 000 000 к 1

Приведенная статистика показывает, что миллионерами по наследству становится даже меньше людей, чем вышло у меня. Пока же наибольшие шансы стать миллионером ваш ребенок может получить, если станет владельцем собственного бизнеса, который приведет его к успеху.

Если вы сможете убедить ваших детей в том, что они способны выжить и добиться финансового процветания без посторонней помощи, зная, как управлять своими финансами, не попавшись в ловушку потребительского долга и никогда не нуждаясь в работе, то это будет наилучшая подготовка к грядущему вступлению в реальный мир.

Система образования, выпускающая людей, которых в конце жизни ждет нужда, не готовит их к жизни в современном мире. Время надежд на то, что в конце жизни о вас позаботится компания или государство, давно прошло. Если ваши дети собираются развивать в себе навыки финансовой деятельности, которые понадобятся им в будущем, вы должны им помочь.

В заключение Части I

В первой части этой книги я рассказал о том, что деньги — это всего лишь идея. То же самое можно сказать и об образовании. Самооценка или представление детей о себе в академическом и финансовом плане часто определяет их поступки до самого конца жизни. Вот почему самая главная работа родителей заключается в наблюдении за развитием самооценки ребенка, ее стимулировании и защите.

Часть II

Деньги не делают тебя богатым

Мой богатый папа часто повторял: “Деньги не делают тебя богатым”. Развивая эту мысль, он говорил о том, что деньги могут сделать человека как богатым, так и бедным, и большинство людей чем больше зарабатывает, тем беднее становятся. Впоследствии, увидев, как возросла популярность лотерей, он сказал: “Если деньги делают человека богатым, то почему так много выигравших в лотерею становятся банкротами?”

Мой умный папа говорил почти то же самое об отметках. Если ребенок выходит из школы с хорошими отметками, значит ли это, что он добьется успеха в реальной жизни? Обеспечивает ли успех вашего ребенка в академическом мире такой же успех в реальной жизни? Первая часть этой книги была посвящена умственной подготовке вашего ребенка к школе и к переменам, которые происходят в начале жизни. Вторая часть посвящена подготовке вашего ребенка к достижению успехов в реальном мире.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22

Похожие:

Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconШарон Лечтер Богатый папа, Бедный папа Книга посвящается родителям...
Рассказ о том, как погоня за финансовой мечтой оборачивается финансовым кошмаром. 34
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconРоберт Кийосаки Богатый папа, Бедный папа 0 создание fb2 ocr альдебаран...
Флоридского Госуниверситета – мои родители реализовали свою цель. Это было венчальной короной их жизней, венчающим достижением. Я...
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconАйра Левин Ребенок Розмари
Дилогия А. Левина и фильм, снятый одним из наиболее известных американских режиссеров Джоном Кассаветесом по роману «Ребенок Розмари»,...
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconДжон Коннолли Книга потерянных вещей
Эта книга посвящается взрослой Дженнифер Ридьярд, а также Камерону Ридьярду и Алистеру Ридьярду, которые слишком скоро тоже станут...
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconЧтобы воспринимать определения, ребенок должен овладеть необходимым запасом слов
Сформированность лексико-грамматического строя речи является чрезвычайно важной при решении арифметических задач. Анализируя текст...
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconС, произнося его более длительно. Затем предлагает повторить. Ребенок...
Подготовительный этап. Прежде чем начать обучение произношению звука с, нужно, чтобы ребенок услышал и понял, что он пропускает этот...
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconГотов ли ваш ребенок к школе?
Книга предназначена для родителей, которые хотят вырастить творческую личность, разбудить фантазию, воображение и мышление ребенка....
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconХочу рассказать не много о себе. Я ребенок и мне всего лишь 13 лет....
Я ребенок с нетрадиционной ориентацией. Мне нравятся девушки. Да. Некоторые думают, что это не нормально. Мне все равно. Честно....
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconЛаура Эллиот Теперь я твоя мама
Когда Карла и Роберт поженились, им казалось, будто они созданы друг для друга, и вершиной их счастья стала беременность супруги....
Роберт Т. Киосаки и Шарон Л. Лечтер \"Богатый ребенок, умный ребенок\" iconЛаура Эллиот «Тепер я твоя мама»
Когда Карла и Роберт поженились, им казалось, будто они созданы друг для друга, и вершиной их счастья стала беременность супруги....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница