Алан Дин Фостер Утрата и обретение


НазваниеАлан Дин Фостер Утрата и обретение
страница1/36
Дата публикации01.12.2013
Размер3.21 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
sf_space

Алан Дин Фостер

Утрата и обретение

Оптовый торговец Маркус Уокер не догадывался, как дорога ему планета, на которой он родился и вырос, пока не оказался на огромном космическом корабле пришельцев, похитивших его с неизвестной целью. Среди других пленников он обнаружил еще одного землянина — лохматого говорящего пса, ставшего ему надежным и преданным другом. Корабль стремительно уносил своих обитателей в межпланетное пространство, а неугомонный Уокер не терял надежды вернуться на Землю. Он умудрился завязать дружбу с самыми опасными и необщительными существами на корабле и организовать заговор. Теперь он знал цель похитителей: все пленники будут проданы как экзотический товар заказчикам с разных планет…and Found

.0 — создание файла (FGhost);

Алан Дин Фостер

^ УТРАТА И ОБРЕТЕНИЕ

Глава 1

Маркус Уокер любил Чикаго, и Чикаго платил ему взаимностью. Именно благодаря этой взаимности Маркус и находился сейчас в Баг-Джампе, штат Калифорния. Для точности надо, правда, отметить, что не в самом Баг-Джампе. Даже местные жители признают, что находиться в Баг-Джампе как таковом просто невозможно. Сей населенный пункт представлял собой изменчивое, как тучи летних комаров, скопление стоянок вокруг озера Коули, на берегу которого Маркус поставил свою палатку.

Коули, одно из бесчисленных пятен невероятной синевы, разбросанных в северных отрогах Сьерра-Невады, словно шарики лазуритового ожерелья, царственно покоилось в конце получасового пути по дороге, вырубленной в граните с помощью буров, пороховых зарядов и неистовых ругательств дорожных рабочих. Выбоины и трещины были подлинным проклятием для полноприводного «дуранго» Уокера, что совершенно не беспокоило нашего оптового торговца. Машина не была его собственностью, он взял ее напрокат. На неровной каменистой дороге, ведущей в Баг-Джамп, выносливый вездеход покроется царапинами и вмятинами, как лоб самого Маркуса Уокера — золотисто-коричневым загаром.

Как бы то ни было, прислушиваясь к жалобному стону, раздавшемуся, когда он на подъеме переключился на первую передачу, Маркус думал о том, что этот год выдался на редкость удачным для него. И это несмотря на то, что он достиг преклонного тридцатилетнего возраста. В отличие от многих его буйных, но недовольных жизнью коллег он не думал, что отныне жизнь его покатилась под горку. Несмотря на некоторые многообещающие возможности, он решительно отказался подавать заявку на прием в институт брака и тем самым сохранил многие завидные возможности, закрытые для большинства его коллег. Нет, нет, не то чтобы он терпеливо и неоднократно повторял разным любопытным, не все из которых доводились ему родственниками, что не хочет жениться; нет — он просто разборчивее и требовательнее других. Он происходил из не вполне благополучного семейства: его родители расстались, когда Маркус был подростком, и, в отличие от большинства успешных сверстников, проявлял в этом вопросе большую осторожность, боясь совершить такую же ошибку.

Он был небогат, но, учитывая возраст и квалификацию, жил комфортно. И все это благодаря тяжкому труду и врожденной проницательности. Как он, например, ловко и быстро обтяпал то дельце с бразильским концентратом апельсинового сока. Маркус скрипнул зубами, когда внедорожник ухнул в очередную выбоину, ставя под угрозу страховку. Из всех других работников офиса только Эстрада внимательно следил за погодой в Бразилии и вовремя узнал о наступлении поздних заморозков. Когда ударили заморозки, только они двое попали в точку со своими фьючерсами по цене, выгодной для заказчиков.

Потом было какао. Сделки с какао не только сотворили чудо с его личными банковскими счетами, но оказались весьма благотворными и в социальном плане. Если в ответ на вопрос девушки в баре вы скажете, что зарабатываете на жизнь оптовой торговлей, то она недоуменно пожмет плечами, пересядет на другой стул, сменит тему разговора, вымученно улыбнется или попытается выяснить, насколько хорошо оплачивается эта работа. Но чаще всего блеск в ее глазах становится таким же тусклым, как глазурь на рождественском пироге.

Если же скажете ей, что вы в шоколаде, то это будет нечто среднее между утверждением того, что вы на днях унаследовали пятьдесят миллионов, и того, что ваш родной брат — постоянный клиент «Тиффани». Такое признание, вкупе с таинственным выражением лица, сразу позволит вам учуять всплеск женских гормонов — даже если вы при этом зажмете одну ноздрю.

Он мысленно усмехнулся, представив себе, какие ассоциации порождает упоминание о его истинной профессии у представителей обеих полов — все, что угодно: от блистательного, кочующего по миру предпринимателя до одуряюще скучною бухгалтера с осовелыми глазами. Никакими словами невозможно было поколебать это первое представление.

Его нисколько не заботило, что начали теплеть лесистые склоны, окаймлявшие узкую извилистую дорогу. За последнюю неделю он несколько раз ездил от своей уединенной стоянки в Баг-Джамп и успел за это время неплохо изучить капризную дорогу. Возвращаясь с наступлением темноты назад, он просто поедет немного медленнее. Все было нормально, он доказал, что были не правы те его друзья, кто утверждал, будто он не выдержит в глухомани Сьерра-Невады и двадцати четырех часов, что он с визгом сбежит оттуда в поисках ближайшего «Макдоналдса». Но все же Маркус был вынужден признать, что ему очень не хватало здесь человеческого общества. Правда, было бы большой натяжкой обозначать так обитателей этого медвежьего угла, несмотря на то что и здесь встречались почти нормальные люди, а это оправдывало его вылазки в горную деревушку.

Но пока он, как и обещал, провел уже пять из оговоренных семи ночей в палатке, поставленной в безлюдной местности северной Калифорнии. Осталось всего два дня до того радостного момента, когда он вернется в Сакраменто и сядет в самолет до Чикаго. Так что он вполне заслужил сегодняшнее увольнение. В Баг-Джампе есть продуктовый магазин. Там есть банк и почта в одном здании. Там есть бензоколонка. И конечно же в Баг-Джампе есть бар. Естественно, трясясь и скрежеща по крутым склонам из плохо обработанного гранита, он стремился в Баг-Джамп отнюдь не для того, чтобы до наступления темноты попасть в банк.

Свет, внезапно вспыхнувший в небе, был настолько ярок, что заставил Маркуса не только отвлечься от трудной дороги, но и остановиться и поставить внедорожник на ручной тормоз. Машина, наслаждаясь заслуженным отдыхом, довольно заурчала на холостых оборотах, словно лев, переваривающий полумертвую антилопу.

Что это за чертовщина? — подумал он, опустив боковое стекло и высунув голову наружу. Может быть, это метеорит? Люди, живущие в Чикаго, нечасто видят метеориты. Если уж быть честным, то они не видят и звезд, и даже Луна подчас кажется неясным пятном, скрывающимся за облаками. Наблюдая, как неведомый объект по крутой траектории стремительно спускается к земле, Уокер сознавал, что ему практически не с чем сравнить это событие, а знаний явно не хватало для того, чтобы судить, что это такое.

Ему показалось, правда, что в облаке света он различает какой-то продолговатый предмет. Но этого не может быть. Ведь падающие метеориты круглые, разве нет? Или они похожи на комету с огненным хвостом? Мигает ли их свечение, когда они врезаются в земную атмосферу? Ему показалось, что предмет летит слишком медленно для метеорита, но что он знает о скорости вошедших в плотные слои атмосферы космических осколков?

Предмет исчез за высокими деревьями. Маркус долго сидел, внимательно прислушиваясь. Прошло несколько минут, но с места возможного падения не доносилось ни звука. Потом где-то в лесу недовольно ухнула сова. Наверное, эта штука, решил он, что бы это ни было, сгорела дотла. Или ударилась о землю где-то очень далеко отсюда. Он поднял боковое стекло, включил передачу и продолжил свой — не столь стремительный — спуск. Ему хотелось есть и пить, но больше всего хотелось хоть с кем-нибудь поговорить. Его отнюдь не прельщало общение на тему наличия ананасового сока или замороженного бекона. Он хотел говорить о политике, спорте или вообще о чем угодно — даже в Баг-Джампе.

Через двадцать минут внизу показались огни места, называемого — пожалуй, излишне оптимистично — городом. Вскоре Маркус остановил машину перед дверями единственного бара-ресторана. По немощеной парковке разносилась музыка — смесь кантри и поп-ритмов. Рэпа не было слышно, его припасли для еды. Мать-земля давно поглотила тонкий слой гравия, которым некогда была засыпана автомобильная стоянка. Дождей здесь практически никогда не было, и стиральная доска, на которую он въехал, была тверда, как железобетон.

Наступил вечер пятницы, и Баг-Джамп гулял. Помимо взятого напрокат «дуранго» Маркуса, на парковке беспорядочно теснилась еще дюжина автомобилей. Здесь не было ни одной городской машины — сплошь вездеходы, пикапы да пара видавших виды грязных мотоциклов.

Ступив на бетонный тротуар, окаймлявший единственную улицу городка, Маркус толкнул стеклянную дверь, прошел двойной тамбур и толкнул вторую дверь. В тот же миг на него обрушилась смесь заводной ритмичной музыки, громких голосов, грубого хохота, запаха подгоревшего мяса и стука киев, беспощадно гонявших по суконному столу бильярдные шары, сделанные из пластика, выдающего себя за слоновую кость. Безупречно круглые, похожие на безжизненные и невыразительные глаза больших белых акул, эти шары, напоминавшие фрагменты черепов безжалостно зарезанных парнокопытных, бесстрастно смотрели друг на друга с противоположных стен. Была здесь и непременная медвежья голова с окаменевшими челюстями, застывшими в припадке фальшивой ярости; по залу были расставлены старые железные капканы, запятнанные многолетней ржавчиной и кровью лохматых жертв; на стенах красовалась анимированная реклама сортов пива, которую через тысячи лет археологи будут благоговейно рассматривать как памятник высочайшей изобразительной культуры далекого прошлого. Там и сям виднелись автомобильные номера разных штатов, разъеденные годами и коррозией, и множество другого, изрядно повидавшего на своем веку хлама.

Хотя приближавшаяся осень пока лишь скромно напоминала о себе вечерней прохладой, в адских глубинах огромного, обложенного речными валунами и расположенного в углу зала камина громко трещали громадные поленья исполинского дуба. Пламя самоубийственной игры воздуха и дерева выплясывало свой дьявольский танец, отражаясь в тройных стеклах выходивших на стоянку окон, сквозь которые — на фоне горных склонов — виднелись автомобили и высокие деревья.

Никто из посетителей не обратил на Уокера ни малейшего внимания, когда он неторопливо направился к стойке бара. Как истинный оптовый торговец, профессия которого требовала частых поездок за границу, он знал, как смешиваться с местным населением. Конечно, он ни за что не смог бы сойти здесь за местного, но его фланелевая рубашка, дешевые джинсы и тяжелые ботинки были уже в достаточной мере вымазаны глиной и пылью.

— Водку со льдом, — сказал он утомленной женщине за стойкой.

Женщина эта была похожа на другую барменшу, о которой один техасский торговец сказал, что она напоминает заезженную и выставленную на продажу лошадь. Но напиток здешняя дама приготовила быстрее, чем в самом лучшем заведении «Петли», да и по качеству он был лучше.

Усевшись на один из многих свободных стульев и потягивая напиток, он принялся с самодовольной отстраненностью заезжего антрополога рассматривать толпу посетителей. Отпускников, таких как он, было немного. Сезон заканчивался, в школах начинались занятия, а погода ухудшалась. Именно поэтому озеро, на котором рыбачили немногочисленные местные жители, и аспидно-серые горы были практически полностью в его единоличном распоряжении.

Допив водку до половины, он начал беспричинно улыбаться. Отчасти эта улыбка была вызвана ледяным напитком, отчасти сознанием того, что он, скорее всего, выиграет пари, заключенное с друзьями — мужчиной и женщиной, утверждавшими, что не пройдет и недели, как он явится домой с поджатым хвостом, если, конечно, его не съедят комары, бешеные сурки или еще какие-нибудь неведомые звери калифорнийской глухомани.

Ну что ж, они его недооценили. Маркус Уокер не такой слабак, как они думают. Мало кто знал, что он был защитником футбольной команды одного университета на Среднем Западе. Прикрывая бреши в обороне, он часто, в буквальном смысле слова, рисковал жизнью. Первобытная жизнь его не пугала. Всего через пару дней он даже сумел поймать пару рыбин на обед. Большинство его друзей без электронного секретаря, ноутбука и мобильного телефона не смогут поймать даже простуду.

В довершение всех сегодняшних удовольствий рядом с ним вдруг материализовалась девушка, эффектно заполнившая фланелевую рубашку, джинсы, а заодно и пространство между Маркусом и соседним стулом у стойки. Девушка была его ровесницей или, может быть, немного моложе. Фактически выиграв пари с друзьями, Маркус Уокер быстро заключил новое пари — с самим собой.

— Виски и воду, Джилл, — сказала девушка барменше.

Сделав над собой усилие, Уокер воздержался от традиционных и тривиальных приемов. Даже в такой глуши, как Баг-Джамп, она, несомненно, насмотрелась их вдосталь. Он выбрал подходящую стратегию, когда девушке подали выпивку. Знакомство должно быть спонтанным, словно по вдохновению.

Он отхлебнул водки из низкого широкого стакана, стараясь не обращать внимания на неизвестного происхождения пятно окаменевшей грязи на его краю, и, обращаясь в пространство, задал вопрос:

— Интересно, кто-нибудь кроме меня видел недавно падающую звезду?

Она, скорее всего, наморщит лоб и посмотрит на него с неподдельным удивлением, с каким, наверное, местные аборигены рассматривают незнакомые предметы. Словесная кость брошена, теперь осталось только сидеть и ждать, сколько очков она покажет.

Девушка слегка подняла брови:

— Вы тоже видели?

Ага, кажется, на этот раз выпала семерка, удовлетворенно подумал он.

— Интересно, что это было. Я подумал сначала, что это метеорит, но он падал очень медленно. — Маркус повернулся к девушке.

— Я подумала, что это спутник или его крупный фрагмент, — объяснила она, продемонстрировав грамотную речь, и поднесла к губам свой стакан. — Если солнечные батареи не успели сгореть, они могли затормозить падение в плотных слоях атмосферы.

Это был не тот ответ, какого он ожидал. Но слова девушки его не разочаровали. В его книге было написано, что образование и красота у представительниц прекрасного пола не обязательно исключают друг друга. Любопытно, как она зарабатывает на жизнь? Он не стал теряться в догадках и спросил.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Похожие:

Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconАлан Дин Фостер Чародей с гитарой
Мадж и излишне эмансипированной девицей Талеей. Любовь к рок-музыке неожиданно помогает главному герою выпутываться из сложных ситуаций,...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconАлан Дин Фостер Хроники Риддика
Гелион, где сокрыта тайна его происхождения. Поминутно сталкиваясь с охотниками за головами и прочей внеземной опасностью, Риддик...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconАлан Дин Фостер затерянная динотопия
Они создали свою цивилизацию вместе с людьми — потомками мореплавателей, потерпевших кораблекрушение у берегов затерянного острова....
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconДжелал ад-Дин Манкбурны (или Джелал ад-Дин Менгуберди Jalāl al-Dīn...
Джелал ад-Дин Манкбурны (или Джелал ад-Дин Менгуберди Jalāl al-Dīn Menguberdī, полное имя — Джалал ад-Дунийа ва-д-Дин Абу-л-Музаффар...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение icon1. Основные патологические рефлексы
Причина – 1)утрата корково-пирамидного контроля и растормаживание спинальных рефлексов (назад к новорожденности); 2) усиление нормальных...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconOsho dogen a search and a fulfillment
Ошо догэн: Поиск и обретение. Риндзай: Мастер Иррационального М.: «Нирвана» 2000, 368 с. Isbn: 5-71-035-0062
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconОхрана почв
В результате неправильной эксплуатации почвенного покрова имеет место разрушение почв, утрата ими плодородия и отчуждение земель...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconЭрик Фром. Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение iconИскусство любить исследование природы любви
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...
Алан Дин Фостер Утрата и обретение icon1. Клинические особенности поражения корково-мышечного пути на уровне...
Шейный отдел (C1-C4): Паралич диафрагмы, Спастическая тетраплегия спинального типа, (чмн интактны) Утрата всех видов чувствительности...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница