Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру


НазваниеЭлизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру
страница7/25
Дата публикации30.12.2013
Размер3.81 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Глава 12

День второй. Двадцатая миля
Перебинтовав Руфи ногу, проглотив остаток сандвича и убедившись, что пес привязан, Джей Ти постарался втолковать Сэму и Мэтью, как это важно – следовать правилам, установленным руководителем группы. Затем он снова позвонил смотрителям заповедника. Но на сей раз ему еще определеннее дали понять, что он идиот, а не профессиональный гид, призванный заботиться о здоровье и безопасности туристов.

– Что сказал егерь? – поинтересовался Митчелл, когда Джей Ти завершил разговор.

– Заявил, что у него и без нас полно дел.

Митчелл кивнул и ненадолго задумался.

– Что же, – наконец сказал он, – видимо, придется смириться.

– Мудрое решение.

– А вы устали, Джей Ти.

– Ничуть.

Хотя он действительно устал.

– Не беспокойтесь, – покровительственным тоном заверил его Митчелл и слегка тронул за плечо. – Вместе мы справимся.

Джей Ти взглянул на него. Огромные темные очки совершенно заслоняли глаза Митчелла, но в его голосе прозвучала столь неподдельная озабоченность, что гид удивился.

– Спасибо, Митчелл, – сказал он, стараясь, чтобы в голосе прозвучала признательность. – Надеюсь, вы хорошо поели?

– Это было нечто. Да, вы знаете свое дело.

Джей Ти заставил себя улыбнуться. И хотя комплименты, произносимые с глазу на глаз, он еще способен был принять, но все равно смущался.

– Лучше смажьте ка нос лосьоном, – посоветовал он. – А то он у вас уже покраснел.
Выбранное для привала место находилось в устье бокового каньона, поэтому, вымыв посуду, Эбо и Дикси повели свои группы именно туда. Джей Ти остался на хозяйстве – в основном чтобы присматривать за Руфью, пристроенной им на некое подобие больничной койки, сооруженной из спальников и сумок. Мимо проплыла вереница каяков – Джей Ти ответил на приветствия гребцов, а потом прилег прямо на песок. Он надвинул шляпу на лицо, надеясь, что сумеет отключиться на несколько минут, но его мысли неотступно кружились вокруг собаки. До «Ранчо призрака» пять дней пути – там, вероятно, он сможет уговорить кого нибудь вывести собаку из каньона. Но даже если на ранчо действительно найдется какой нибудь жалостливый турист, разумно ли тащить собаку куда то по такой жаре? Псу понадобится вода – то есть восемь – десять фунтов дополнительно к весу рюкзака. А вообще Джей Ти подозревал, что туристы, странствующие по тропам, протоптанным мулами, скорее всего откажут: мулы и собаки плохо ладят, повстречавшись на узком горном карнизе.

Вскоре послышались голоса. Привстав, он увидел, что группа возвращается с экскурсии. Джей Ти выругал себя за необоснованное беспокойство. Собака – это не проблема. Если потребуется, пса будут постоянно держать на привязи. Ни у кого не случится анафилактического шока.

– Впереди нас ждет «Ревущая двадцатка», – объявил Джей Ти, когда путешественники наполнили бутылки водой. – Поэтому покрепче пристегнитесь – вас будет болтать и трясти. Держите наготове ведра для вычерпывания воды – и будьте уверены, вы промокнете до нитки.

– Я не против! – отозвался Сэм.

– Вот и молодец, – демонстративно одобрил выскочку Джей Ти. – Ну, занимайте места. Рассаживайтесь как утром.

Пока путешественники готовились, Джей Ти обвязал еще одной веревкой спасательный жилет, надетый на пса. Сэм и Мэтью брызгали водой друг другу в лицо, Джил мазала нос лосьоном, Марк смачивал рубашку. Митчелл и Лена первыми заняли места на плоту Дикси. Эми и Сьюзен торопливо перекладывали вещи. Эвелин пошла вдоль берега, надеясь найти какое нибудь максимально уединенное место и справить нужду. Руфь ковыляла к плоту, за ней шагал Ллойд и что то искал в карманах.

Ну а Питер Крамер все гадал над тем, как же все таки Дикси выглядит без одежды.
Глава 13

День второй. «Ревущая двадцатка»
Сидя впереди на плоту Эбо, Питер практически не имел возможности любоваться Дикси. Дело в том, что ее плот шел позади и молодой человек не мог слишком часто оборачиваться хотя бы потому, что именно он задавал темп гребцам. Посреди «Двадцатки» Эбо велел «сушить весла» и достал казу2. Видимо, игрой на столь экзотическом инструменте он хотел создать соответствующее настроение. Дикси проплыла мимо, неотразимо прекрасная – спасательный жилет туго застегнут поверх красной клетчатой рубашки, на голове потрепанная соломенная шляпа, из под которой игриво выглядывали две косички.

От картин, порождаемых не в меру разыгравшимся воображением, у Питера кружилась голова и очень хотелось курить.

Когда минувшей осенью, после шести лет, проведенных вместе, его девушка решила разорвать отношения, Питер воспринял эти слова точно гром среди ясного неба. Девушка не только охладела к нему, но и полюбила другого – какого то страхового агента, разъезжавшего на «мерседесе» и снимавшего дом с видом на озеро. Трудно было представить страхового агента в роли донжуана? Разве такое возможно?

Питеру это казалось невероятным. Как один человек может разлюбить, а другой – остаться в неведении? Слова «бесчувственное бревно», точно рекламный слоган, звучали в его снах каждую ночь. Отчего он игнорировал появление несомненно настораживавших признаков? Отпуск, проведенный «мисс Огайо» с подругами прошлым летом, поздние возвращения из книжного клуба, макияж, который она накладывала, отправляясь в тренажерный зал. Выяснилось, что там они с агентом и познакомились. Как банально, как пошло. Наверное, она не сумела настроить радио на нужную волну, и тут на помощь пришел некий Джон Д. Рокфеллер. А теперь эти двое поженились и живут на тихой улочке, где, судя по количеству пластмассовых игрушек, валяющихся во дворах, люди только и делают, что рожают, система водоснабжения сдабривается препаратами, стимулирующими процесс деторождения.

Но неужели он собирается тратить в поездке время на размышления о «мисс Огайо» и новоявленном Джоне Д. Рокфеллере?

Эбо убрал казу в карман.

– Внимание, гребцы, приближается порог Джорджи! Держитесь правой стороны и следуйте за Питером. Питер, очнись!

Питер покрепче схватил весло. Плот несло к порогу, а впереди маячила Дикси.

– Вот так, – пробормотал Эбо. – Хорошо, хорошо…

Их плот скользил к темнеющему разветвлению «языка».

– Внимание… вперед! – перешел на крик Эбо, когда скорость начала возрастать. – Гребите! Гребите! Вперед!

Питер изо всех сил налег на весло, наклонившись к воде; плот ухнул вниз, налетев на первую волну.

– Правее! – завопил Эбо.

Питер начал отгребать назад – это было все равно что жать на тормоза. Но плот стоял на месте, а он все греб и греб, при этом весла его и Сэма постоянно соударялись.

– Направо, Сэм! – кричал Эбо. – Правый поворот! Ты сидишь справа, Сэм, – значит, греби назад! Посмотри на Питера! Ну же, правый поворот, круто вправо!

Но плот уже накренялся влево, с двух сторон его захлестывали волны, особенно доставалось правому борту. Тогда Питер, действуя по наитию, погрузил весло глубоко в воду и сделал мощный гребок, вкладывая в него весь свой вес, сто восемьдесят шесть фунтов, и до предела напрягая мышцы. Он чувствовал себя викингом, Посейдоном, Нептуном, владыкой морей. Питер промок до пояса, но его старания все же увенчались успехом. Плот начал разворачиваться, и, сойдя с порога под оптимальным углом, они чудесным образом миновали огромный, торчащий из воды камень у левого берега.

– Вперед!

Дружно взмахивая веслами, они вышли из бурлящего потока и присоединились к остальным.

– Стоп!

Питер застыл с веслом в воздухе, когда их плот легонько столкнулся с плотом Джея Ти.

– Все целы? – спросил тот.

Дикси, смеясь, разворачивала плот.

– Меня потащило влево! Видели, как я чуть не врезалась в камень?

– Конечно, но мне хотелось закрыть глаза, детка, – признался Эбо.

«А мне нет», – подумал Питер.

– Митчелл, в следующий раз понадежнее спрячьте камеру, – посоветовал Джей Ти.

– Было круто! – восхитился Сэм. – Надеюсь, мы однажды перевернемся.

Эбо хищно улыбнулся:

– Давай ка кое что повторим, Сэм. Ты сидишь справа. Если я говорю «правый поворот», ты гребешь вперед или назад?

– Назад? – предположил Сэм.

– Надо же, какой ты умный, – усмехнулся Мэтью.

– Просто смотри на Питера и делай как он, – продолжал Эбо. – Кстати, Питер, ты молодец. По крайней мере нам было не скучно.

Но Питер не слушал. В десяти футах от него Дикси наносила на губы гигиеническую помаду. Закончив, она убрала тюбик в карман шортов. Питер облизнул губы. Они пересохли. Уместно ли попросить у нее помаду?

«Ты просто дурак, – подумал он. – В твоем кармане лежит точно такая же помада».

Эта мысль удручала Питера весь день.
Глава 14

День второй. С двадцать пятой по тридцатую милю
После полудня они преодолели несколько порогов, следовавших друг за другом с такими незначительными промежутками, что едва удавалось глотнуть воды. В стенах ущелья зияли разверстые пасти огромных пещер, а однажды они заметили самку горного барана с детенышем.

Эми, сидевшая на корме плота Эбо, сожалела, что фотоаппарат упакован в самых недрах ее багажа. Ей бы очень хотелось сфотографировать малыша. А заодно съесть батончик мюсли. Сахар в крови понизился, и у Эми слегка кружилась голова. Неудивительно – ведь она ничего не ела за ленчем. Не только из за песка в салате – просто в животе у нее вдруг что то стянулось. Это началось утром, сразу после завтрака. Боль? Нет. Вдруг она ощутила, как свело живот, а к шее прилила кровь; ей казалось, будто она надувает большой воздушный шарик. Эми не помнила, бывало ли такое с ней раньше или нет. Она боялась, что ее состояние может ухудшиться, но боль прекратилась сама собой – так же внезапно, как и началась.

Возможно, газы, решила Эми. Но спазмы повторились – несколько раз за утро, – поэтому к полудню девушка утратила аппетит, а теперь, ближе к вечеру, расплачивалась за голодовку.

Когда плоты вышли на спокойную воду, она открыла сумку и нашла «Ментос».

Пока они безмятежно плыли меж отвесных стен каньона, Эбо достал сборник индейских преданий и начал читать. Эми могла слушать это более или менее внимательно лишь несколько минут; было так жарко, что ее мысли разбредались в разные стороны. Вот она – плывет по Колорадо в компании абсолютно посторонних людей, совершенно ничего о ней не знающих. В их представлении она может быть кем угодно – президентом школы, лучшим оратором, победителем научного конкурса. Возможно, прошлой весной она играла главную роль в школьном спектакле. Или получила первое место на конкурсе певцов. Никто не знает.

Кроме матери, конечно. Эми огляделась: Сьюзен с жадным вниманием слушала Эбо. Мать страшно ей докучала, хотя Эми и предвидела, что так оно и будет. Просто они слишком много времени проводят вместе. «На каком плоту поплывем?» «Где поставим палатку?» «Давай посидим». Неужели так будет продолжаться до последнего дня поездки?

Честно говоря, Эми подумывала однажды вечером отойти в сторонку и поставить свою палатку поодаль. Так, чтобы казалось, будто она одна под звездами, совсем одна, и никто не будет загонять ее в спальник. Эми хотелось сидеть одной и допоздна писать в дневнике, чтобы мать не лежала рядом и не спрашивала, о чем она пишет.

О чем бы она писала тогда? О школе. О друзьях и врагах. Об ужасных вечеринках, куда она пыталась ходить минувшей осенью. Мать настаивала, чтобы Эми развлекалась, но в итоге всегда случались безобразные сцены, о которых она пыталась забыть: девушки снимали блузки, парни обливали друг друга пивом, потом приезжала полиция и все разбегались в темноту, а оставшиеся утверждали, что они трезвы, но тем не менее платили штраф. Лишь однажды Эми напилась сама – на Хеллоуин.

Лучше было бы туда не ходить. Ей богу.

Если бы мать имела хоть какое то представление о том, что творится на вечеринках, она бы ни за что не стала отправлять туда Эми, но дочь не желала ей рассказывать, так как опасалась ненароком подставить остальных. Там были хорошо известные в школе ребята, с влиятельными родителями, и если мать начнет названивать, Эми будут изводить еще сильнее. Поэтому она научилась лгать – говорила, что ходит на вечеринки, и мать радовалась, в то время как на самом деле девушка просто сидела в кафе и возвращалась за полночь.

– Как все прошло? – спрашивала Сьюзен, откладывая книгу.

– Хорошо.

– Расскажи.

– Я слишком устала, – отвечала Эми.

Она была уже достаточно взрослой, чтобы оценить всю иронию данной ситуации: она лжет матери, что ходит на вечеринки, тогда как остальные врут, отрицая свое в них участие. И усиленное поглощение какао в кафе вовсе не способствовало потере веса.

С плота Дикси донесся взрыв хохота, и Эми пришла в себя. Вытянув шею, она принялась рассматривать стены ущелья. Высоко над ней две располагавшиеся рядом пещеры походили на пустые глазницы. Вот о чем еще Эми хотелось написать в дневнике – о путешествии, о том, где ей довелось побывать и на что это было похоже. Об оранжевых, розовых, серых, зеленых скалах. И о том, как она страдает, потому что из за нее плот перегружен. И как ей нравятся гиды, особенно Джей Ти и Эбо, и Руфь, не утратившая спокойствия, даже когда упала и повредила ногу. А еще Эми занимало то, почему каждый раз, когда она что то говорит Питеру, он смотрит сквозь нее, как будто ее вообще нет. Собственно, это и неудивительно – ведь одинокий мужчина под тридцатник не может иметь ничего общего с такой девушкой, как она.

Эми хотелось обо всем этом написать.

Чтобы мать не заглядывала через плечо.

Впереди река делала очередной поворот. Эбо убрал книжку, так как уже отчетливо слышался рев порога.

– Последний порог на сегодня, – объявил Эбо. – Берите весла и за работу. Хватит зевать по сторонам, Сэм.

– А что я?..

– Что ты должен сделать, если я скажу «правый поворот»?

– Грести назад.

– Правильно, – ответил Эбо спокойно. – Таким же голосом он читал сказки – как будто пороги и не представляли собой причину для беспокойства. – А теперь – вперед.

Они преодолели этот последний порог как настоящие профи. Спокойствие Эбо передалось остальным и как будто даже самому плоту, прошедшему посередине потока на хорошей скорости; при этом Эми всего лишь слегка забрызгало колени.
Когда убрали со стола, а Джей Ти заново перевязал ногу Руфи, нашел гидрокортизон, необходимый для залечивания экземы, изводящей Лену, тайленол для Марка, затем наложил компресс на опухшие лодыжки Эми. И вот после всего этого Дикси достала гитару. Она уже успела выкупаться – ее влажные волосы были гладко зачесаны назад, а вокруг бедер повязан саронг. При гаснущем закатном свете она села на песок и принялась настраивать гитару. В репертуар Дикси входил фолк шестидесятых годов – старая добрая музыка на все времена. В его извечной популярности она убедилась за те пять лет, что проработала гидом.

Постепенно начали собираться путешественники. Марк, как выяснилось, обладал приятным баритоном и отличной памятью – он всегда мог вспомнить нужную строчку, когда все остальные сдавались. Сьюзен подпевала без слов. Эми сидела напротив, обхватив колени руками. Путешественников по прежнему овевало горячим воздухом, но вскоре над скалами взошла луна и залила берег ясным белом светом.

Возможно, вступление к старой песне вдохновило Ллойда – или же таково было влияние лунного света. Так или иначе, он встал и протянул руку жене. Ошибочно расценив его намерение, Руфь заметила, что пока не собирается спать, но Ллойд настаивал, и наконец она с трудом поднялась и вышла с мужем на открытое место. Ллойд обнял ее за талию, привлек к себе, и они вместе – долговязый старик и прихрамывающая старуха – принялись покачиваться в медленном танце под гитару.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Похожие:

Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру
...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Костелло «Дж. М. Кутзее. Элизабет Костелло: Роман»
Но, как это всегда бывает, только наедине с собой, Элизабет Костелло может быть абсолютно откровенной. Именно в такие моменты, обозревая...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Франкенштейн «Воспоминания Элизабет Франкенштейн»
Впервые на русском – новый роман автора знаменитого конспирологического триллера «Киномания»!
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Франкенштейн «Воспоминания Элизабет Франкенштейн»
Впервые на русском – новый роман автора знаменитого конспирологического триллера «Киномания»!
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconКэтрин Райан Хайд Любовь в настоящем времени Кэтрин Райан Хайд любовь в настоящем времени
Все происходило под окном комнаты, где я спала. Я стояла на коленях и смотрела на улицу. Меня разбудил шум. Окно было распахнуто,...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconКэтрин Райан Хайд Любовь в настоящем времени Кэтрин Райан Хайд любовь в настоящем времени
Все происходило под окном комнаты, где я спала. Я стояла на коленях и смотрела на улицу. Меня разбудил шум. Окно было распахнуто,...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Гилберт «Самая лучшая жена»
Книга американской писательницы Элизабет Гилберт «Есть, молиться и любить» в одно мгновение покорила российских читателей. Она значится...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Гилберт Происхождение всех вещей Элизабет Гилберт Происхождение всех вещей Что есть
И тут же – почти немедленно – вокруг нее стали формироваться самые разные мнения
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconГлавное следственное управление
Главное управление министерства внутренних дел российской федерации по воронежской области
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру icon14 сентября Второй благотворительный диско-бал MagicBoogieNight "Давай поможем!"
Но это не главное! Главное, то, что заплатив за вход – вы поможете животным, опекаемым Общественным объединением защиты животных...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница