А. Н. Островский. Последняя жертва


Скачать 478.55 Kb.
НазваниеА. Н. Островский. Последняя жертва
страница4/5
Дата публикации20.02.2014
Размер478.55 Kb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Банк > Документы
1   2   3   4   5

Дульчин. Много меньше, Глафира Фирсовна.

^ Глафира Фирсовна. Кому ты говоришь? Она мне племянница, так мне вернее знать. Эк тебе счастье привалило! Не ожидала, - признаюсь. С ума ведь ты девку-то свел.

^ Дульчин. Будто?

Глафира Фирсовна. Уж верно. Только ты теперь не зевай, лови, а то улетит.

Закружи ее хорошенько, и шабаш! Аль не умеешь?

Дульчин. Положим, что умею; увлечь девушку не трудно, особенно такую

чувствительную, да что толку?

^ Глафира Фирсовна. Как что толку! Миллион - шутишь ты этим? Ты смелей с ней, без канители; она не очень чтоб из стыдливых.

Дульчин (с иронией). Благодарю за науку. Я в свое счастье, Глафира Фирсовна,

плохо верю. (отходит в сторону и сидит задумавшись)

^ Глафира Фирсовна. (подходит к Пивокуровой) А мы вот с тобой потолкуем. Ну, как тебе?

Пивокурова. Он мне понравился. Ты мне его!

Глафира Фирсовна. Ну, его так его. Все это в наших руках. Вот у нас теперь и пированье пойдет, дым коромыслом. А там и вовсе свадьба.

Пивокурова. Свадьба долго; а он чтоб и прежде каждый день... ко мне...

^ Глафира Фирсовна. Стоит об этом толковать. Что ж ему делать-то! Так же бегает. А уж теперь пущай тут с утра до ночи.

Пивокурова (смеется). Вот мне теперь гораздо веселей.

^ Глафира Фирсовна (смеется). Ах ты, красавица моя писаная! Ишь ты, развеселилась! Вот я тебя чем утешила. Еще ты погоди, какое у нас веселье будет!

Смеются обе.

Пойдем в беседку, я тебя проздравлю как следует. Пава, пойдем.

Пивокурова . (смотрит на Дульчина)Ах красота! (Закрывается веером). (уходит вместе с Глафирой Фирсовной).

^ СЦЕНА ДЕВЯТАЯ (Ирина, Дульчин, Дергачев)

(входит Ирина)

Ирина. Что вы нейдете ужинать с нами, Вадим Григорьич? Мы сейчас садимся.

Дульчин. Не хочется, не расположен.

Ирина. Пойдемте танцевать!

Дульчин. Нет, уж увольте. Это занятие для меня никакого интереса не представляет. Мало ли кавалеров?

^ Ирина. Я знаю, что много, да какие! Ах, если бы женщины ангажировали!

Дульчин. Что ж бы было?

Ирина. Я бы вас ангажировала.

Дульчин. Польку танцевать?

Ирина (со вздохом). Нет.

Дульчин. Что же? На звезды смотреть?

Ирина. Нет, на всю жизнь. (заглядывая Дульчину в лицо). Что вы такой мрачный?

Дульчин. Жизнь надоела, Ирина Лавровна.

Ирина (с испугом). Да вы серьезно?

Дульчин. Очень серьезно.

Ирина. Вам все надоело, вы так много испытали всего.

Дульчин. Да, я все испытал, и все надоело; одного только я не испытал и,

вероятно, никогда не испытаю.

^ Ирина. Чего же это?

Дульчин. Не скажу я вам, с чего вы взяли! Не обо всем можно говорить с барышней.

Ирина. Со мною можно говорить обо всем.

Дульчин. Вы не знаете жизни, не видали, не испытали ничего; вы меня не поймете, и не должны понимать.

^ Ирина. Я не испытала жизни, но я читала много романов, и я понимаю всё, всё.

Дульчин. А начни я говорить, вы застыдитесь и убежите.

Ирина. О нет, вы меня не знаете.

Дульчин. Ну извольте, я не испытал страстной любви.

Ирина. Страстной?

^ Дульчин. Да, любовь наших женщин какая-то вялая, сонная. Мне надо жгучей страсти, бешеной, с кинжалом и ядом.

Ирина. Быть может, вы ее не замечали?

Дульчин. Хороша бешеная страсть, коли ее даже заметить нельзя.

^ Ирина (тихо). Вадим!

Дульчин. Что угодно?

Ирина. Она здесь, она давно кипит в груди моей.

Дульчин. Неужели?

Ирина. Да, бешеная африканская страсть, поверь мне.

Дульчин. Верю, и очень может быть, что я близок к счастью, но...

^ Ирина. Зачем "но"?

Дульчин. Но ты не должна идти против родных, ты не должна терять их расположения, терять богатство, которое они тебе обещают. Не увлекайся своими африканскими страстями, Ирень, я от тебя такой жертвы не приму.

^ Ирина. Да никакой жертвы, никаких даже препятствий! Зачем же мне сдерживать свою страсть, милый Вадим? Ты ведь мой?

Дульчин. Невероятно, это уж слишком много счастья.

Ирина. Ах, поверь, поверь! Погоди, я пришлю сейчас к тебе папашу, поговори с ним. (Отходит.) Милый, милый. (Посылает поцелуй и уходит.)

^ Дульчин (Дергачеву). Лука! (Дергачев подходит. )Будем жить, братец, судьба начинает мне улыбаться. Я сейчас делаю предложение.

Дергачев. А как же Юлия Павловна?

Дульчин. А что ж Юлия Павловна? Что я могу для нее сделать? Жениться на ней, о чем она мечтает и дни и ночи; а чем жить будем? У ней ничего, у меня тоже. Что ж, нам мелочную лавочку открыть да баранками торговать? А я женюсь и по крайней мере расплачусь с ней, это честнее будет. Конечно, я ее огорчу очень, очень; ну, поплачет, да тем и дело кончится! А пока надо ей солгать что-нибудь.

Дергачев. Ах, лгать! А лгать нехорошо, Вадим, очень нехорошо.

Дульчин. Ты опять с нравоученьями! Так вот я тебя лгать-то и заставлю, и ты

будешь лгать. Ты пойдешь завтра к Юлии Павловне и скажешь, что я в Петербург уехал.

Дергачев. Что ж, я пожалуй, я пойду; только ведь меня гоняют оттуда.

^ Дульчин. Претерпи, бедный друг, все претерпи ради дружбы.

Дергачев. Претерплю. Вадим, я у тебя шафером, я платье новое сошью. Нет ли у тебя трех рублей серебром?

Дульчин. Опять денег просить? Какая привычка у тебя!

Дергачев. Ты ужинать пойдешь, сядешь за стол с компанией, а мне на вас глазами хлопать? Ведь я езжу сюда только для тебя, а ты знаешь, как здесь все дорого.

Дульчин (достает деньги). Ну, на рубль, отвяжись!

(уходят)

^ СЦЕНА ДЕСЯТАЯ (Юлия Павловна, Михевна, Даша, Наташа)

Юлия. Наташа, дай-ка там из шифоньерки картон!

Наташа( за сценой) Синенький?

Юлия. Да, синенький.

Наташа. "Запереть шифоньерку-то?"

Юлия. Не надо, после запрешь, от кого нам запираться-то?

Даша. Ай, прелести какие!

Юлия. Я венчаться в этом буду. И знаете, девочки, что думаю? Сделать себе убор из незабудок.

^ Наташа. Из незабудок?

Даша. Да, мол, не забудь меня.

Юлия. Уж теперь мне чего бояться? Все мои страхи кончились: связаны будем на всю жизнь. И какой человек превосходный! Прямо можно сказать, что

благородный человек.

^ Наташа. Чего лучше! Бравый кавалер, ловкий, смелый, разительный.

Даша. Кажется, ни перед кем на свете не сробеет.

Юлия. Какое чувство в человеке! Вчера по его делам ему вдруг деньги понадобились; ну, я выручила его; так верите ли: на коленях стоял, руки целовал, плакал, как ребенок. Ладно, заговорилась я с вами, поеду закажу флердоранж подвенечный заказывать.

^ Стеша. Пришел…

(за ней входит Дергачев)

Юлия. (перебивает) Вадим Григорьич?

Стеша. Да нет, приятель его, Лука Герасимыч.

Юлия (увидав Дергачева). Ах, Лука Герасимыч, я вас и не вижу. Вы от Вадима

Григорьича?

Дергачев. По его поручению-с.

Михевна. Так бы и говорил, а то лепечет без толку.

^ Юлия. Оставь нас, Михевна. И вы оставьте нас. (все уходят) Что, здоров? Он приедет сегодня? Конечно, приедет. Скоро он приедет?

Дергачев. Нет, вы не ждите, он никак не может.

^ Юлия (с испугом). Как? Почему? Болен он? Захворал вдруг? Да говорите же!

Дергачев. Совершенно здоров. Он уехал в Петербург.

Юлия. Не может быть, вы лжете. Он бы должен сказать, предупредить меня. (Потерявшись.) Как же это?

Дергачев. Он теперь должен быть... позвольте... на какой станции?.. Я думаю, в Твери-с.

^ Юлия. Почему же он не предупредил меня? Что все это значит? Да скажите же, ради Бога!

Дергачев. Почему не предупредил? Я это не знаю-с. Это, вероятно, впоследствии объяснится.

^ Юлия. Когда впоследствии? Зачем впоследствии, отчего не теперь? Да что же о такое значит?

Дергачев. Он, вероятно, скоро напишет мне из Петербурга.

^ Юлия. Вам? Да он мне должен писать, а не вам. Что это, что это... (Плачет.)

Дергачев. Конечно, и вам напишет; вы не беспокойтесь!..

Юлия. Ведь у нас день свадьбы назначен. Вы знаете, вы слышали, что в среду наша свадьба.

Дергачев. Нужно отложить-с.

Юлия. Да надолго ли? Когда этому конец будет? Надолго ли еще откладывать?

Дергачев. На неопределенное время-с.

Юлия. Нет у него жалости ко мне. Истерзалась я, истерзалась. Лука Герасимыч, ну, будьте судьей. Назначить через пять дней свадьбу и вдруг уехать, не сказавшись. Ну разве это делают? Честно это? Ну разве это не мучение для женщины? За что же, ну скажите, за что же. Отчего же не показался? Говорите, отчего он не показался?

Дергачев. Может быть, ему совестно.

Юлия (с испугом). Совестно? Что же он сделал? Что же сделал?

Дергачев. Он ничего не сделал-с. Денег нет у него, а сегодня по векселю платить нужно.

^ Юлия. Как нет денег? У него были деньги, я знаю, что были. Это вздор!

Дергачев. Да, он получил вчера каких-то шесть тысяч. Так велики ли деньги,

надолго ль ему? Он имел несчастие или, лучше сказать, неосторожность проиграть их тут же в полчаса. Разве вы его не знаете?

Юлия. Что вы говорите? Уж и не верится. Да нет, не может быть, нельзя ему

проиграть этих денег: они слишком дороги для него и для меня. Слышите вы -

слишком дороги!

Дергачев. А вот проиграл-с. Я останавливал; да что же делать - слабость.

Юлия. Ах, нет! Бессовестно, безбожно! Не оправдывайте его! Грех проиграть эти деньги, обида кровная, чему верить после этого! Всего можно ждать от такого человека. (Задумывается.)

Дергачев. Я Вадима не оправдываю, оправданий ему нет.

^ Юлия. Скажите, еще-то что, что еще-то?

Дергачев. Ах, не спрашивайте! Вы расстроены... уехал в Петербург за деньгами, вот и все. Что я вам могу еще сказать?

^ Юлия (с трудом выговаривая слова). Очень-то дурного ничего нет?

Дергачев. Не знаю, не знаю-с. Я все сказал, что мне приказано.

Юлия. А!! Вы говорили, что вам приказано? Вы говорили не то, что было, что

знаете, а то, что вам приказано; значит, вы говорите неправду, вы меня

обманываете? (Покачав головой.) Видно, все вы одинаковы! Вам ничего не стоит обмануть женщину. Бессовестные, бессовестные!

Дергачев. Я лучше уйду-с, что мне в чужом пиру похмелье принимать!

Юлия. Да ступайте, кто вас держит... Погодите... Надо же мне знать... Совсем,

что ли, он хочет меня бросить? Так вы бы и говорили! Да и как еще он смеет это сделать? Как смеет?

Дергачев. Помилуйте, как я могу отвечать вам на такие вопросы?

^ Юлия. А не можете, так зачем вы пришли? Зачем вы пришли, я вас спрашиваю?.. Только расстроивать, только мучить меня.

Дергачев. Меня послали к вам, я и пришел, и сказал все, что велено. (уходит)

Юлия (одна).

^ Юлия. Точно сердце чувствовало, так вот и ждала, что какая-нибудь помеха

случится... С ума можно сойти...

Наташа. Письмо вам, барыня.

Юлия. Ну, вот – наконец. Видно от Вадим Григорьича. (спешно открывает) Лавр Мироныч Прибытков покорнейше просит сделать ему честь - пожаловать на бал и вечерний стол по случаю помолвки дочери его Ирины Лавровны с Вадимом Григорьичем Дульчиным". (Протирает глаза рукой и снова читает.) "С Вадимом Григорьичем Дульчиным..." Михевна, Михевна!

Входит Михевна.

^ Юлия (едва переводя дух). Очень просили... По случаю помолвки Ирины Лавровны с Вадимом Григорьичем Дульчиным.

Михевна. Что ты, матушка, Бог с тобой! Разве другой какой!..

^ Юлия. Нет, он, Михевна, сердце говорит, что он... (Громко.) Он, он! (Встает.)

Михевна, я поеду, я поеду... Давай шляпку!..

Михевна. Зачем, матушка, зачем ехать?

Юлия. Надо ехать, надо... Я поеду сейчас.

Михевна. Куда? Что ты! Не пущу.

Юлия. Да мне видеть его только; в глаза посмотреть... Какие у него глаза-то...

^ Михевна. В таком ты огорчении, да со двора ехать! Нет, нет!

Юлия. Захотел он меня обидеть, ну, Бог с ним!.. Я с него потребую, я возьму

деньги мои... Ведь как же мне жить-то? Ведь все он взял. Надеть подвенечное платье и флердоранж, да и ехать на бал... ха, ха, ха!.. Они рядом будут сидеть... взять бокал... Совет вам да любовь... ха, ха, ха! Ну, поцелуйтесь! (пошатываясь выходит)

^ Михевна (кричит). Наташа, Даша, Стеша, скорее за дохтуром! (убегают)
СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ (Дульчин, Мардарий, Ирина, Дергачев)

Дульчин (входит из боковой двери), потом Мардарий.

^ Дульчин. Эй, Мардарий?! (Входит Мардарий.) Кто там звонил?

Мардарий. Да старуха эта оттуда, как ее?!

Дульчин. Какая старуха?

Мардарий. От Юлии Павловны.

Дульчин. Михевна?

Мардарий. Да, Михевна.

Дульчин. Что ей надо?

Мардарий. За портретом приходила.

Дульчин. За каким портретом?

Мардарий. Вот за этим самым-с.

Дульчин. На что ей портрет?

Мардарий. Кто ж их знает? Нужно, говорит.

Дульчин. Да кому нужно-то, Юлии Павловне, что ли?

Мардарий. Ничего этого она не говорит, ладит одно: нужно, очень нужно, вот и все.

^ Дульчин. Что же ты?

Мардарий. Говорю: барин в Петербург уехал, отдать нельзя, потому нам трогать ничего не приказано.

Дульчин. Что ж, поверила?

Мардарий. Как их разберешь? Морщится как-то, стоит. Не то она плачет, не то

смеется. А словно как не верит.

^ Дульчин. А дальше что?

Мардарий. Об чем еще с ней разговаривать? Запер дверь, она домой пошла.

Дульчин. Одеваться приготовил?

Мардарий. Приготовил.

Дульчин. Фрак?

Мардарий. Фрак.

Дульчин. И сапоги лаковые?

Мардарий. Все, как следует.

Дульчин. Достань бриллиантовые запонки!

Мардарий. Что ж, и запонки можно.

Дульчин. Завтра поутру я встану поздно.

Мардарий. По обыкновению.

Дульчин. Нет, поздней обыкновенного. Так приготовь ты мне к завтраку бифштекс хороший, сочный. (Звонок.) Кто там еще? Если кто из кредиторов, так ты...

Мардарий. Да уж знаю, не привыкать стать.

Дульчин. Только ты разнообразь свою фантазию; а то всем одно и то же.

(Мардарий уходит) Потребуются расходы. Надо казаться богатым женихом, а

это не дешево стоит.

Входит Мардарий.

Мардарий. Дама какая-то желает вас видеть.
1   2   3   4   5

Похожие:

А. Н. Островский. Последняя жертва iconРайчел Михайловна Мид Последняя жертва
Дело осложняется тем, что кроме заботы о спасении собственной жизни Роза должна помочь своей подруге, принцессе Лиссе, занять опустевший...
А. Н. Островский. Последняя жертва icon«Жертва» хочет чувствовать себя лучше, оставаясь в прежних невыносимых...
«тирана», отчаяния, депрессии, «выжить» и восстановить свои силы жертва может только «напитавшись» энергией извне. И такой системой,...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconОстровский Гроза «А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10-и томах. Том 2»
Можно рассматривать эту драму в хрестоматийном ключе: как конфликт «темного царства» с «лучом света». А можно – просто как историю...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconДжулия Хилпатрик Последняя любовь Скарлетт Серия: Унесенные ветром 5 ocr & SpellCheck: Larisa F
Роман Д. Хилпатрик «Последняя любовь Скарлетт» является заключительной частью пенталогии «Унесенные ветром»
А. Н. Островский. Последняя жертва iconАлександр Николаевич Островский Бесприданница
Харита Игнатьевна Огудалова, вдова средних лет; одета изящно, но смело и не по летам
А. Н. Островский. Последняя жертва iconМорис Дрюон Последняя бригада scan Ronja Rovardotter «Последняя бригада»:...
Несколько часов продолжались бои против реального врага, обрушившего на них всю мощь артиллерии. Под рвущимися снарядами и бомбами,...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconМорис Дрюон Последняя бригада scan Ronja Rovardotter «Последняя бригада»:...
Несколько часов продолжались бои против реального врага, обрушившего на них всю мощь артиллерии. Под рвущимися снарядами и бомбами,...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconДомашнее задание (группа Яг-108) Тексты для разбора (семинар №2)
Сыромятов:] Можем карманом тряхнуть5: чай, сам знаешь, мы цыганкам за песни по триста рублей бросали (А. Н. Островский)
А. Н. Островский. Последняя жертва iconНиколай Островский Как закалялась сталь Часть первая Глава первая
Обрюзглый человек в рясе, с тяжелым крестом на шее, угрожающе посмотрел на учеников
А. Н. Островский. Последняя жертва iconТема 7: Завершение территориального раздела Тропической и Южной Африки...
Тропической и Южной Африки и политика колониального капитала (последняя треть XIX- начало XX вв.)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница