А. Н. Островский. Последняя жертва


Скачать 478.55 Kb.
НазваниеА. Н. Островский. Последняя жертва
страница2/5
Дата публикации20.02.2014
Размер478.55 Kb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Банк > Документы
1   2   3   4   5

Флор Федулыч. Почему же-с?

^ Юлия. Я выхожу замуж.

Флор Федулыч. Это дело другого рода-с. Позвольте полюбопытствовать имя, отчество и звание вашего будущего супруга.

Юлия. Я теперь не могу сказать, еще дело не решено.

Флор Федулыч. Хоть и не решено, но зачем же скрывать-с? Тут дурного ничего нет-с. Я могу быть вам полезен, могу лучше вас разузнать о человеке и вовремя предупредить, если дело неподходящее. Не шутка-с, счастье и несчастье всей жизни зависит.

^ Юлия. Нет, Флор Федулыч, в таком деле я на людей полагаться не хочу, я сама

желаю устроить свою жизнь.

Флор Федулыч (встает). Как вам будет угодно-с. Значит, мои услуги вам не нужны-с?

^ Юлия. Очень жалею, Флор Федулыч, что не могу принять их.

Флор Федулыч. Но, во всяком случае, прошу не забывать-с! Милости прошу откушать как-нибудь. Я всякий день дома-с; от пяти до семи часов-с, больше времени свободного не имею-с.

^ Юлия. Благодарю вас. Постараюсь, Флор Федулыч.

Флор Федулыч. Честь имею кланяться. (уходит).

Из боковой двери выходит Дульчин.
СЦЕНА ТРЕТЬЯ (Юлия, Дульчин)

Юлия (бросаясь к Дульчину). Ах, милый, ты уж здесь?

Дульчин. Здравствуй, Юлия, здравствуй!

Юлия (вглядываясь). Ты чем-то расстроен?

^ Дульчин. Отвратительное положение.

Юлия. Что такое? Говори скорей!

Дульчин. Ох, уж мне совестно и говорить-то тебе.

Юлия. Да что, скажи, не мучь меня!

Дульчин. Денег нужно.

Юлия. Много?

Дульчин. Много.

Юлия. Ах, милый мой, да давно ли...

Дульчин (хватаясь за голову). Уж я не знаю, давно ли, - теперь нужно, платить по векселю нужно, - завтра срок.

^ Юлия. Что ты прежде не подумал, отчего не предупредил меня?

Дульчин. Совсем из головы вон. Да я надеялся, что он отсрочит, он столько

пользовался от меня. А вчера ростовщик вдруг ни с того ни с сего: "Нет, говорит, тебе больше кредиту, плати".

^ Юлия. Как же быть-то?

Дульчин. Подумай хорошенько, Юлия, поищи, попроси у кого-нибудь!

Юлия. Где же мне искать, у кого просить? Решительно не у кого.

Дульчин. Ах, отчаяние! Вот урок, вот урок! Ведь меня арестуют!

^ Юлия (испугавшись). Как арестуют?

Дульчин. Так; посадят в знаменитую московскую яму. Ведь это конец всякой

репутации, всякого кредита.

Юлия. Ах, мой милый, так надо искать денег, непременно надо.

Дульчин. "Надо, надо!" Разумеется, надо. А как найдешь? (Махнув рукой.) Э, да что тут! Лучше не искать. Нет, уж лучше пулю в лоб.

^ Юлия. Ах, перестань! Какие страшные вещи ты говоришь.

Дульчин. Нисколько не страшно. А коли, на твой взгляд, это уж очень страшно

кажется, так ищи денег.

^ Юлия. Погоди, дай подумать. Вот сейчас у меня был богатый человек, он обещал и предлагал мне все, что я пожелаю.

Дульчин. Вот и прекрасно! Что же ты ему сказала?

^ Юлия. Я ему сказала, что ни в чем не нуждаюсь, что у меня свой капитал; да если бы и нуждалась, так от него ничего и никогда не приму.

Дульчин. Зачем же это, Юлия, зачем? Это просто возмутительно! Эх вы, женщины! Человек набивается с деньгами, а ты его гонишь прочь. Такие люди нужны в жизни, очень нужны, пойми ты это!

^ Юлия. Да ведь эти люди даром ничего не дают. Он действительно осыплет деньгами, только надо идти к нему на содержание.

Дульчин. Да... вот что... Ну, конечно... а впрочем...

^ Юлия. Как "впрочем"? Ты с ума сошел?

Дульчин. Нет, я не то... Все-таки с ним нужно поласковее. А так, по знакомству, он не даст тебе? Взаймы не даст?

Юлия. Не знаю, едва ли. Но как просить у него? Сказать ему, что я солгала, что у меня капиталу уж нет? Так ведь надо объяснить, куда он делся. Сколько стыда, унижения перенесешь. Ведь это пытка!

^ Дульчин (целуя руки Юлии). Юлия, голубушка, попроси, спаси меня!

Юлия. Надо спасать, нечего делать. Тяжело будет и стыдно, ох как стыдно.

Дульчин. Это уж последняя твоя жертва, клянусь тебе!

Юлия (задумавшись). Я думаю, что выпрошу. У женщин есть средство хорошее: слезы. Да коли они от души, так должны подействовать.

^ Дульчин. Нет, зачем, нет, зачем! Юленька, ангел мой, он тебе и так не откажет.

Ты пококетничай с ним, я позволяю.

Юлия. Ты позволяешь, да я-то себе не позволю. (Со слезами.) А лгу, ведь, может быть, и позволю. Что не сделает женщина для любимого человека! (Подумав.) Много ли тебе нужно?

^ Дульчин. Я должен около шести тысяч, а ты проси уж больше, проси шесть. Нужно заплатить за квартиру.

Юлия. За квартиру заплачено.

Дульчин. Ах, какая я дрянь! Зачем ты платишь за меня, зачем?

^ Юлия. Э, мой друг, я не жалею денег, был бы только ты счастлив.

Дульчин. Да ведь я жгу деньги, просто жгу, бросаю их без толку, без смысла.

Юлия. И жги, коли это доставляет тебе удовольствие.

Дульчин. В том-то и дело, что не доставляет никакого; а, напротив, остается

после только одно раскаяние, отчаянное, каторжное, которое грызет мне душу. Одно еще только утешает, спасает меня.

^ Юлия. Что, скажи!

Дульчин. То, что я могу еще исправиться: потому что я не злой, не совсем

испорченный человек. Другие губят и свое, и чужое состояние хладнокровно, а я сокрушаюсь, на меня нападают минуты страшной тоски. А как бы мы могли жить с тобой, если бы не мое безумие, если бы не моя преступная распущенность! Уж это будет твоя последняя жертва для меня, последняя.

^ Юлия. Я на всякие жертвы готова для тебя, мой милый.

Дульчин. Только ты помни, что это твоя последняя жертва. Теперь для меня

настанет трудовая жизнь; труд, и труд постоянный, беспрерывный: я обязан

примирить тебя с родными и знакомыми, обязан поправить твое состояние, это мой долг, моя святая обязанность. Пригласи всех своих родных как-нибудь

на днях, хоть в воскресенье, надо же мне с ними познакомиться.

^ Юлия. Да, да, конечно, надо.

Дульчин. Вот мы их и удивим: явимся с тобой перед ними и объявим, что мы жених и невеста, и пригласим их через неделю на свадьбу.

Юлия. Что же значат все мои жертвы? Ты мне даришь счастие, ты мне даришь жизнь. Какое блаженство! Я никогда в жизни не была так счастлива. Я не нахожу слов благодарить тебя, милый, милый мой!

Дульчин. Юлия, ты мало себя ценишь; ты редкая женщина, я отдаю тебе только должное.

Юлия (положив руки на плечи Дульчина). Нет, я тебя не стою. Ты моя радость, моя гордость! Нет и не будет женщины счастливее меня. (Прилегает к нему на грудь.)
^ СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ (Флор Федулыч, Глафира Фирсовна, Лавр Мироныч, Ирина, Василий, Сергей)

Флор Федулыч сидит в креслах с газетою в руках. Входит Василий, потом Глафира Фирсовна.

Василий. Когда прикажете кушать подавать?

^ Флор Федулыч. Еще рано, погоди, может быть, подъедет кто-нибудь.

(Входит Глафира Фирсовна. ) Видишь, вот и гости. Через четверть часа закуску, через десять минут после закуски - обед.

Василий. Слушаю-с. (Уходит.)

Глафира Фирсовна. Здравствуйте, Флор Федулыч, вовремя ль я пришла-то?

^ Флор Федулыч. Момент самый благоприятный - к обеду-с.

Глафира Фирсовна. Я уж и позавтракала, и обедала раза два, и полдничала.

Флор Федулыч. Это ничего-с. У нас простые люди говорят: палка на палку нехорошо, а обед на обед нужды нет.

^ Глафира Фирсовна. Да я и не откажусь лишний раз пообедать; беда не большая, стерпеть можно. Совсем не обедать нездорово, а по два да по три раза хоть бы каждый день Бог дал.

^ Флор Федулыч. Покорнейше прошу садиться.

Глафира Фирсовна. Присяду, присяду. Так вот-с, приятель у Юлии Павловны есть и очень близкий.

Флор Федулыч. Так и ожидать надо было.

Глафира Фирсовна. Дульчин он, Вадим Григорьич.

^ Флор Федулыч. Что же мы можем предпринять?

Глафира Фирсовна. Вы не мешайте только мне, а уж я похлопочу; разобью я эту парочку.

Флор Федулыч. В таком случае большую благодарность получите.

Глафира Фирсовна. Да разве я из благодарности? Жалеючи ее делается. Конечно, я - человек бедный, вот, Бог даст, зима настанет, в люди показаться не в чем.

^ Флор Федулыч. Шуба за мной-с, хорошая шуба.

Глафира Фирсовна. Ну уж куда мне хорошую! хоть бы какую-нибудь, только, отец родной, чтоб из соболька сибирского..

^ Флор Федулыч. Для вашего удовольствия все будет исполнено.

Глафира Фирсовна. Что это, я смотрю на вас, вы как будто не в духе?

Флор Федулыч. Неприятности есть-с от племянников. Лавр Мироныч больше других беспокоит, потому жизнь неосновательную ведет.

^ Глафира Фирсовна. Ему-то бы грешно: он всем вам обязан; сколько раз вы его из ямы-то выкупали.

Флор Федулыч. На яму он мало обращает внимания-с. Пристроишь его к должности, он человек способный-с, живет год, другой хорошо и вдруг в одну минуту задолжает; когда успеет, только дивишься. И ничего его долги не беспокоят, платить он их и в помышлении не имеет. Хоть бы глазком моргнул-с. Наберет где-то с полсотни переводных французских романов и отправляется в тюрьму равнодушно, точно в гости куда. Примется читать свои романы, читает их дни и ночи, хоть десять лет просидит - ему все равно. Ну, и выкупаешь из жалости. А выкупишь, сейчас расчешет волосы, наденет шляпу набок и пошел щеголять по Москве как ни в чем не бывало. А тут еще распустил слух по Москве, что я за его дочерью 300 тысяч приданого даю. А я ведь дам тысяч пять-шесть – и довольно.

^ Глафира Фирсовна. Да. Больше и не следует.

Сергей (входит) Лавр Мироныч с дочерью.

Флор Федулыч. Легок на помине.

(Входит Лавр Мироныч под руку с Ириной. )

Флор Федулыч, Глафира Фирсовна, Лавр Мироныч и Ирина.

^ Лавр Мироныч (почтительно кланяясь). Честь имею кланяться, дяденька! Мое

почтение, Глафира Фирсовна! (Кивает головой и садится.)

Ирина страстно целует Флора Федулыча, приседает Глафире Фирсовне,

садится в кресло и погружается в глубокую задумчивость.

^ Флор Федулыч. Откуда вы теперь, Лавр Мироныч?

Лавр Мироныч. Из городу домой заехал, пробежал газеты, захватил Ирень и к вам. Биржевую хронику изволили смотреть-с?

^ Флор Федулыч. Все то же, перемены нет-с.

Лавр Мироныч. Немножко потверже стало. Из политических новостей только одна: здоровье Папы Римского внушает опасения.

^ Глафира Фирсовна. Кому же это? Уж не тебе ли?

Лавр Мироныч. В Европе живем, Глафира Фирсовна.

Глафира Фирсовна. Да Бог с ним, нам-то что за дело! Жив ли он, нет ли, авось за Москвой-то рекой ничего особенного от того не случится.

^ Флор Федулыч (Ирине). В унынье находитесь, Ирина Лавровна?

Глафира Фирсовна. Да уж и я тоже смотрю.

Ирина. Ах!.. я - несчастная... я - самая несчастная... если есть на свете

несчастная девушка, так это я.

Глафира Фирсовна. Что так это уж очень?

Лавр Мироныч. Моя бедная Ирень влюблена.

^ Флор Федулыч. Я полагаю, что это больше от чтения происходит.

Лавр Мироныч. Да, дяденька, мы с ней постоянно следим за европейской литературой; все, решительно все, сколько их есть, переводные романы выписываем.

Ирина. Только одно это утешье для меня в жизни и есть. Еще папа меньше меня читает, он делом занят, а я просто погружаюсь, погружаюсь...

^ Лавр Мироныч. Прежние романы лучше были; нынче уж не так интересно пишут. Вот я теперь четвертый раз Монте-Кристо читаю; как все это верно, как похоже!..

Флор Федулыч. Что там похожего-с? Я считаю так, что это только одна игра

воображения.

^ Лавр Мироныч. Да на меня, дяденька, похоже, точно с меня писано.

Ирина. Нет, папа, на вас это еще не так похоже.

Лавр Мироныч. Это потому тебе кажется, что у меня денег нет; а чувства и

поступки все мои, и если б мне досталось такое состояние...

^ Ирина. Нет, уж кто похож на Монте-Кристо, кто похож... так это... это один

человек.

Глафира Фирсовна. Не в него ли ты и влюблена-то?

Ирина. Ах, да разве есть средства, есть какая-нибудь возможность для девушки не полюбить его? Это выше сил. Разве уж которая лед совершенный.

^ Глафира Фирсовна (всплеснув руками). Ах, батюшки! Вот так победитель! Откуда такой проявился?

Лавр Мироныч. Феномен. Необыкновенный человек.

Глафира Фирсовна. Что же в нем необыкновенного?

Ирина. Все, все необыкновенное! Красавец собой, умен, ловок, как одет, как

деньги проигрывает! Он совсем их не жалеет, бросает тысячу, две на стол, а сам шутит. Сядет ужинать, кругом него толпа, и он за всех платит; людям меньше пяти рублей на водку не дает.

^ Флор Федулыч. Таких-то феноменов мы достаточно видали.

Ирина. Ах, надо его знать, чтоб понять все это очарование, а на словах не расскажешь.

Флор Федулыч. Вот как-с! Интересно узнать этот феномен-с.

Лавр Мироныч. Какая цель скрывать тебе, Ирень? чего тебе бояться? Соперниц у тебя нет, он только на тебя одну и обращает внимание.

^ Глафира Фирсовна. Ты мне скажи, кто у вас этот феномен-то?

Ирина. Ах, как вы этого не знаете, странно! Ведь он один в Москве-то, больше

нету; Вадим Григорьич Дульчин.

^ Глафира Фирсовна. Да-да; так вот кто! Ну, чего уж еще? Вот вас теперь пара: ты богатая невеста, он богатый жених.

Ирина. Ах, не жених еще! это еще только моя надежда, моя мечта.

Лавр Мироныч. Одно предположение с нашей стороны. Мы с Ирень между страхом и надеждой.

^ Глафира Фирсовна. Да что же ему не жениться на Аринушке? Какой еще невесты? Он один в Москве, и ты тоже одна в Москве - чего еще?

Ирина. Вы думаете? Флор Федулыч, это у вас новая картина в зале?

Флор Федулыч. Недавно купил на выставке-с.

Лавр Мироныч. Оригинал?

^ Флор Федулыч. Я копий не покупаю-с.

Ирина. Так пойдемте, надо ее посмотреть хорошенько. (выходит с Флором Федулычем)

Глафира Фирсовна манит к себе Лавра Мироныча.

^ Лавр Мироныч. Что вам угодно-с?

Глафира Фирсовна. У Флора Федулыча на уме было Аринушке суприз сделать.

Лавр Мироныч. Сюрприз-с?

Глафира Фирсовна. Да; приехал бы в девишник да выложил бы перед женихом бумажник, - вот, дескать, вам.

^ Лавр Мироныч (с любопытством). А неизвестно сколько-с?

Глафира Фирсовна. Миллион.

Лавр Мироныч (отшатнувшись). Невообразимо-с! Хоть бы половину, да и то

невероятно.

^ Глафира Фирсовна. Ну, уж я не знаю; а только по его чувствам видно было, что около того. Какова штука? Красиво?

Лавр Мироныч (со вздохом). Эффект удивительный!
1   2   3   4   5

Похожие:

А. Н. Островский. Последняя жертва iconРайчел Михайловна Мид Последняя жертва
Дело осложняется тем, что кроме заботы о спасении собственной жизни Роза должна помочь своей подруге, принцессе Лиссе, занять опустевший...
А. Н. Островский. Последняя жертва icon«Жертва» хочет чувствовать себя лучше, оставаясь в прежних невыносимых...
«тирана», отчаяния, депрессии, «выжить» и восстановить свои силы жертва может только «напитавшись» энергией извне. И такой системой,...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconОстровский Гроза «А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10-и томах. Том 2»
Можно рассматривать эту драму в хрестоматийном ключе: как конфликт «темного царства» с «лучом света». А можно – просто как историю...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconДжулия Хилпатрик Последняя любовь Скарлетт Серия: Унесенные ветром 5 ocr & SpellCheck: Larisa F
Роман Д. Хилпатрик «Последняя любовь Скарлетт» является заключительной частью пенталогии «Унесенные ветром»
А. Н. Островский. Последняя жертва iconАлександр Николаевич Островский Бесприданница
Харита Игнатьевна Огудалова, вдова средних лет; одета изящно, но смело и не по летам
А. Н. Островский. Последняя жертва iconМорис Дрюон Последняя бригада scan Ronja Rovardotter «Последняя бригада»:...
Несколько часов продолжались бои против реального врага, обрушившего на них всю мощь артиллерии. Под рвущимися снарядами и бомбами,...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconМорис Дрюон Последняя бригада scan Ronja Rovardotter «Последняя бригада»:...
Несколько часов продолжались бои против реального врага, обрушившего на них всю мощь артиллерии. Под рвущимися снарядами и бомбами,...
А. Н. Островский. Последняя жертва iconДомашнее задание (группа Яг-108) Тексты для разбора (семинар №2)
Сыромятов:] Можем карманом тряхнуть5: чай, сам знаешь, мы цыганкам за песни по триста рублей бросали (А. Н. Островский)
А. Н. Островский. Последняя жертва iconНиколай Островский Как закалялась сталь Часть первая Глава первая
Обрюзглый человек в рясе, с тяжелым крестом на шее, угрожающе посмотрел на учеников
А. Н. Островский. Последняя жертва iconТема 7: Завершение территориального раздела Тропической и Южной Африки...
Тропической и Южной Африки и политика колониального капитала (последняя треть XIX- начало XX вв.)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница