Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9


НазваниеОграбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9
страница4/21
Дата публикации12.08.2013
Размер1.92 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Банк > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
все знают, что будет, а ты идешь и на те же грабли — а за тобой посматривают и тебя гребут. Тут надо другой подход найти, чего никто еще не придумал или какое-то время не вспоминал, а иначе переезжай в Холбрук и на свою, блядь, тупорыловку устраивайся. А все остальное — трата времени и вообще дело опасное, потому что за это срока дают.

— Ладно, — сказал Фрэнки. — Ты чувак с подходом. Скажи мне, что за подход. Только не говори, что барбут, ладно? Я в тот переулок ни ногой за «Рыбой Билли» — чтоб потом в Эверетте оказаться с парой в башке. Вот уж дудки, блядь. Мне белков надо. А подыхать за них я не собираюсь.

— Что скажешь, — начал Амато, — в общем, гляди, давай обсудим. А потом уже решим. Как по-твоему, Собаколюб этот в карты сыграет?

— Ну, я то есть, — сказал Фрэнки, — блядь. Еще бы, кто угодно сыграет. Найдут, куда зайти и чтоб там арсенала не было. В таком-то блядстве башлей просто всегда меньше, чем в барбуте. Их охраняют. Их не пойдешь сворачивать, если, конечно, ты не такой флегон, что тебе нравится, как все вокруг бегают и хотят тебя грохнуть.

— Одну можно пойти, — сказал Амато.

— Я и на десять могу сходить, Джон, — сказал Фрэнки. — Я с десяток таких точек знаю, которые могу свернуть. Только потом кто-нибудь, да кто угодно, — отправит минимум восемь ебанутых сольди меня разыскивать.

— Не-а, — ответил Амато. — Раздень эту — и никто, искать тебя даже не станет никто.

— Это еще почему? — спросил Фрэнки.

— Потому что в тот же миг, как это случится, — сказал Амато, — они тут же будут знать, кто это был.

— Почему-то, — сказал Фрэнки, — меня это не утешает, Джон, знаешь?

— Не мы, — ответил Амато. — Не забывай, я знаю, как эти ребята смекают. Они не подумают, им даже в голову не придет, что это можем быть мы — или кто угодно еще. Они на одного навалятся — сразу же, и побегут его найдут, и хлопнут его, и на этом все. А ты, я и этот маленький гондон, если мы его берем в долю, — мы пилим где-то сорок — пятьдесят штук. Как, блядь, два пальца.

— Даже не знаю, как буду кого-то подставлять, — сказал Фрэнки.

— Ты его не подставляешь, — ответил Амато. — Он себя сам уже подставил. Делом рулит Марк Трэттмен. Это у него уже второе. Первое дернули. Сам же Марки дернул.

— А-а, — сказал Фрэнки.

— Своими руками, — продолжал Амато, — и говна там было навалом. Один сюжет там был врач, а у него брат из болони штата, рассвирепел как не знаю что: я вам то, я вам сё, все вокруг бегают, мужику вернуть надо, я не знаю, куска три-четыре, чтоб только заткнулся, поэтому они берут и идут к Трэттмену. А он давай им косить на вольтанутого. И они купились… В общем, все какое-то время кровью ссут, — продолжал Амато, — у них так всегда, если говно по комнате летает. Месяц или около того проходит — и никто никаких катранов не держит, ничего такого, а потом кто-то, по-моему Томми Бейца, кто-то говорит: «Ну нахуй» — и нанимает десяток ребят стоять и присматривать, открывается — и ничего. Все на мельницу этого Тесты смотрят — все равно тихо, и через какое-то время все уже открылись и все счастливы… И вот как-то вечером, — продолжал Амато, — парни тусуются там, затирают себе, по маленькой кепают, и вдруг один говорит: прикол вот какой, говорит, такой кипиш был, все на ушах стояли, а теперь опять вот игра идет, и никто ее раздеть не пытается. Может, ребяток побольше надо было, а? Ну и Марки давай тут ржать. Не устоял, понимаешь. И рассказывает им, что сам свою мельницу и дернул. Взял двух чуваков, они зашли — сам все провернул. Парням по пятерке на рыло, они его знакомые какие-то были, таскали цемент на стройке или еще что-то, а он сорвал себе около тридцатки.

— Повезло, что не усыпили, — сказал Фрэнки.

— Ну, — ответил Амато, — это да. Но Марка надо понимать. Марки всем нравится. Он засранец хоть куда. И глянь только, что обнаружили — только все опять открылись. Что это все он — а катраны позакрывались, всем шаги мерещатся, никому никакие знаки не капают, — тут-то, наверно, его б и порешили. А вот нет. А когда открылось — и что, какого хуя, только и всего, а? Денежки-то не ихние, а коли по новой все не завертится, поскольку клиентура — ты ж их калачом не заманишь, если не будут уверены, что мельница крышуется, а крыша — вот она, срать на нее хотели.

— Сдается мне, больше такого так не будет, — сказал Фрэнки.

— И в этом весь подход, — сказал Амато.

— На что он такой? — спросил Фрэнки.

— Я так прикидываю, — сказал Амато. — Я там бывал дважды. Два раза с тех пор, как откинулся. Как-то вечером с Марки столкнулся — в город вышел поглядеть, что там и как, наткнулся на него, мы с ним выпили по чуть-чуть, и он мне говорит: у меня тут такое, надо бы тебе заскочить. Дважды я заскочил, в общем, оба раза — в среду. У него открыто по средам и пятницам. Сидят те, что по средам приходят, есть такие, что оба вечера бывают, но в основном — туса разная. Не знаю, штук сорок, я бы сказал, летало по комнате в те вечера, когда я заходил. Был один урод в бархатных, блядь, штанах, и у него при себе минимум по пятерке оба вечера. В общем, туда-сюда. И это, конечно, только то, что я видел. В основном у парней, когда в такое место идут, с собой чуть больше, чем тебе готовы показать, — вдруг карта плохая придет, придется как-то выкарабкиваться. В общем, заходишь туда — всех немножко подмаслить надо, все такое, а выйдешь — ну, может, на десятку больше.

— Неплохо, — вставил Фрэнки.

— В общем, эти парни, — продолжал Амато, — я пока там сидел, слышал базар, понимаешь: Марки опять развелся и явно это дело отмечал: пару бланкеток там позвал, чтоб сосали друг у друга, все, в общем, веселятся, а некоторые ребята — они бесятся, их-то не позвали. «Только друзья, никаких клиентов», — говорит. В общем, они на него наехали, а пятничная толпа там тоже была, так они про это и узнали. «Хорошие они клиенты, — говорит Марки, — а хороший клиент — все равно что первый кореш, я так считаю». И мне мысль пришла — в пятницу-то хвороста тут поболе бывает, чем в среду. Поэтому вопрос: когда брать будем? И я думаю — до сих пор думаю: лучше в среду. В пятницу там все другое. На неделе-то поспокойней, а в пятницу-субботу куча народу туда-сюда ходит, поебки там, то и сё, еще об этом, блядь, голова должна болеть: что там у кого-то вечеринка и прочее. И я думаю — не знаю, как бы так прикидываю, может, какие-то ребята с пятницы по средам туда не ходят, такие, которых злить не захочется. В среду-то я никого там не видал с рындой. По-моему, лучше.

— Как дербанить будем? — спросил Фрэнки.

— Треть, — ответил Амато. — Мне треть.

— Высоко берешь, Джон, — сказал Фрэнки.

— За такое — нет, — ответил Амато. — Я знаю, где мельница, и знаю, что это такое. Треть — нормально. Ты — мне все равно, что ты сделаешь. Можешь отморозка этого припрячь или еще кого за пятерку найми. Меня устраивает.

— Тот, кто туда пойдет, получит столько же, сколько я, — сказал Фрэнки.

— Сам решай, — сказал Амато.

— Ты-то не пойдешь, — сказал Фрэнки.

— Не-а, — ответил Амато. — Меня спалят, только я в дверях нарисуюсь. В этот вечер мне нужно быть как можно дальше оттуда, в какой-нибудь толпе — чем больше, чем лучше, чтобы они меня видели. Понимаешь — я потому-то, про тебя потому-то и подумал. Я могу только бризец дать. Сам и близко подойти не могу, а мне нужен чувак, которому можно доверять, кто не скажет мне, у них-де тридцатка, а на самом деле полсотни, и меня наебали, а проверить я никак. Я тут только должен все обмозговать. Мне надо двух ребят, которые все сделают, как я им скажу.

— Хорошо, — сказал Фрэнки. — Пойду. Как насчет Расселла?

— Как? — переспросил Амато.

— Я все равно думаю — вторым должен он быть, — сказал Фрэнки. — Ты с этим как, привык?

— Да мне что пнем об сову, — сказал Амато. — Хоть с Тарзаном иди в этих его плавках, блядь, в крапинку, если заставишь все сделать как надо, мне-то что? Я одного хочу — чтоб все сделали правильно. Главное — две вещи, так? Чтоб у чувака хватка была, а ты говоришь, у него она есть, и чтоб его мои падронес не знали.

— Вот же ж херь какая, — сказал Фрэнки. — Китаеза Танци меня знает, блин.

— Китаеза не в счет, — ответил Амато. — Китаеза в Льюисберге, и в Льюисберге он еще долго просидит. Он там мебель правительству клепает или еще что-то, да и вот прям сейчас Китаезой очень много народу недовольно. Считают, ему надо было от пятнадцати до двадцати в Атланте огрести, как всем остальным, что там были, а ему только пятак впаяли. Бля, да у него задок похлеще прочих, а ему всего пятерку, да еще на другую зону отправили — то есть, сам же чуешь, у ребят вопросы. Как так? Некоторое время они там терли, а Китаеза ведь даже не в самом Льюисберге. Его на делянке держат, стейками кормят, родню ему привозят, разговоры с ним разговаривают. Ну, кто-то говорит, это неправда. Не знаю. Только Китаезу уже больше никто не слушает. Я уже про это подумал.

— Ну, — сказал Фрэнки, — тогда я у Расселла спрошу. Но, по-моему, он никого не знает.

— За что он загремел? — спросил Амато.

— Да беспредел какой-то, по-моему, — ответил Фрэнки. — Знаешь ведь, как оно: захочет чувак рассказать — расскажет. Мне он не рассказывал. Но я так понимаю, они еще с одним парнем решили взять эту аптеку понимаешь? Круглосуточную. А там парень из тех, за которым мумбы-юмбы вечно гоняются, у него с собой пушка, в общем — говно говном. Давай палить и все такое, когда они уже все взяли, и парняга, что был с Расселлом, — в общем, я не знаю. У них обоих стволы одинаковые, и, мне кажется, Расселл что сделал — он, наверно, пушками этими поменялся. Видит — мужика из аптеки подбили, но и того чувака, что с Расселлом был, вырубило. В общем, Расселл локш потянул, и все на жмура повесили — дескать, подговорил Расселла и все такое. А Расселл — лошок такой, согласился сам не понял на что, у него военное прошлое и все дела. Что вроде как ништяк. В общем, отделался гораздо легче, а мог бы по тяжелой загреметь.

— Ты уверен, что на дело он не обдолбается, — сказал Амато.

— Он ни на чем тяжелом не сидит, — ответил Фрэнки. — Сам же слышал. Он фишку рюхает. Соображает, что делает. Берется только за то, с чем справится.

— Лучше чтоб наверняка, — сказал Амато. — Ребята, которые аптеки берут, — им же не всегда одна капуста нужна. Иногда они болеют, им что-то еще надо, а по-другому этого не раздобыть никак. А надо. Такой чувак — он без этого не может, если не нароет себе, понимаешь?

— Послушай, — сказал Фрэнки, — Расселл на мотоциклах повернутый. Вот и все. Мы с ним когда только познакомились, первый месяц он только ныл и стонал, что надо это ебаное моточудовище продавать, у него «мюнх» был, знаешь, «мамонт» такой? И пришлось его продать, адвокату, блядь, заплатить. Если б там моцык был, то нет, Расселла я брать бы не стал. Он бы тогда с ходу охуел. А отрава? Ну да, он греется. И только. Но не заширенный.

— Потому что тут одно, — сказал Амато, — одно нам совсем низачем не нужно — чтобы кто-нибудь зашел туда и какой-нибудь беспредел устроил, свалил кого-нибудь. Тогда им придется заявлять, и в говне все будут по самые брови. Если даже Марки — Марки такое уже провернул. Он же еще раз тогда на такое пойдет, и так же осторожно, как в прошлый раз, — возьмет ребят, которые все правильно обтяпают. А эти ребята — его клиентура. Он их потрясти хочет, а не мочить. Чтоб они к нему вернулись — подумали хорошенько и забыли, что там было.

— Нормально он будет, — сказал Фрэнки.

— Твоими бы устами, — сказал Амато. — Ладно, вот еще что — пошустрей надо бы, а?

— Годится, — ответил Фрэнки. — Я если не почешусь, придется назад проситься — ломиться в ворота: «Пустите, я нихера не придумал, мне тут уже холодно».

— Потому что время не ждет, — сказал Амато. — Еще какой-нибудь баклан того и гляди то же самое придумает — и пиздец, плакали наши денежки.

— Страху нет, — ответил Фрэнки. — Я с голоду дохну, а ему скоро куда-то с собаками этими отваливать, и я же говорю — если поршнями шустрее не задвигаю, можно ручкой помахать. Что есть?

— Лайба, — сказал Амато. — У Конни есть пацаны, в основном флегоны, но один сообразит, что если он на улице, а дождь идет — надо в дом зайти. И я знаю, где годный «крайслер» стоит. Думаю, он его сможет закоротить так, что яйца останутся целы. И два тридцать восьмых — должно хватить. Лыжные шапочки или что-нибудь — ваши.

— На такую работу мне бы кочерыжку, — сказал Фрэнки. — Да побольше, чтоб сразу обосрались, только войдем.

— Срастим, — ответил Амато. — Возьмешь. Мне-то что. Только, блядь, не тормози, вот и все. Мы не одни на свете такие умные.
<br />4<br />
«300Ф» тихонько делал восемьдесят по трассе 128 на север.

— Отлично она выглядела, — говорил Расселл. — То есть, в натуре. Сиськи — во, а еблась, как последний раз в жизни. Тачка отличная, а? Как в своей спальне катаешься, но все равно колеса зашибись.

— Вот бы неплохо, — сказал Фрэнки, — очень мне этого хочется — чтоб такие машины еще продавались.[6]

— Оставь эту себе, — сказал Расселл.

— Как раз то, что мне надо, — сказал Фрэнки. — Годная бригантина. Не, не выйдет — те, что есть сейчас, убиты до того, что покупать нет смысла. Блядь. Расскажи еще про нее.

— Хочешь, чтоб чердак снесло? — спросил Расселл. — Тебе, что ли, по-прежнему не перепадает?

— Завтра вечером перепадет, — ответил Фрэнки. — Если у нас все срастется, это у меня последний вечер в монахах. Рассказывай давай. А со своим штуцером я сам разберусь.

— Еще бы, такая практика, — сказал Расселл.

— Кто бы чирикал, — сказал Фрэнки. — Кто Козлине в очко заправлял? А сейчас что запел?

— Первое правило, — ответил Расселл, — чистенький старичок. А телок я там в округе не видал.

— Кто сказал, что Козлина чистенький? — спросил Фрэнки.

— Не я, — ответил Расселл. — И это второе правило. Если нет чистенького старичка, бери грязненького.

— Надо было козу тебе спроворить, — сказал Фрэнки. — У меня на попкарей рычаг был. Надо было передать. А мы бы все поглядели. А ты точно собакам своим не вставляешь, как Джон говорил?

— Собаки кусаются, — ответил Расселл. — Я одного пацана знавал… у одного пацана такса была, в общем, не важно. Хочешь совет, Фрэнк? Даже близко к собакам не подходи. Тяпнут так, что оттяпают, я слыхал — это больно. Лучше с ворохами. Если найдешь.

— Знаешь что? — сказал Фрэнки. — Я даже не знаю уже как-то. Может, та же хуйня. Может, телок тоже больше не делают. Хорошую полусферу не достанешь, от нее кто-нибудь болеть будет или как-то, она топливо жрет, так что меня совсем не удивит, если и двустволок уже не выпускают.

— Они есть, — ответил Расселл. — Как и мы. Они всегда есть. Хорек чего-то захочет — так он знает, где нас найти. Мы заходим, мы выходим — а он сидит где-то выпивает, а получит столько же. Он-то знает, где мы есть. А девки? То же самое. Они такие же чокнутые, как мы. Один шизик пользуется другим. А больше ничего. Та девка, с которой я барахтался? Шиза. Красивая, но ебнутая. А как при этом выглядит, не важно. И она не виновата, что у ней в башке пиздец. А там он. Ебанутая она на всю голову… На Холме живет, да? — продолжал Расселл. — Я подымаюсь, она дверь мне открывает — голая. Вот так вот прямо. Я как-то охуел даже. А она очень симпотная. То, что у меня раньше бывало, — ну, я не то чтоб неблагодарен, сам понимаешь, да? Но давно все это было. А эта детка — она что-то. И вот я стою, пялюсь на нее. А она спрашивает: «Мы чё-то делать будем или как? Или ты весь день тут стоять будешь?» Я захожу и шворю ее. Зашибись. А потом мы с ней там лежим, я с ней поигрываю, а у нее трава отличная, все, короче, здорово. Только она, блядь, вся ебнутая. Совершенно не в себе.

— Подкинь номерок, — сказал Фрэнки. — И туда больше не возвращайся. Нечего тебе с чокнутыми бабами водиться. Только номер мне дай. Я к ней съезжу, Библию ей, блядь, почитаю, что ли.

— Я не говорил, что я к ней больше не вернусь, — сказал Расселл. — Я только сказал, что она ненормальная.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconНовые мелодии печальных оркестров Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-04574-3
И что немаловажно, русские тексты вышли из-под пера таких мастеров, как Людмила Брилова и Сергей Сухарев, чьи переводы Кадзуо Исигуро...
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconМадзантини М. Утреннее море Азбука, Азбука-Аттикус спб. 2013 978-5-389-03964-3
Историей с заглавной буквы. В ливии грохочет революция. Начинается война. В стране, охваченной хаосом и жестокостью, у людей нет...
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconТемный тайны Азбука, Азбука-Аттикус спб 2013 978-5-389-05013-6
Юноша отбывает пожизненное заключение, но он так и не признался в содеянном. Либби, когда-то ставшая главным свидетелем обвинения,...
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconЗа чертой Азбука, Азбука-Аттикус спб 2013 978-5-389-02149-5
Билли Парэма: поймав неуловимую волчицу, нападавшую на скот по окрестным фермам, Билли решает вернуть ее на родину — в горы Мексики....
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconМарк Леви Похититель теней «Леви M. Похититель теней»: Иностранка,...
Во взрослой жизни он, став врачом, не раз сталкивается с бедами и горем, однако дар, обретенный в детстве, по-прежнему ведет его,...
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconДеннис Лихэйн Остров проклятых : Иностранка, Азбука-Аттикус; М; 2011 isbn 978-5-389-01717-7
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток — детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconН. К. Джемисин Сто Тысяч Королевств
Н. К. Джемисин «Сто Тысяч Королевств»: Азбука-Аттикус, Азбука; С. Петербург, 2013
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconСлова рассказы о науке этимологии Издание четвертое Авалон Азбука-классика Санкт-п е т е
О83 к истокам слова. Рассказы о науке этимологии. 4-е изд., перераб. – Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. – 352 с
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconЮнас Бенгтсон Субмарина Scan: Юле4ка; conv&spellCheck: alexej36 «Субмарина»:...
Томаса Винтерберга («Торжество», «Все о любви», «Дорогая Венди») – соавтора нашумевшего киноманифеста «Догма-95», который он написал...
Ограбление казино Азбука, Азбука-Аттикус спб 2012 978-5-389-02716-9 iconЯнуш Вишневский Любовница ocr a ch «Вишневский Я. Любовница»: ид...
Московского международного кинофестиваля 2007 г Вы станете свидетелями шести завораживающих историй любви, узнаете, что такое синдром...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница