Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру


НазваниеЭлизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру
страница3/25
Дата публикации30.12.2013
Размер3.81 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Глава 4

День первый. Переправа Ли
Сидя в автобусе, катившем по каменистой дороге к переправе Ли, Питер Крамер доедал арбуз, предусмотрительно прихваченный со стойки буфета после завтрака. В одном из сестриных журнальчиков он некогда прочел, что употребление арбуза придает сперме особо приятный вкус. И хотя вряд ли следовало рассчитывать на то, что ему уж очень повезет с минетом во время путешествия, все таки будет нелишним повысить уровень сахара в крови.

Не то чтобы он питал особые иллюзии, познакомившись накануне вечером с другими участниками этого круиза по порогам Колорадо. Типичная американская семья – чисто выбритый отец семейства, вечно усталая мамаша наседка и пара не в меру расторможенных близнецов. Коренастая женщина средних лет, вечно обеспокоенная тем, что ей, возможно, следовало взять с собой еще запасные джинсы. Пожилые супруги, трогательно привязанные друг к другу. Хвастливый ковбой и его карлица жена, оба – с неизменным кофе. И наконец, изящная и стильная светловолосая особа нордического типа… но ее угораздило притащить с собой дочурку, самую толстую девушку из всех, вместе взятых, коих Питеру доводилось видеть.

Беспокойство вызывало и то, что даже во имя безопасности не устанавливалось никаких ограничений по весу. Что за организация…

Его утешало лишь то, что не ему принадлежала идея отправиться в это сомнительное путешествие. В Цинциннати он неделями хандрил и жаловался сестре на мать, которая вновь будет целое лето просить о том, чтобы он каждый вечер приходил и поливал ее дурацкие пионы. Ему, черт возьми, нужно отдохнуть от нее. Если он безработный и если «мисс Огайо» бросила его год назад – это отнюдь не значит, что он обязан выполнять функции матушкина садовника. Наконец сестре надоело выслушивать все эти стенания Питера, и она в последнюю минуту приобрела ему путевку – в общем, сплавила на Колорадо. В прошлом году она сама совершила спуск по реке, после чего еще долго пребывала в полном восторге и настоятельно рекомендовала это путешествие всем и вся. Питер напомнил, что не умеет плавать, не доверяет лосьону от загара и терпеть не может организованные поездки, когда всем велят держаться за руки. Вдобавок в каньонах у него разыгрывается клаустрофобия. В данный же момент он, как ей известно, занят тем, что пытается бросить курить. И потом, сестра просто понятия не имеет, в чем заключается работа картографов.

«Питер, прекрати, – сказала как то она. – Я уже заплатила деньги. Там очень красиво, ты вернешься другим человеком, и какая нибудь крупная компания обязательно предложит тебе выгодную работу».

Так или иначе, Питер сел на самолет, доставивший его в Финикс, – исключительно ради того, чтобы провести две недели вдали от своей славной семейки. Он поверил сестре, успокоившей его тем, что гиды непременно заставят всех надеть спасательные жилеты и что шансы свалиться за борт ничтожно малы. Питер внушал себе, что когда до «мисс Огайо» дойдет, какой он крутой экстремал, она пожалеет, что решила выйти замуж за какого то слабака. Он даже готов был предположить, что, возможно, познакомится во время путешествия с какой нибудь охочей до острых ощущений красоткой, но, придя на общее собрание, понял, что ему предстоят две недели принудительных групповых водных процедур.

И вот он вышел из автобуса на сорокаградусную жару. Мало что напоминало каньон. И уж конечно, не замусоренный, битком набитый людьми шумный пляж. Гид пробубнил что то о спасательных жилетах, укладке снаряжения и правилах безопасности, и Питеру вдруг захотелось попросить водителя автобуса отвезти его обратно во Флагстафф.

Потом руководитель группы представил двух других гидов, и все сразу преобразилось.

Дело в том, что Дикси действительно здорово смотрелась в своей соломенной шляпе, вылинявших красных шортах и старой розовой рубашке с завязанными над пупком уголками. На плечах лежали две косички, а на шее висел серебряный кулон на кожаном шнурке. Она остановилась, лишь чтобы поздороваться, но для Питера этого оказалось достаточно. Он уже не мог оторвать от нее взгляда, когда она загружала плот – таскала ящики и коробки, наматывала веревки, затягивала ремни. Когда она смочила в воде бандану и повязала на шею, ему пришлось сморгнуть, дабы убедиться в том, что перед ним вполне конкретная девица.

Сомнения по поводу того, на чьем плоту он хочет плыть, тут же исчезли.

Как только Джей Ти позволил разойтись, Питер как можно равнодушнее подошел к кромке воды и остановился у намеченной цели.

– Нужна помощь? – спросил он.

– Нет, – ответила девушка, улыбнулась, перепрыгнула на соседний плот и снова принялась складывать, утягивать, завязывать и перетаскивать. Что именно она делала, Питер не мог уяснить, но, судя по всему, для этого требовался немалый опыт. Когда Дикси наконец вернулась на свой плот, Питер по прежнему стоял словно в ступоре.

– Лови, – бросила она ему моток веревок. – Распутай, если хочешь помочь. Эбо, это твоя сумка? Ну так сам таскай свое барахло!

И Питер, вспомнив, как мать то и дело просила его распутать моток пряжи – разумеется, исключительно ради того, чтобы позлить сына, – вдохновенно принялся разделять белые нейлоновые нити. Сама мысль о том, что к ним прикасалась Дикси, наделяла их свойствами фетиша, вызывавшего более интимные ассоциации, чем целый ворох женского белья.

Поэтому, когда ковбой на пенсии из Вайоминга выстроил всех для общего фото, Питер улыбнулся, памятуя о том, что, возможно, в этот момент Дикси смотрит на него…
Глава 5

День первый. С первой по четвертую милю
Выслушав инструкции Джея Ти, Эвелин Бернс, профессор биологии, двинулась на четвереньках по резиновой поверхности плота Дикси в кормовую часть, стараясь не поскользнуться по пути. Она бы предпочла плыть на плоту Джея Ти, но место впереди там заняла огромная девочка, и гид жестом попросил Эвелин устроиться на другом плоту. Она попыталась утешиться тем, что эта шустрячка в соломенной шляпе может грести не хуже мужчины, и принялась корить себя за то, что усомнилась в этом.

Итак, путешествие наконец началось. Эвелин решила принять в нем участие в качестве подарка самой себе на пятидесятый день рождения. Она готовилась к этому целый год – читала путеводители, книги по истории и те путевые очерки, что ей удалось раздобыть. Будучи преподавателем биологии в Гарварде, она направила свои незаурядные исследовательские способности на то, чтобы отыскать с помощью Интернета наиболее подходящее снаряжение – рубашки из специальной ткани, фляжки непроливайки, быстро сохнущие брюки с отстегивающимися штанинами…

У Эвелин была своего рода мания готовиться ко всему самым тщательным образом.

Неловко перевалившись через груду снаряжения, она наконец устроилась на корме. Там уже сидел молодой человек из Цинциннати. Эвелин, обретя устойчивое положение, уложила вещи и вытерла лоб.

– Чертова морока лазать туда сюда, – сказал парень.

Эвелин неприятно было думать, что она оказалась рядом с этим типом, без тени смущения признавшимся вчера вечером, что не умеет плавать. Эвелин же умела плавать. А еще – ходить под парусом, на каноэ и на каяке. Просто до сих пор ей не доводилось карабкаться по большим резиновым рафтам.

– Это ваш первый спуск по Колорадо? – спросил Питер.

«Не только спуск», – подумала Эвелин, вообще увидевшая Колорадо впервые в жизни. Она успела мельком взглянуть на реку утром, когда автобус остановился у моста Навахо, незадолго до поворота к переправе Ли. Водитель рекомендовал пройти через мост пешком. Эвелин вышла из автобуса и присоединилась к остальным туристам. Посредине она остановилась и посмотрела через перила. В пятистах футах внизу сверкала синяя лента реки, окаймленная зеленым кустарником и розовыми скалами. А где же пороги? Где белая пена? Вместо рокота бурлящего потока до нее доносилось лишь тарахтение машин на мосту.

Если закрыть глаза, можно представить, что все еще находишься дома, в Бостоне. Эвелин вспомнился мужчина, бросивший ее полгода назад, написав коротенькое письмо. Она по прежнему носила подаренный им золотой кулон в виде сердечка. Эвелин повертела его в руках – оно было гладкое, теплое, какое то очень родное. Она вспомнила футляр от него – красную бархатную коробочку с белой атласной подкладкой внутри и как бы вновь ощутила прикосновение мужского подбородка к своей груди. Обычно он почему то долго возился с очками, прежде чем заняться любовью.

Непроизвольно Эвелин расстегнула цепочку, еще раз представила знакомое лицо, свесила кулон за перила и разжала пальцы. Золотое сердечко мелькнуло в воздухе, сверкнуло – и подарок Джулиана исчез. Эвелин надеялась, что вместе с ним исчезнет тоска, угрожающая испортить ей поездку.

– Да, это мой первый спуск, – наконец ответила она.

– И мой, – отозвался Питер. – Я даже на лодке никогда не плавал. Нужна помощь?

Эвелин пыталась пристегнуть сумку с вещами к переплетению ремней, опутывавших снаряжение. Она покачала головой. Дело в том, что ремни были слишком туго натянуты, а потому оставалось лишь попросить Питера слегка приподнять укладку, чтобы она могла застегнуть карабин.

– Вот заковыристые штуковины, а? – с явным азартом заметил он.

Несомненно, парень пытается доказать, что он сноровистее ее! Сидя в луже холодной воды, Эвелин подумала, что стоило бы надеть неопреновые носки. Но она не собиралась повторять мучительную возню с сумкой. Столько труда – и все ради того, чтобы затем усесться! Как же неприятно быть новичком.

Впереди пожилая чета ловко заняла свои места, как будто проделывала это уже тысячу раз. Дикси тем временем бродила по колено в ледяной воде, разматывая толстый капроновый трос. Затем продела его в петлю и что есть сил затянула.

– Готовы? – спросила она.

Все кивнули, и Дикси, запрыгнув на плот, оттолкнула его и ловко принялась лавировать между грудами снаряжения, пока не добралась до своего места. Устроившись там, она схватила весла и погрузила в воду. Девушка сделала два мощных гребка правым веслом, и плот развернулся; к удивлению Эвелин, то, что она считала кормой, оказалось носом. Течением подхватило плот и понесло вниз.

– До свидания, цивилизация! – воскликнула Дикси.

Эвелин схватилась за ремни. Солнце припекало, волны тихонько плескались о борт. Река здесь была изумрудно зеленая, а не синяя, какой казалась с моста; вода искрилась на солнце, особенно на быстрине. Там и сям на поверхности бурлили воронки водоворотов. Эвелин оглянулась на переправу Ли, где по прежнему стояли моторки, и возблагодарила Бога за то, что они на весельном плоту. Спускаться по Колорадо на плавсредстве с мотором – нелепо и противоестественно.

Дикси сидела лицом вперед и качалась туда сюда, налегая на весла, поскрипывавшие от каждого гребка. Как только плот вошел в бурные воды, его начали захлестывать волны.

– Это и есть пороги? – поинтересовался Питер.

Дикси налегла на весло, пытаясь выпрямить курс.

– Нет, просто рябь. А что, тебе страшно?

– Конечно, страшно, – ответил он. – Я не умею плавать. А вода здесь холодная?

– Восемь градусов, – пояснила Дикси. – Вода идет прямо со дна озера Пауэлл; скажи спасибо плотине в Глен Каньоне.

– Вы правда не умеете плавать? – спросила Эвелин.

– Камнем иду ко дну, – подтвердил Питер.

– Разве вас не учили в детстве?

– Я прогуливал физкультуру.

Эвелин поверить не могла, что к участию в подобных вылазках допускают людей, не умеющих плавать. Что он вообще здесь делает, если у него водобоязнь?

– Форель! – раздался возглас Ллойда.

Эвелин обернулась на воду, но ничего не увидела.

Дикси принялась расспрашивать о том, кто где живет.

– Я из Цинциннати, – ответил Питер.

– А чем ты занимаешься?

– В основном поливаю мамины пионы.

Дикси усмехнулась.

– А вы, Эвелин?

Эвелин сказала, что живет в Кембридже и преподает биологию.

– Только не говорите, что вы гарвардский профессор, – предупредил Питер.

Эвелин тем не менее заявила, что она действительно преподает в Гарварде, и это немедленно положило конец разговору. Такое часто случалось – за пятнадцать лет она так и не научилась поддерживать беседы о работе. Если Эвелин первой упоминала о своем профессорстве в Гарварде, считали, что она задается. Когда же она умалчивала об этом, рано или поздно кто нибудь все таки выводил ее на чистую воду, обвиняя в снобизме.

– Хорошо еще, что вы не говорите с бостонским акцентом, – заметил Питер.

Он уже собрался рассказать какой нибудь бородатый анекдот, но тут с кормы донесся скрип, а вслед за тем – глухой удар и тревожный возглас. Эвелин резко обернулась и увидела задранные к небесам бледные, безволосые старческие ноги.

– Ллойд! – вскричала Руфь. – Ты куда?

Дикси немедленно отложила весла и бросилась на помощь к старику, перепрыгивая через груды вещей. Плот же пустился в свободное плавание.

– Вы в порядке? – спросила она.

– В полном! Даже не понял, что случилось.

– Надо было крепче держаться, – упрекнула мужа Руфь, отряхивая его рубашку.

– Но я держался!

– Значит, надо было крепче.

Дикси вернулась на место и снова взялась за весла.

– Адски жарко, – тяжело дыша, проговорил Ллойд.

Вскоре река свернула, и показался мост Навахо. В пятистах футах над рекой темная кружевная арка соединяла стены каньона, на мосту виднелись крошечные фигурки. Трудно было поверить, что всего час назад Эвелин сама стояла у этих перил и смотрела вниз. Теперь она плыла по реке, уже вступив в братство рафтеров и первооткрывателей. Эвелин плавно помахала зрителям. Она чувствовала, что мир разделился на две части – те, кто на реке, и те, кто на берегу, скитальцы, уносимые потоком, и статичные, пассивные созерцатели мира. Примечательно, что хотя Эвелин и не могла объяснить причин этого, ей было приятно, что именно здесь навеки упокоилось золотое сердечко, подаренное Джулианом.

Она непроизвольно взглянула на воду, подсознательно ожидая увидеть золотистый блеск, в то же время прекрасно понимая, что это нереально.
Глава 6
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру
...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Костелло «Дж. М. Кутзее. Элизабет Костелло: Роман»
Но, как это всегда бывает, только наедине с собой, Элизабет Костелло может быть абсолютно откровенной. Именно в такие моменты, обозревая...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Франкенштейн «Воспоминания Элизабет Франкенштейн»
Впервые на русском – новый роман автора знаменитого конспирологического триллера «Киномания»!
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Франкенштейн «Воспоминания Элизабет Франкенштейн»
Впервые на русском – новый роман автора знаменитого конспирологического триллера «Киномания»!
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconКэтрин Райан Хайд Любовь в настоящем времени Кэтрин Райан Хайд любовь в настоящем времени
Все происходило под окном комнаты, где я спала. Я стояла на коленях и смотрела на улицу. Меня разбудил шум. Окно было распахнуто,...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconКэтрин Райан Хайд Любовь в настоящем времени Кэтрин Райан Хайд любовь в настоящем времени
Все происходило под окном комнаты, где я спала. Я стояла на коленях и смотрела на улицу. Меня разбудил шум. Окно было распахнуто,...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Гилберт «Самая лучшая жена»
Книга американской писательницы Элизабет Гилберт «Есть, молиться и любить» в одно мгновение покорила российских читателей. Она значится...
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconЭлизабет Гилберт Происхождение всех вещей Элизабет Гилберт Происхождение всех вещей Что есть
И тут же – почти немедленно – вокруг нее стали формироваться самые разные мнения
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру iconГлавное следственное управление
Главное управление министерства внутренних дел российской федерации по воронежской области
Элизабет Хайд Главное доплыть Элизабет Хайд Главное доплыть! Посвящается Пьеру icon14 сентября Второй благотворительный диско-бал MagicBoogieNight "Давай поможем!"
Но это не главное! Главное, то, что заплатив за вход – вы поможете животным, опекаемым Общественным объединением защиты животных...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница