Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013


НазваниеТахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013
страница3/49
Дата публикации02.12.2013
Размер2.81 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Глава 3



Дверь открывается в черную бездну.

Там нет ни цвета, ни света, ни обещаний, там только ужас, с той стороны. Никаких слов, никаких указаний, только открытая дверь, которая всякий раз означает одно и то же.

У сокамерника снова вопросы.

— Что за черт? — Он переводит взгляд с меня на иллюзию побега. — Нас выпускают?

Они нас никогда не выпустят.

— Пора принимать душ.

— Душ? — Оживление пропадает, но голос по прежнему звенит от любопытства.

— У нас мало времени, — говорю я. — Надо торопиться.

— Подожди, куда? — Он тянется к моей руке, но я отодвигаюсь. — Света же нет, куда идти, не видно…

— Быстрее. — Я внимательно смотрю на пол. — Держись за подол моей рубашки.

— Да о чем идет речь?

Вдалеке раздался сигнал тревоги. Сирена все ближе, звук нарастает, и вот камера уже содрогается от предупреждающего воя. Дверь медленно поехала обратно. Я схватила сокамерника за футболку и решительно повела в темноту.

— Ничего. Не. Говори.

— Но…

— Ничего! — шикаю я, таща его за край футболки и нащупывая дорогу в лабиринте коридоров. Психиатрическая лечебница. Центр для неблагополучных подростков, для заброшенных детей из распавшихся семей, надежный приют для психически дефективных. Это тюрьма. Нас почти не кормят, мы не видим друг друга, разве что в редких лучах света, украдкой пробирающихся через трещины в стеклянных квадратах, которые они называют окнами. Ночи наполнены криками и заглушенным плачем, воплями и стонами, звуками рвущейся плоти и ломающихся костей по воле сил и по выбору, неведомому мне. Три первых месяца я провела в собственном смраде — никто не сказал, где находятся душевые. Никто не говорил, как там включать воду. С нами не говорят, только сообщают плохие новости. Никто никогда к нам не прикасается. Юноши и девушки никогда не видят друг друга.

Вчерашний день стал исключением.
Это не может быть случайностью.
Глаза понемногу привыкают к вечной искусственной ночи. Пальцы касаются неровных стен. Сокамерник молчит. Я почти горжусь им. На фут выше меня, твердое от сильных мышц тело, сила обычного человека примерно моего возраста. Мир еще не сломал его. Сколько свободы в неведении…

— А что…

Я сильно дергаю его за футболку, чтобы молчал. Мы еще не прошли коридоры. У меня странное ощущение, что я защищаю его — парня, который может раздавить меня двумя пальцами. Он не понимает, каким уязвимым делает его неопытность. Не понимает, что его могут убить без всякого повода.

Я решила не бояться. Я считаю его поведение скорее мальчишеством, чем настоящей угрозой. Он кажется таким знакомым, таким знакомым, таким знакомым… Когда то я знала мальчика с синими глазами, и воспоминания не позволяют мне возненавидеть сокамерника.

Мне хотелось бы завести друга.

Еще шесть футов, и стена из шероховатой становится гладкой. Поворачиваем направо. Два фута пустого пространства, и мы у деревянной занозистой двери со сломанной ручкой. Выждать три удара сердца, чтобы убедиться — мы одни. Один шаг вперед — и мягко тронуть дверь. Один негромкий скрип, и щель расширяется. Внутри ничего не видно, но я представляю, как выглядит душевая.

— Сюда, — шепотом говорю я.

Я тяну его к душевым кабинкам и шарю по полу в поисках обмылков, застрявших в стоке. Нахожу два кусочка, один вдвое больше другого.

— Протяни руку, — говорю я в темноту. — Он скользкий, не урони. Мыла мало, нам сегодня повезло.

Несколько секунд нет ответа. Начинаю волноваться:

— Ты тут?

Неужели ловушка? Может, таков их план — его послали убить меня в этой каморке в кромешной темноте? Я до сих пор не знаю, что со мной хотят сделать в психлечебнице. Может, решили, что с меня достаточно изоляции, но ведь могут и убить. Так целесообразнее.

Не сказала бы, что я этого заслуживаю.

Я здесь за то, что совершила ненамеренно, и никому, похоже, нет дела, что это был несчастный случай.

Мои родители ни разу не попытались мне помочь.

Я не слышу шума воды, и сердце останавливается. Эта душевая редко бывает полной, но, как правило, один двое моются. Я пришла к выводу, что обитатели лечебницы действительно психически больны и либо не в состоянии найти дорогу в душевую, либо не обращают внимания на такие мелочи.

С усилием сглатываю комок в горле.

— Как тебя зовут? — Его голос раскалывает воздух и мой поток сознания. Я чувствую его дыхание гораздо ближе, чем прежде. Сердце бьется быстрее; не понимаю, почему я не могу справиться с собой. — Это что, тайна?

— Ты ладонь подставил? — спрашиваю я пересохшим ртом. Выходит грубо и хрипло.

Он подается на несколько дюймов вперед. Я боюсь дышать. Его пальцы тронули жесткую ткань единственной одежды, которая у меня есть, и я с облегчением выдыхаю. Пока он не дотронется до моей кожи… Пока он не дотронется до моей кожи… Пока он не дотронется до моей кожи, мой секрет остается при мне.

Моя тонкая рубаха столько раз стиралась в здешней жесткой воде, что царапает кожу, как джутовый мешок. Уронив больший обмылок в ладонь сокамерника, на цыпочках отхожу назад.

— Я включу для тебя душ, — объясняю я, стараясь не повышать голос, чтобы другие не услышали.

— А что с одеждой делать?

Он по прежнему слишком близко.

Неистово моргаю в темноте.

— Придется раздеться.

Послышалось отрывистое сопение — он беззвучно смеется.

— Нет, это понятно. Куда ее деть, пока я моюсь?

— Постарайся не намочить.

Он глубоко вздыхает.

— Сколько у нас времени?

— Две минуты.

— Господи, ну почему ты ничего не гово…

Включаю два душа одновременно, и его жалобы тонут под частыми пульками воды из едва работающих насадок.

Я двигаюсь автоматически. Я столько раз это делала, что уже запомнила самые эффективные методы оттирания, смывания и расходования мыла на тело и волосы. Полотенец нет, поэтому фокус в том, чтобы не намочить какую нибудь часть тела слишком сильно. Высушиться толком не удастся, и следующую неделю будете подыхать от пневмонии. Я знаю.

Ровно через девяносто секунд я выкрутила волосы и натянула изношенную одежду. Единственное, что до сих пор остается в сносном состоянии, — теннисные туфли: мы здесь мало ходим.

Сокамерник отстал лишь на несколько секунд. Надо же, какой способный ученик.

— Держись за подол моей футболки, — приказываю я. — Надо спешить.

Его пальцы на целую секунду коснулись моей поясницы, и я зубами впилась в губу, чтобы подавить интенсивность ощущения, и едва не застыла на месте. Никто никогда не подносил ко мне руку даже близко.

Ускоряю шаг, чтобы он чуть отодвинул руку. Сокамерник спотыкается в темноте, но не отстает.

Наконец мы оказываемся в знакомых четырех бетонных стенах, вызывающих клаустрофобию. Сокамерник не сводит с меня глаз.

Съеживаюсь в углу. У него по прежнему моя кровать, одеяло, подушка. Я прощаю ему неопытность, но становиться друзьями, пожалуй, рановато. Возможно, я слишком поспешила ему помочь. Может, он здесь, чтобы издеваться надо мной. Если я не согреюсь, то заболею. Волосы мокрые, а одеяло, в которое я обычно их заворачиваю, все еще на его стороне камеры. Кажется, я по прежнему боюсь его.

С судорожным вздохом испуганно поднимаю голову и в тусклом свете дня вижу, как сокамерник накрывает мои плечи двумя одеялами.

Моим.

И своим.

— Прости, я вел себя по хамски, — шепчет он куда то в стену. Он не коснулся меня, и я испытала разочарование облегчение. Жаль, что не коснулся. Нельзя. Ко мне нельзя прикасаться.

— Я Адам, — медленно говорит он, отодвигаясь от меня, пока в комнате не стало казаться пусто. Правой рукой он снова тащит одну кроватную раму к моей стене.

Адам.

Какое хорошее имя. Сокамерник с хорошим именем.

Это имя мне всегда нравилось. Не помню почему.

Я не стала тратить время, залезая на едва прикрытые пружины матраца. Я так измучена, что почти не ощущаю металлических колец, готовых проткнуть мне кожу. Я не спала больше суток. «Адам — хорошее имя», — успела подумать я, прежде чем меня поглотила усталость.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconДанная книга предназначена только для предварительного ознакомления!...
Завораживающий сиквел. «Уничтожь меня» небольшая новелла, рассказанная от лица Уорнера, безжалостного лидера Сектора Сорок Пять
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconПавел Санаев Похороните меня за плинтусом Павел санаев похороните меня за плинтусом
Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой. Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила...
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconНе много во Вселенной людей похожих на меня. Я могу без каких-либо...
Могу втянуть капитана космического корабля в войну или, наоборот, предотвратить конфликт, зависит от того, за что больше заплатят....
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconСесилия Ахерн Посмотри на меня «Посмотри на меня»: Иностранка; М.; 2009; isbn 978-5-389-00298-2
...
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconAnnotation
Могу втянуть капитана космического корабля в войну или, наоборот, предотвратить конфликт, зависит от того, за что больше заплатят....
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconДочь якудзы. Шокирующая исповедь дочери гангстера
Хироясу и моей матери Сатоми. Брат по имени Дайки был старше меня на двенадцать лет, за ним шла сестра Маки, старше меня всего на...
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconСтатья Два опыта познания будущего. Юрий Штерн
Однажды я понял, что все это не мое, что они не появились из меня, а через меня пришли и только после этого стали частью меня. И...
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconПохороните меня за плинтусом (фрагмент)
Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила на бабушкину шею тяжкой крестягой. Так я с четырех лет и вишу
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconЯ бегу довольно легко бег на длинные дистанции никогда не был для...
Дерево, покосившаяся вывеска маленького постоялого дворика, камушки на дороге под ногами. Слух опирается на тяжелое дыхание Палмера....
Тахира Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 Тахира Мафи «Разрушь меня», Издательская группа аст, Москва, 2013 iconКадзуо Исигуро Не отпускай меня Кадзуо Исигуро Не отпускай меня Посвящается Лорне и Наоми
«спокойных». У меня развилось какое-то внутреннее чутье по отношению к ним. Я знаю, когда надо подбодрить, побыть рядом, когда лучше...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница