Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо


НазваниеДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо
страница1/32
Дата публикации11.02.2014
Размер3.31 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Тахера Мафи

Распутай меня

Разрушь меня -2

Оригинальное название: Tahereh Mafi «Unravel me » 2013

Перевод : whocares 22, Kira Raiz , Амина Строева , ani _retac

Редактирование : Амина Строева

Обложка и оформление : Kira Raiz

Переведено для группы : http ://vk.com/club57204535

Любое копирование без ссылки

на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Аннотация

Пришло время войны. Джульетта сбежала в Пункт назначения Омега. В место для таких, как она, - людей, обладающих даром, а также штаб-квартиру повстанческого сопротивления. Она, наконец, свободна от Восстановления, от планов ее использования в качестве оружия, и свободна для отношений с Адомом. Но, тем не менее, свободной от своего смертоносного прикосновения Джульетта не будет никогда. А также от Уорнера, который хочет ее заполучить больше, чем кто-либо. В увлекательном продолжении "Разрушь меня" Джульетте предстоит сделать выбор, который полностью изменит ее жизнь, между тем, что она хочет, и тем, что она считает правильным. И это решение может оказаться выбором между желанием сердца и жизнью Адама.

Благодарности

Моей матери. Моему отцу. Моим братьям. Моей семье. Я люблю вас, когда вы смеетесь. Я люблю вас, когда вы плачете. Я люблю вас, когда вы смеетесь и плачете в каждый заварочный чайник, который нам удается вместе выпить.

Вы - самые невероятные люди, которых я когда-либо встречала и вы будете вынуждены знать меня всю мою жизнь, и вы никогда не жаловались. Вечное спасибо вам, за каждую горячую чашку чая. За то, что никогда не отпускаете моей руки.

Джоди Ример. Я сказала тебе "привет" и ты улыбнулась, поэтому я спросила о погоде, а ты сказала - погода? Погода непредсказуема. Я спросила - а что насчет дороги?

Ты сказала - дорога славится ухабистостью. Я спросила - ты знаешь, что произойдет? Ты ответила - точно нет. И затем ты представила меня нескольким лучшим годам моей жизни. Я говорю: забыть тебя - невозможно.

Тара Вейкум. Ты читаешь слова, которые я пишу своим сердцем и своими руками, и понимаешь их с такой точностью, которая является одновременно и болезненной, и поразительной. Спасибо твоему сиянию, твоему терпению, твоей неизменной доброте. Твоим искренним улыбкам. Работать с тобой - огромная честь.

Тана. Ранда. Мы пролили вместе много слез - в печали, в радости. Но больше всего слез я пролила в те моменты, когда я смеялась вместе с вами. Ваша дружба является самым величайшим подарком; это благословение, которая я полна решимости пытаться заслуживать каждый день.

Сара. Натан. Спасибо вам за вашу неослабевающую поддержку. Вы оба - невероятно потрясающие.

Сумайя. Спасибо за твое плечо и за твои уши, и за безопасное место, которое ты мне даруешь. Не знаю, что бы я без этого делала.

Огромное, огромное спасибо всем моим дорогим друзьям в "HarperCollins" и "Writers House", которых просто невозможно отблагодарить за все, что они делают: Мелисса Миллер, спасибо за твою любовь и твой энтузиазм; Кристина Коланджело, Диана Нотон и Лорен Флауэр, спасибо за вашу энергию и страсть, и бесценные маркетинговые способности; спасибо Хэлли Паттерсон, моему исключительно талантливому публицисту, которая умна и неизменно добра.

Спасибо Каре Петрус и Саре Кауфман, за их изумительную дизайнерскую работу; и Колин Андерсон, цифровому иллюстратору, чья работа продолжает меня поражать.

Спасибо Бренне Франзитта: потому что я каждый день благодарна за наличие такого потрясающего выпускающего редактора, как ты; Алеку Шейну, за все, но, в частности, за то, что он знает, как любезно реагировать в тех случаях, когда в его офисе появляются детские игрушки странной формы; Сесиль де ла Кампа, за постоянную работу над тем, чтобы мои книги были доступны в разных уголках мира; Бет Миллер, за ее постоянную поддержку; и Кэсси Евашевски из "UTA", за ее безмолвное милосердие и острый, как бритва, инстинкт.

Вечное спасибо всем моим читателям! Без вас я могла бы разговаривать только лишь с персонажами, живущими в моей голове. Спасибо, что вместе со мной принимаете участие в путешествии Джульетты.

И всем моим друзьям в Twitter, Tumblr, Facebook и в моем блоге: спасибо. Серьезно. Интересно, узнаете ли вы когда-нибудь в полной мере, как сильно я ценю вашу дружбу, вашу поддержку, и ваше великодушие.

Вечное спасибо.

Глава 1

Наверно, сегодня солнечный день. Наверно, среди облаков плывет большой желтый шар, зыбкий и размытый в синем-синем небе. Он сияет холодными надеждами и ложными обещаниями теплых воспоминаний, дружных семей и сытных завтраков в мире, которого больше не существует. А, может, все по-другому. Может быть, сегодня пасмурно и промозгло, а свистящий ветер настолько резок, что жалит кожу даже взрослых людей. Может быть, идет снег или дождь, может, я не знаю, мороз, град, ураган, закручивающийся в торнадо, а земля раскалывается на части, проглатывая наши ошибки. Понятия не имею, что там. У меня больше нет окна, и нет возможности выглянуть наружу. Моя кровь застыла на отметке миллион градусов ниже нуля, я погребена на глубину пятидесяти футов под землей в тренировочном зале, в последнее время ставшим моим вторым домом. Каждый день я смотрю на эти четыре стены и напоминаю себе: «я не пленница, я не пленница, я не пленница», но иногда мурашками по коже всплывают былые страхи, и я хватаюсь за горло, не в силах избавиться от клаустрофобии. Я дала так много обещаний, когда приехала сюда. Теперь уверенности поубавилось, и я беспокоюсь. Мой разум предает меня, каждое утро я просыпаюсь в постели с безумными мыслями и бегающими глазами, с потными ладонями и нервными смешками, рвущимися из груди, и это давление все усиливается и усиливается и усиливается. Жизнь здесь не такая, как я ожидала. Мой новый мир окрашен в бронзу, запечатан в серебро и утопает в ароматах камня и стали. Воздух ледяной, циновки оранжевые; светильники и выключатели электронные и электрические, неоново-яркие. Здесь кипит деятельность, кругом снуют тела, коридоры наполнены шепотом и криками, топотом и размеренными шагами. Прислушавшись, я замечаю, как работают мозги, морщатся лбы, стучат по губам и подбородкам пальцы и хмурятся брови. Карманы полнятся идеями, кончики языков дрожат от мыслей, глаза сосредоточенно сужаются, тщательно обдумывая планы, о которых мне очень хочется узнать. Но у меня ничего не получается, я полностью разбита. Касл сказал, что я должна управлять своей энергией. Наш дар - это разные формы энергии. Материя никогда не создавалась и не уничтожалась, сказал он, и, как изменился наш мир, так же изменилась и энергия в нем. Наши способности взяты из вселенной, из другой материи, из другой энергии. Мы не аномалии, мы - неизбежное следствие порочного воздействия на нашу планету. Наша энергия появляется откуда-то, сказал Касл, и это «откуда» происходит из хаоса, окружающего нас. В этом есть смысл. Я помню, на что был похож покинутый мною мир. Я помню разгневанное небо и заходящее несколько раз подряд солнце на фоне сияющей луны. Я помню потрескавшуюся землю и колючий кустарник, и нечто коричневое, что когда-то было буйной зеленью. Я думаю о воде, которую нельзя пить, и о птицах, которые уже не летают, и о жалких остатках человеческой цивилизации. Все, что осталось от нашей истерзанной земли - череда обжитых территорий. Эта планета - сломанная кость, которую не сумели вправить, это склеенные воедино осколки хрусталя. Нас разрушили и восстановили, нам приказали каждый божий день усердно притворяться, что все функционирует, как и прежде. Но это ложь, это все ложь. Я не функционирую надлежащим образом. Я всего лишь следствие катастрофы. Две недели за бортом, брошенная, всеми забытая. Две недели я нахожусь здесь, две недели обживаю постель, хрупкую, как яичная скорлупа, гадаю, когда что-нибудь, наконец, сломается, когда я первая что-нибудь разрушу, когда разрушится все. После двух недель, проведенных в стенах этого безопасного места, мне надлежало стать счастливее, здоровее, надлежало лучше спать и быть разговорчивее. Вместо этого я беспокоюсь о том, что произойдет, если я не смогу все сделать верно, если я не смогу понять, как правильно тренироваться, если я случайно причиню кому-то боль. Мы готовимся к кровопролитной войне. Вот почему я тренируюсь. Мы все активно готовимся к тому, чтобы свергнуть власть Уорнера и его людей. Чтобы выиграть битву в один заход. Чтобы показать жителям нашего мира, что еще есть надежда - что они не обязаны соглашаться с требованиями Восстановления и становиться рабами режима, который лишь использует их ради власти. И я решила бороться. Быть воином. Судить их с помощью своей силы. Вот только одна мысль о том, чтобы положить на кого-то руку, обрушивает на меня шквал воспоминаний, чувств; я переживаю такой всплеск энергии, всего лишь вступая в контакт с кожей, не обладающей иммунитетом. Я ощущаю наплыв несокрушимости, мучительную эйфорию, волну энергии, затопляющей каждую пору моего тела. Я не знаю, что эта энергия сделает со мной. Я не знаю, смогу ли удержаться, если вдруг начну получать удовольствие от чужой боли. Все, что знаю - это то, что последние слова Уорнера поразили меня в самое сердце, и я уже не могу выдавить из себя тот холод или правду, которая буквально режет глотку. Адам понятия не имеет, что Уорнер может касаться меня. Никто не знает. Уорнеру полагалось умереть. Уорнеру полагалось умереть, так же, как мне полагалось застрелить его, но никто не полагал, что я даже не знаю, как пользоваться оружием, и теперь я полагаю: он пришел, чтобы найти меня. Он пришел, чтобы бороться. За меня.

Глава 2

Резкий стук, и дверь распахивается. - Ах, мисс Феррарс. Я не понимаю, чего вы хотите добиться, сидя в этом углу, - Касл с легкой усмешкой протанцевал в комнату. Я делаю глубокий вздох и пытаюсь заставить себя взглянуть на Касла, но не могу. Вместо этого шепчу извинения и слушаю жалкое эхо своих слов, рассеивающихся по комнате. Чувствую, как мои трясущиеся пальцы судорожно сжимают ворс толстых, мягких ковров, расстеленных на полу, и думаю о том, что я ничего не добилась с тех пор, как появилась здесь. Как же это унизительно, разочаровывать одного из тех людей, которые были так добры к тебе. Касл стоит передо мной и ждет, пока я, наконец, подниму голову. - Нет необходимости извиняться, - говорит он. Проницательные карие глаза и приветливая улыбка заставляют легко забыть, что он лидер Омега Поинт. Лидер крупного подпольного движения, посвященного борьбе против Восстановления. Его голос слишком мягкий, слишком добрый, - хуже не придумаешь. Иногда я желаю, чтобы он просто накричал на меня. - Но, - продолжает Касл, - вам придется научиться управлять своей энергией, мисс Феррарс. Пауза. Шаг. Он опирается на груду кирпичей, которые я должна была разбить. Делает вид, будто не замечает красные круги у меня под глазами или металлические трубы, которые я расшвыряла по комнате. Взгляд его старательно избегает кровавых пятен на деревянных досках, отлетевших в сторону; он не спрашивает, почему мои кулаки так крепко сжаты, и не поранила ли я себя на этот раз. Его голова повернута в мою сторону, но смотрит он в точку позади меня, и когда заговаривает, голос его мягок. - Знаю, это сложно для вас, - говорит Касл. - Но вы должны научиться. Придется. От этого будет зависеть ваша жизнь. Я киваю, прислоняюсь спиной к стене и приветствую холод и боль от вонзающихся в позвоночник кирпичей. Подтягиваю колени к груди и чувствую, как ступни прижимаются к защитным коврикам, устилающим пол. Я боюсь, что сейчас закричу от подступающих слез. - Я просто не знаю, как, - отвечаю, наконец. - Я ничего не знаю. Я даже не понимаю, что должна делать, - уставившись в потолок, я моргаю без остановки и чувствую, что мои глаза блестят и наполняются влагой. - Я не знаю, как надо сделать, чтобы все получилось. - Значит, придется подумать, - ничуть не смутившись, отвечает Касл. Он подбирает брошенную металлическую трубу и взвешивает ее в руках. - Придется найти связь между произошедшими событиями. Когда вы сломали бетон в камере пыток Уорнера и когда пробили стальную дверь, спасая мистера Кента - что случилось? Почему в этих двух случаях вы смогли отреагировать столь необычным способом? Он садится в нескольких футах от меня. Толкает трубу в мою сторону. Я хочу, чтобы вы проанализировали свои способности, мисс Феррарс. Вы должны сосредоточиться. Сосредоточиться. Одно слово, но его хватает. Его достаточно, чтобы мне опять стало плохо. Всем, похоже, нужно, чтобы я сосредоточилась. Сначала Уорнер добивался от меня сосредоточенности, а теперь и Касл. Но я никогда не была способна идти до конца. Глубокий, печальный вздох Касла возвращает меня в настоящее. Он поднимается на ноги, разглаживает темно-синий блейзер (видимо, это единственная его личная вещь), и я ловлю серебристый блеск символа Омеги, вышитого на спине. Касл рассеянно дотрагивается до кончика хвоста, - он всегда завязывает дреды в тугой узел у основания шеи. - Вы противостоите самой себе, - говорит он со всей мягкостью. - Может быть, вам стоит для разнообразия поработать с кем-то другим. Возможно, партнер поможет вам прояснить ситуацию - поможет обнаружить связь между этими двумя событиями. Мои плечи от неожиданности напрягаются. Кажется, вы говорили, что мне нужно тренироваться в одиночку. Он на мгновение отводит взгляд в сторону. Чешет за ухом, прячет свободную руку в карман. - На самом деле, я не хотел, чтобы вы работали в одиночку, - говорит он. - Просто никто не вызвался на это задание. Не знаю, почему так перехватило дыхание, почему я так удивлена. Я не должна удивляться. Не каждый может быть Адамом. Не каждый может чувствовать себя в безопасности рядом со мной так, как он. Никто, кроме Адама, не прикасался ко мне, получая при этом удовольствие. Никто, за исключением Уорнера. Но, несмотря на лучшие намерения Адама, он не может тренироваться со мной, у него полно других дел. Дела, о которых никто не хочет мне говорить. Но Касл смотрит на меня глазами, полными надежды, добрыми глазами, которые понятия не имеют, что слова, предложенные им, гораздо хуже. Хуже, потому что, несмотря на то, что я знаю правду, мне все равно больно ее слышать. Больно помнить о том, что, хоть я и живу в безопасной раковине с Адамом, остальной мир по-прежнему видит во мне угрозу. Чудовище. Мерзость. Уорнер был прав. Неважно, куда я пойду, я не смогу убежать от себя. - Что изменилось? спрашиваю у него. - Кто теперь желает тренировать меня? - Я замолкаю. - Вы? Касл улыбается. От этой улыбки стыдливый румянец жаром разливается по шее и, проходя по спине, жалит мое самолюбие. Я едва справляюсь с желанием выскочить за дверь. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, хочу я сказать, не жалейте меня. - Хотелось бы мне иметь свободное время, - говорит мне Касл. - Но Кенджи, наконец, свободен, - мы смогли перестроить его график - и он сказал, что будет счастлив поработать с вами, - секунду он колеблется. - То есть, если вы не против. Кенджи. Я хочу громко рассмеяться. Конечно, Кенджи, возможно, единственный человек, готовый рисковать, работая со мной. Однажды я его ранила. Случайно. Но мы нечасто встречались с тех пор, как он привел нашу компанию в Омега Поинт. И то, казалось, он лишь выполняет задание - после его завершения он вернулся к своим делам. Очевидно, Кенджи здесь важная птица. У него может быть миллион занятий, дел, которыми нужно управлять. Похоже, что люди любят его, более того - уважают. Интересно, они когда-нибудь видели его в роли противного сквернослова Кенджи, с которым я впервые повстречалась? - Конечно, - отвечаю я Каслу и впервые с тех пор, как он пришел, пытаюсь состроить гримасу радости. - Здорово. Касл встает. Его горящие глаза светятся удовлетворением. - Прекрасно. Завтра я попрошу его встретиться с вами за завтраком. Вы можете вместе поесть и сразу начать. - Ох, но я обычно... - Я знаю, обрывает меня Касл. Теперь его улыбка вытягивается в тонкую линию, а лоб морщится от беспокойства. Вам нравится есть вместе с мистером Кентом. Мне известно об этом. Но вы почти не проводите время с остальными ребятами, мисс Феррарс, и если вы намереваетесь остаться здесь, то придется научиться доверять нам. Люди в Омега Поинт любят Кенджи. А он сможет поручиться за вас. Если они увидят, как вы проводите время вместе, то почувствуют себя более уверенно в вашем присутствии. Это поможет вам освоиться. Жар разливается по моему лицу горячим маслом; я вздрагиваю, чувствую, как дергаются пальцы, пытаюсь остановить бегающие глаза, пытаюсь притвориться, что не ощущаю боль, засевшую в груди. - Они они боятся меня, - я говорю, потом шепчу и замолкаю. Я не я не хотела никого беспокоить. Я не хотела путаться под ногами... Касл вздыхает, громко и протяжно. Он смотрит вверх-вниз, почесывая мягкое местечко под подбородком. - Они боятся только потому, - наконец, говорит он, - что не знают вас. Если вы хоть немного постараетесь, приложите хоть малейшие усилия, чтобы узнать кого-нибудь , - он останавливается. Хмурится. - Мисс Феррарс, вы здесь уже две недели и вряд ли разговаривали с соседками по комнате... - Вовсе нет я думаю, они замечательные... - И все же игнорируете их? Не общаетесь с ними? Почему? Потому что у меня никогда не было подруг. Потому что я боюсь, что сделаю что-то не так, скажу что-то не так, и они в конечном итоге возненавидят меня, как и все другие девочки до этого. Они мне нравятся слишком сильно, поэтому будет больнее принять их неизбежное неприятие. Но я ничего не говорю. Касл качает головой. - Вы отлично справились в первый день приезда. Вы, казалось, почти сдружились с Бренданом. Я не знаю, что произошло, - продолжает Касл. - Я думал, вы без проблем вольетесь в коллектив. Брендан. Худой мальчик с платиново-светлыми волосами и электрическим током, бегущим по его венам. Я помню его. Он был добр ко мне. - Мне нравится Брендан, - говорю я Каслу, сбитая с толку. - Он расстроен из-за меня? - Расстроен? - Касл качает головой, громко смеясь, но не отвечает на мой вопрос. - Я не понимаю, мисс Феррарс. Я пытался быть терпеливым с вами, пытался дать вам время, но, признаюсь, я растерян. Вы были совсем другой в день приезда - вы были взволнованы своим появлением здесь! Но прошло меньше недели, и вы совсем ушли в себя. Вы ни на кого не обращаете внимания, даже когда ходите по коридорам. Что случилось с общением? С дружбой? Да. Мне понадобился один день, чтобы поселиться здесь. Один день, чтобы осмотреться. Один день, чтобы восхититься совсем иной жизнью, и один день для остальных, чтобы выяснить, кто я и что я натворила. Касл ничего не говорит о матерях, которые, завидя меня в коридоре, спешат убрать своих детей с моего пути. Он не упоминает о враждебных взглядах и недоброжелательных словах, которые сопровождают меня со дня приезда. Он ничего не говорит о детях, которых предупредили держаться подальше, и горстке пожилых людей, которые слишком пристально наблюдают за мной. Я могу только представить, что они слышали и откуда набрались этих историй. Джульетта. Девушка со смертельным касанием, которая вытягивает силы и энергию у людей, пока они не начинают слабеть, безвольными тушами оседая на пол. Девушка, которая провела большую часть своей жизни в больницах и центрах для несовершеннолетних. Девушка, которую отвергли собственные родители, которой навесили ярлык безумной и приговорили к изоляции в приюте, где даже крысы боялись жить. Девушка. Ее настолько переполнила энергия, что она убила маленького ребенка. Замучила малыша. Заставила задохнуться взрослого человека. Ей даже не хватило порядочности убить себя. И все это правда. Поэтому я и смотрю на Касла с алыми пятнами на щеках, с застывшими словами на губах, и с глазами, не желающими раскрывать свои тайны. Он вздыхает. Пытается что-то сказать, но бросает внимательный взгляд на мое лицо и передумывает. Лишь коротко кивает, глубоко вздыхает, смотрит на часы, говорит: - Три часа до отключения света, - и поворачивается на выход. Останавливается в дверях. - Мисс Феррарс, - неожиданно говорит он, тихо, не оборачиваясь. - Вы решили остаться с нами, бороться вместе с нами, стать членом Омега Поинт. - Пауза. Скоро нам понадобится ваша помощь. И, боюсь, времени у нас почти не осталось. Я смотрю, как он уходит. Прислонившись затылком к стене, я слушаю его удаляющиеся шаги. Поднимаю глаза к потолку. Слышу его голос, торжественный и размеренный, звенящий в ушах. Времени у нас почти не осталось, сказал он. Как будто время было чем-то таким, что мы могли бы израсходовать, как будто его отмерили в плошках и передали нам при рождении, и если мы съедим слишком много или слишком быстро, или перед тем, как прыгнуть в воду, то наше время будет потеряно, упущено, потрачено впустую. Но ведь время находится за пределами нашего понимания. Оно бесконечно, оно существует вне нас; мы не можем израсходовать или потерять его, или найти способ, чтобы замедлить его. Время идет, даже когда мы бездействуем. У нас полно времени, вот что Касл должен был сказать. У нас есть все время этого мира, вот это он должен был сказать. Но он этого не сделал, потому что имел в виду тик-так наше время, что отсчитывается на часах. Оно мчится вперед, бежит в абсолютно новом направлении, деловито стучит стрелками и тик так тик так почти настало время войны.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
...
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
...
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
...
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
...
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
Перевод: lightrainbow, znaika, Dikon85, ndobshikoVa, Helen S, dreamer8120, tati92
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
Перевод: Anastasia " darkness" Frolova, gameofthrones, Spirit Of Fire, Kaali, AlaskaYoung
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
Завораживающий сиквел. «Уничтожь меня» небольшая новелла, рассказанная от лица Уорнера, безжалостного лидера Сектора Сорок Пять
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconРэйчел Кейн Морганвилльские Вампиры 13 Горькая Кровь
Книга предназначена только для предварительного ознакомления!
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо iconРэйчел Кейн Морганвилльские Вампиры 14 Падение Ночи
Книга предназначена только для предварительного ознакомления!
Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо icon«Уничтожь меня» Данная книга предназначена только для предварительного
Некоторые люди кричат, кто-то прикасается ко мне, и за это мне хочется отрезать им
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница