Эта же книга в других форматах


НазваниеЭта же книга в других форматах
страница1/20
Дата публикации11.08.2013
Размер3.82 Mb.
ТипКнига
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах
Приятного чтения!
Уильям Кейт

Атака Боло


Кейт Уильям

Атака Боло
Пролог
ЮС S-83 938 253, Рука Персея, Колумбийский сектор.

Саллос А, В — двойная звезда, класс — обе F9, радиус — 1,07 и 1,14 солнечного, яркость — 1,9 солнечной

Оценка времени жизни в данном классе: 3,5x10° лет

Планетная система: семь крупных планет-Планета V. Дис.

Средний радиус орбиты — 4,85 а. е.

Период = 10,004 года

Эксцентриситет орбиты = 0,0312

Апастрон = 5,00132 а. е., периастрон = 4,69868 а. е.

Экваториальный диаметр =198 673 км

Плотность = 1,034 г/см3

Поверхностная гравитация = 2,92G

Осевой наклон = 2,03

Период обращения = 9 ч. 12 мин. 27,112 сек.

Магнитное поле = 6,4 гаусс

Атмосфера: Н2 84,3 %; Не 16,3 %; СН4 0,15 %; NH3 250%о;

С2Н615%0; Н2О 2%0; HCN 0,08%о; С2Н2 0,034%о; СО 0,003%о;

GeH4 0,0004%о

Спутники: 25 с диаметром более 100 км, 3 с диаметром более 5000 км…

Спутник Саллос Vf Церн

Большая полуось орбиты = 1 002 354 км

Период обращения = 4 дня 8 ч. 46 мин. 6,87 сек.

Эксцентриситет орбиты = 0,00004…

Экваториальный диаметр = 8368 км

Плотность = 6,228 г/см3

Поверхностная гравитация = 0,74G

Масса = 1,91232x1011г

Осевой наклон = 0,04

Приливные сутки = 4 дня 8 ч. 46 мин. 6,87 сек.

Магнитное поле =1,21 гаусс

Площадь поверхности = 219 985 074,4 км2

Температурный режим поверхности: 12 % падающей тепловой энергии исходит от планеты Дис.

Температура: от -30 °C на противоположной Дису стороне до +50 °C под Дисом

Обитаемый пояс расположен между гемисферными областями вечного льда и пустынь

Атмосфера. Среднее давление на поверхности 0,8 бар, состав:

N2 77,08 %; О, 21,04 %; Аг 1,02 %; Н,0 от 0,05 до 1,5 %, среднее значение 1 %; СО, 350%о; Ne 12,2 %О; Не -6,34 %О; СН- 1,9%о; Кг Сl,98%0; СО 1,3%о; SO2 3,4%O; H, 0,4%o; N,O 0,33%o; О3 (0,05-1,9)%0; Хе 0,09%о; NO2 0,03%o

Примечание. Обитаемый спутник газового гиганта Диса Церн колонизован землянами в конце периода Конкордата. Военные склады и центры связи в Паймосе и Грендилфене придавали планете небольшое стратегическое значение, но система была слишком удалена от главных областей конфликта.

В прямые боевые действия не вовлекалась. Отрезанный от человеческого пространства во время последней фазы Мелконского Армагеддона и последующей Эры Тьмы, Церн вошел в периферию ранее неизвестного Этриксского Пространства. Возобновление контактов с Церном в 375 году привело к напряженности в отношениях между Конфедерацией и Этриксом…

Дневники астронавигатора.

Техническое Издательство Конфедерации.

37-й выпуск, 378 год

Шесть кораблей Военно-Космического Флота Конфедерации, причудливо раскрашенные черными, серыми и синими пятнами и полосами, сбрасывали скорость, приближаясь к Дису. Системы наведения, приведенные в боевую готовность, прощупывали ближний космос. Впереди виднелся освещенный с обратной стороны газовый гигант, украшенный ожерельем своих лун. Саллос А и В, два местных солнца, пылали издалека жарким белым светом, напоминавшим искры сварки.

Около десяти тысяч человек персонала космического флота Конфедерации заняли боевые посты на кораблях-носителях «Эсан» и «Гелиас», флагманском крейсере «Галахедрон» и трех эсминцах, составлявших боевую оперативную группу. Они ожидали реакции Этрикса на прибытие такой представительной группы. Мало что было известно об этой иносистемной цивилизации. Можно было ожидать, что реакция окажется… иносистемной. Осмысленной ксенософонтологической информации о чужаках фактически не имелось, сообщения от торговых агентов и скаутов Икс-Корпуса были, как правило, маловразумительны. Главной задачей оперативной группы и было оценить ситуацию и определить судьбу нескольких сотен миллионов человек, живших на Церне.

Официально характер операции определялся как «дипломатическая миссия». В другие времена и в ином месте это назвали бы демонстрацией силы или даже «дипломатией канонерок». Кольцо Этрикса бросило вызов Сенату Конфедерации. Миллионы человеческих существ на Церне томились в рабстве, и адмирал Челлини, командовавшая оперативной группой, собиралась расставить все точки над «и».

По меньшей мере Этрикс будет вынужден начать переговоры…

Но тут начались неожиданности.

Темнота космоса внезапно расцвела ослепительными вспышками. Обтекаемые тела смертоносных космических истребителей пронеслись сквозь группу Конфедерации, осыпая корабли ракетами, зарядами «Хеллборов» и сверхскоростными кинетическими снарядами. Термоядерный взрыв поглотил «Гелиас», мгновенно испарив его корму и отправив то, что оставалось, кувырком во тьму. «Хеллборы» искромсали мостик и главные башни эсминца «Калавас», и корабль рассыпался искрами, каплями жидкого металла и пучками жесткого излучения.

С «Галахедрона» посыпались команды. Открыв заградительный огонь против атакующих, уцелевшие начали ускорение. Продолжать замедление, чтобы лечь на обратный курс, было бы равносильно самоубийству. Поэтому они решили продолжать курс и, миновав Церн и обогнав противника, ускользнуть в относительную безопасность гиперскорости.

Новый залп высокоскоростных кинетических снарядов вызвал вспышку трепещущего света вокруг военных кораблей группы Конфедерации, плавя и срывая броню, дробя корпус эсминца «Тубек». Носитель «Эсан» вздрогнул от близкого, раздавшегося всего в нескольких километрах взрыва десятка боеголовок, его экраны отказали. Второй залп пронизал его боевые модули потоком жесткого гамма-излучения. На борту уже никого не было в живых, когда еще через минуту гигантское космическое судно вспыхнуло, как крошечная новая звезда.

Выжившие после первой атаки корабли спешили выйти из местной гравитационной скважины, перейти на гиперскорость и исчезнуть. Но Дис был слишком близко, влияние его не позволяло им уйти раньше чем через час.

Вторая волна перехватчиков накатилась с четырех кораблей-носителей врага, расположенных низко над Церном. Это были тупоносые корабли, управляемые роботами или пилотами-камикадзе, что было понятно по их стремительному ускорению. «Галахедрон» успел дойти до околопланетного водородного слоя внешней атмосферы Диса — и тут его настиг ракетный залп.

Образовавшийся на месте флагманского крейсера термоядерный ураган смел внешнюю защиту, вывел из строя системы оружия и вторичные приводы «Курбала», но капитан смог стабилизировать его падение и использовать мощное притяжение Диса, для того чтобы ускользнуть от преследования. Очень скоро истребители отстали. Через девяносто восемь минут после появления противника «Курбал» перешел на гиперскорость — это был единственный уцелевший и сохранивший экипаж корабль оперативно-тактической группы ОТГ-74.

Адмирал Челлини была родственницей президента Сената, в котором возвращение обожженного «Курбала» на Эндимион вызвало бури, напоминавшие по накалу страстей бойню у Церна.
Глава 1
Ввод…

Кто-то где-то принял решение, цепи задействованы, я прихожу в сознание, статус «Готовность три». Время — 2712,78 часа по Стандартной Шкале Времени Конфедерации, день 410, год 381, около 515,92724 часа с момента моего отключения перед погрузкой на борт транспортного средства.

Инициирую проверку состояния. Все первичные и вторичные, основные и вспомогательные источники питания функционируют нормально. Системы атаки и защиты полностью работоспособны, пребывают в режиме ожидания. Могу поддерживать связь по всем каналам как с членами моей группы, так и с личным составом ударной силы вторжения.

В визуальных сенсорах не нуждаюсь, они отключены, поскольку я нахожусь в герметическом десантном контейнере (тип 7) в грузовом отсеке, но я чувствую жизнь корабля и своих товарищей по батальону, постепенно приходящих в сознание.

Меняюсь информацией с Боло Марк XXXIII порядковый номер 837987, «Отважный», с другими единицами 4-го полка Второй бригады Первого Мобильного Армейского Корпуса Конфедерации. Чувствую потерю скорости и пощелкивание привода транспортного корабля, маневрирующего па подходе к планете. Прогнозирую начало развертывания в течение ближайших 3 часов.

Нуждаюсь лишь в инструктаже по месту высадки и боевых заданиях.

Полковник Джон Джард Страйкер вошел в герметизированный переход над главным грузовым отсеком и остановился, глядя вниз сквозь наклонный иллюминатор. Рядом с ним задержалась майор Карла Рамирес, его помощник.

— Какого вы мнения относительно их боеготовности, майор? поинтересовался Страйкер.

— Весьма высокого. Но лучше бы у нас были более полные и надежные разведданные. Независимо от того, что утверждает этот Моби Дик, я не чувствую твердой почвы под ногами.

— Аккуратнее высказывайтесь, — предупредил полковник, глядя в сторону группы техников. В его крови пел эйф. Он только что дожевал таблетку и ощущал эмоциональный подъем, прилив силы и полную сосредоточенность.

Она пожала плечами:

— Но этот тип явно ненормальный.

— Он командующий, маршал десанта, и отвечает за всю чертову заварушку, отвечает за свои действия. И я не хотел бы, чтобы вы подрывали его авторитет, майор.

— Есть, сэр, — без убежденности в голосе послушно отозвалась Рамирес. Но даже если бы маршалом десанта был сам бог войны, я бы не чувствовала себя слишком уверенно.

— У нас технологическое преимущество. Ничего подобного Марк XXXIII у Трикси нет.

— У них есть планета, Джон, — напомнила она. — Планета — это очень много даже для укомплектованного корпуса планетной осады. Против нас все население планеты, как Этрикша, так и местные люди. Они владеют Боло-технологией, хотя мы и не знаем, насколько высокого уровня. Их история — сплошная цепь военных действий. Они запросто могут преподнести нам «подарочек».

— Согласен, согласен. — Он помедлил, пытаясь выразить словами то, что ощущал. — Но… ты только посмотри на них!

Он указал на проступавшие внизу черные массы. Большая часть громадного грузового отсека была погружена в темноту. Сюда могло вместиться почти любое планетарное сооружение. Прожекторы выхватывали из темноты паутину кабелей и переплетения конструкций, парящих и снующих по своим делам рабочих-роботов, тоже мигавших яркими огнями. Отсек не был герметизирован. Слишком много времени понадобилось бы для разгерметизации такого огромного пространства, да и мало какой его груз нуждался в атмосфере.

Десантные контейнеры располагались в отсеке в шахматном порядке с промежутками, обеспечивающими свободный доступ роботам службы обеспечения.

Один Марк XXXIII весил 32 тысячи тонн, олько же, сколько иной космический корабль, в длину достигал 120 метров, в ширину — 38 метров высотою был 25 метров от подошвы гусениц до верхней палубы, над которой возвышались три приземистые мощные башни с главным оружием. Лишь один такой монстр мог разместиться в десантном контейнере типа 7, двухсотметровом обтекаемом спереди челноке, к которому сзади прилипал трилистник тягово-маневровых двигателей. На гладких обширных плоскостях и изгибах контейнера, одетого в черный керамопласт, кое-где выступали обтекатели с различными сенсорами, осветителями, антеннами.

Марк XXXIII был первым серийным Боло, оснащенным достаточно мощным генератором антигравитации, чтобы самостоятельно высадиться на планету. Флот Конфедерации оставался, однако, консервативным в своих привычках, восходящих к славным временам Конкордата и полумифической Земли, и, не мудрствуя лукаво, полагался на традиционные вспомогательные средства доставки и десантирования.

У проверенных временем десантных контейнеров с изменяемой геометрией несущих плоскостей были свои неоспоримые преимущества, и Флот хотел их полностью использовать.

Двадцать четыре контейнера покоились во чреве десантного транспортного судна «Наследие». И в том же направлении следовала целая вереница таких же астролетов класса «Шехува».

— Они, конечно, впечатляют, — после секундного колебания сказала майор Рамирес. — И план тоже хорош. Если ни на миг не забывать о том, кто нам противостоит. — Она, прищурившись, посмотрела на своего шефа: — Джон, с тобой все в порядке?

Он потер лоб, пытаясь утихомирить переполнявшую его энергию. В порядке? Да ему ошеломляюще хорошо!

Но Карла ничего не знала об эйфе и не поняла бы его, если бы узнала.

— Отлично! У меня все отлично. — Он проверил время по импланту. — Пошли, майор. Время предпосадочного инструктажа.

Они повернулись и бок о бок пошли по проходу, оставляя громадные черные стручки контейнеров и их груз в освещенном прожекторами грузовом отсеке.

Генерал-майор Веслен Рикард Моберли вовсе не был дураком. Он прекрасно представлял сложность поставленной перед ним задачи, владел навыками военного штабного руководства и боевого командования, сознавал важность разделения ответственности, распределения функций. Как командующий специальной армейской группой Конфедерации, он получил специально для этого случая изобретенный титул маршала десанта. На него была возложена тяжелейшая задача организации и проведения вторжения из космоса. Он организовал себе в помощь группу тактиков, техников и военных теоретиков, которую обозначал в своих меморандумах и приказах как «Т в кубе».

Лишь с помощью этой группы, контакт с которой поддерживался через бортовую сеть ВР, надеялся он владеть ситуацией, когда начнут разворачиваться события, то есть всего через несколько часов.

Сидя в командном кресле в глубине запутанных коридоров центра боевого управления на борту флагмана «Деневер», он видел под собой трехмерные дисплеи и генераторы таблиц группы боевого планирования. Прикоснувшись к кнопкам подлокотника, он мог оказаться там, среди огней и символов, поступавших в его сознание через шлем ВР.

Пока что задействованы были только трехмерные дисплеи тактической ситуации, показывавшие строй группы на подходе к цели, расстояние до которой уменьшилось до пяти астрономических единиц. Сопротивления местные силы, к его удовольствию, почти не оказывали, реакция оказалась намного слабее, чем предсказывали самые оптимистические сценарии моделирования. Возможно, эти чертовы Трикси и верные им людские кадры застигнуты врасплох. Последовали, правда, атаки перехватчиков на фланги группы, но все они были отражены на самой периферии эсминцами внешнего ограждения. Пресловутые носители Этрикса, очень заботившие штабные умы генерала Моберли, так и не появились. Должно быть, подействовала диверсия на Дрелано. Да!..

Не был генерал Моберли дураком, но терпеливым он тоже не был. Открыв 12-й канал связи своего шлема, он увидел грубые черты лица полковника Гаррити, своего офицера связи при Флоте.

— Надо увеличить скорость, — сказал ей генерал. — Передайте адмиралу Хатавею, что мне нужна скорость. Через три часа я хочу пройти пикеты и начать вход на орбиту сближения.

Ее светло-зеленые глаза встретили взгляд генерала через интерфейс ВР. Она нетерпеливым жестом отбросила темно-рыжий завиток, упавший на глаза:

— Я скажу ему, генерал, но из-за этого может возникнуть торг. Мы упираемся в барьер Е-масса-це1, и

1 Разговорное обозначение формулы Е=тс2. (Прим. переводчика.)

он ноет, как бы поскорее начать замедление, выйдя из сверхсветовой.

— Напомните нашему милейшему адмиралу, кто отвечает за операцию, полковник. Может быть, мне надо пообщаться с ним лично?

— Думаю, справлюсь, генерал.

— Займитесь. Сейчас мне нужно провести пред-десантный инструктаж. Возникнут проблемы — сразу же сообщайте.

— Есть, сэр.

Он погасил экран, и лицо Гаррити исчезло. От Хатавея можно было ожидать сопротивления. Он принадлежал к типу консервативного и несколько упрямого флотского офицера с недостатком воображения и энтузиазма. Барьер Е-масса-це всегда был камнем преткновения. Чем ближе к «це», скорости света, подходит корабль в нормальном пространстве, тем большей относительной массой он обладает, тем больше энергии на килограмм массы покоя требуется на его ускорение или замедление. Хатавей экономил ограниченные энергоресурсы на случай, если понадобится выполнить какой-либо энергоемкий маневр.

Но если носители и другие тяжелые единицы флота Этрикса отсутствуют, то надобность в боевых маневрах отпадает, а от Диса, внутреннего газового гиганта системы, можно будет заправиться по достижении полного превосходства в космосе. Что теперь произойдет уже очень скоро.

— Преддесантный инструктаж, — сладкозвучно напомнил приятный голос.

— Отлично, — ответил генерал искусственному интеллекту. — Подключайте меня. Пора начинать парад.

ЛКН 8737938 было его имя по официальным документам, но друзья и знакомые звали его просто Элкен. Он проснулся, захотел потянуться… и тут ощутил страх, окатывающий его волнами, как ледяной прибой на Пляже Богов. Последнее, что он мог вспомнить… нет… Что же было последним? Память подводила его, воспоминания ускользали, как обломки сна.

Он открыл глаза и удивился, ничего не увидев. Вытянув вперед дрожащую потную руку, он понял, что ничего не ощущает, что дрожь, пот, холод продукты его воображения, попытки его разума зацепиться за что-то в безудержном полете сквозь пустую необъятную тьму.

Сосредоточившись, он обратился к памяти, глубже, глубже… Операция? Да, соматическая хирургия. Его бог пообещал ему новое тело, новую, бесконечную жизнь без боли, без болезней, без страха. Пообещал бессмертие и вечную юность.

Что-то не получилось?

Все получилось, услышал он в глубинах своего загнанного ужасом сознания тихий и глубокий голос. Все происходит как задумано. (Спокойная уверенность.)

— Я ничего не вижу, — выкрикнул он во тьму. Ты не ослеп. Твои оптические процессоры еще не подключены. (Спокойная уверенность.)

Голос его бога! В конце концов, он не одинок. Прекрати свои мысленные метания, продолжал голос внутри. (Растущая озабоченность.) Не повреди свое новое тело. Новое тело!

— Значит… операция удалась? Я бессмертен?

Бог не спешил отвечать. Элкен попытался вызвать его образ, обращаясь к памяти как к защите от страха. Он смог вспомнить лишь глаза бога, глубокие, золотистые и пронзительно прекрасные. В последний раз. он видел их… когда же это было?

Что не получилось?

Все получилось, снова уверенно и спокойно заверил его голос. Ты избран, ЛКН 8737938, избран для величия на службе Церну.

Элкен заставил себя успокоиться. Если бог говорит, что все хорошо, значит, все хорошо, никаких сомнений быть не может.

Но все же эта тьма вокруг!

И что тут вокруг, во имя Двенадцати Черных Адов Шриваша?

— Что означает «избран»? — спросил Элкен после мгновения жутковатого молчания.

Церн в опасности, ответил голос бога. (Озабоченность, скрытая под маской уверенности.) Падшие демоны Дальнего Зла угрожают нашему миру вторжением. Ты избран помочь планете отразить натиск орд демонов.

— Вы… вы обещали мне новое тело, которое…

У тебя теперь новое тело. Сейчас настраиваются переходы нервных путей и балансируется сила сигнала.

— Вы сказали, что я никогда не умру. Никаких болезней. Бессмертие.

Это скоро произойдет. (Спокойная уверенность.) Но прежде ты должен присоединиться к защитникам Церна и отразить нашествие демонов. И ты достигнешь того, к чему стремишься. Если ты одолеешь врага, новое бессмертное тело ожидает тебя.

— А… если мы не победим?

Тогда Церн и Собрание Богов перестанут существовать. (Печаль, скорбь по тому, что может произойти.) Бессмертия больше не будет, потому что не станет богов. Мировые заветы исчезнут. И ты, ЛКН 8737938, прекратишь свое существование.

Ужас снова вспыхнул в сознании Элкена.

-, Боги не могут умереть! Это невозможно!

Боги не умрут, потому что их защитят слуги, среди которых и ты. (Уверенность.) Вот твое новое тело, ЛКН 8737938.

Свет забрезжил перед Элкеном, и свет этот обрел очертания и формы. Он находился в бронированной пещере с дюралоевыми стенами, пересеченной мостками и стрелами кранов. Элкен заметил громадные приземистые формы, угловатые, на гусеницах, с выпирающими башнями, — военные машины, причудливо раскрашенные черно-серой рябью.

Он видел такие машины раньше, хотя и не проявлял к ним особого интереса. Они хранились на Церне со времен Конкордата, и боги взяли их под свою опеку, насколько он помнил по обрывкам полученной разными путями в разное время информации.

Но наибольший интерес он испытывал к самому себе. Он видел перед собою людей, казавшихся очень маленькими. Они суетились где-то на полу. Он даже ощущал присутствие нескольких богов. Где?

Переводя взгляд, он услышал высокий свист масс-конвертера. Этот свист мощного источника энергии исходил от него самого. Его ощущение пространства изменилось, и он понял, не желая верить…

Во имя живущих богов Церна! Что со мною случилось? Он был замурован в скале, нет, в горе металла, его сознание влито в сердце машины — слишком громадной, чтобы охватить ее взглядом, понять. (Ужасным было осознание правды. Он был какой-то гусеничной машиной, вроде тех, что сгрудились вокруг. Когда он попытался пошевелить головой, башня на верхней палубе резко повернулась вправо.

Машина, в которой ты находишься, названа создателями Боло Марк XXXII, объяснил его бог. (Терпение.) Большая часть твоей центральной нервной системы, включая головной мозг, вмонтирована в центр управления Боло. Фактически Боло — это твое тело.

— Я… я — это чудовище!

Ты — мощная, эффективная, мыслящая боевая единица, существенный элемент обороны нашего мира. Ты обладаешь значительным лидерским потенциалом. Ты привыкнешь к своему телу. Ты обязательно привыкнешь к своему телу. Твоя сильная сторона как человека — высокая приспособляемость.

— Но я больше не человек!

(Озадаченность.) Вне всяких сомнений, ты человек. Внешнее обличье имеет лишь второстепенное значение для твоей сути. (Терпение и бодрая уверенность.) Не надо отчаиваться. Это превращение необходимо для сохранения нашего мира и… всего того, что ты бы назвал мировоззрением и в какой-то степени образом жизни.

Ужас ослабил хватку, начальный шок прошел. Боги сами принимали разные обличья. Можно было восхищаться их способностью создавать тела, оболочки для своего рье, своей жизненной силы и сути. Обличья богов, отвечавших за смертных вроде Элкена, отличались от обличья тех, кто управлял городами, выращивал морские урожаи или путешествовал в межзвездном пространстве.

Бог следил за его мыслями. Да, верно. (Одобрение.) Ты понял суть, ЛКН 8737938. Эта трансформация — лишь первый шаг на пути к полной независимости от формы, к свободе, которую ты обретешь, когда станешь одним из бессмертных богов.

— Я… я недостоин такой чести, господин.

Если бог говорит, что ты достоин, значит, ты достоин. И скоро ты это докажешь, защищая Мир Богов от вторжения демонов.

— Д-да…

Так или иначе, это была плата. Он защищал их мир и получал божественность. Хотел бы он, чтобы кто-то предупредил его обо всем заранее.

Каким-то образом он смог подключиться к наружным сенсорам и осмотреть свой громадный серо-черный корпус, грозного вида дюралоевую массу со множеством смертоносного вооружения, застывшую на феррокретовом полу пещеры. На корпусе виднелись продолговатые шрамы, похожие на борозды, у выхлопных труб налипли отложения, кое-где он заметил следы ржавчины. У машины было боевое прошлое.

— Вот что меня беспокоит, — сменил тему Эл-кен. — Я ведь монах. Монах, изучавший Дийджикр, Путь Богов. Я не имею представления о войне. Никогда ни с кем и ни с чем не воевал. Никогда не дрался с демоном. Я… я даже не был уверен, что Небесные Демоны действительно существуют.

(Веселое недоумение.) Значит, ты полагаешь, что истории — плод воображения? Сплошь мифология?

— Такая мысль приходила мне в голову. Ведь мы в Братстве служим живым богам, а истории о громадных империях, простирающихся в ночном небе, о других мирах, вращающихся вокруг огоньков, которые мы называем звездами… они звучат фантастически. Многие из нас думают, что Истории — своего рода метафора, которую надо воспринимать аллегорически.

Истории точны, или настолько точны, насколько достоверны их записи, с учетом прошедших тысячелетий и изменения общественного устройства с течением времени.

— Я никогда не пользовался никаким оружием. — Он мысленно ощупывал свое новое тело. — Я не имею представления, как со всем… вот с этим управляться.

В течение следующих нескольких периодов ты усвоишь много новой информации, сказал его бог. Эта информация поможет тебе освоиться с новым телом и научиться эффективно управлять им, когда придет время сражаться. Тебе нужно только добросовестно выполнять все то, что я и другие боги тебе поручат.

— Я… Я постараюсь.

И ты преуспеешь в этом. (Полная уверенность.) Так предопределено, и боги провозгласили это.

Элкен очень хотел бы ощутить хоть часть той уверенности и целеустремленности, которые лучились от бога.

У него появилось ощущение, что заработать бессмертие — задача не из простых.

Тами Морриган стояла на скалистом пляже. В последний раз ее волосы ерошил холодный ветер. Боги, как ей этого будет недоставать!

Еще через шесть часов рассветет полностью. Над восточным горизонтом уже появились золотистые и серебристо-голубые пятна. С северной стороны в небе полыхали полярные сияния, бесшумно, двигались невесомые красные и изумрудные занавесы.

На востоке, конечно, висит Дис во славе своих колец. Гигант, занимающий в небе до двенадцати градусов, уже почти взошел. На бледно-зеленых и розовых поясах облаков резко выделяются тени его колец. В свете Диса городской купол Гендая вздымается над собственным отражением в притихшей воде бухты. На юге освещенные Дисом облака стремятся ввысь, закрывая те немногие звезды, которые достаточно ярки, чтобы пробиться сквозь светлую цернскую ночь.

«Шторм собирается», — подумала она и усмехнулась своей мысли.

— Мама! Пора!

Она обернулась на зов дочери. Марта, тоненькая и гибкая, с длинными волосами, игравшими на ветру, махала рукой с верхушки дюны.

— Иду! — откликнулась Тами. Уходить не хотелось.

Морриган прибыла на Церн с первыми свободными людьми пять лет назад. Ее муж Питир был помощником управляющего при главном торговом агенте Дэймонской Межзвездной Корпорации. Энергичный, способный, он стремился продвинуться. Теперь он сам стал полноправным торговым агентом, все еще целеустремленный, но не такой рьяный.

Именно так. Не такой рьяный в отношении комиссионных процентов и сумм. В жизни были вещи и поважнее. Церн — отличный мир, прекрасное место для жизни.

Ей хотелось оттянуть неизбежное, хотя она сама активно помогала ускорить ход событий.

Бросив последний тоскливый взгляд на темно-изумрудную гладь Моря Штормов, она отвернулась и поспешила по утоптанной тропе, по которой недавно спустилась сюда с дюн. На раскинувшейся за дюнами равнине, у самого ало-золотого леса, на фоне кровавых деревьев и лиственных грибов, стоял крохотный межзвездный аппарат компании, серебрясь в свете Диса и выдыхая облака пара из вентиляторов. Плоский, гладкий, отражающий свет неба, этот аппарат был их билетом в безопасность. Приближался шторм.

«Мужчины и их игрушки», — подумала она с горечью… и упрекнула себя. В ДМ-Корпорации работало столько же женщин, сколько мужчин. И это маленькое межзвездное судно — их единственное средство спасения от надвигающегося ужаса.

Черт, как хотелось бы, чтобы не надо было никуда убегать!

Большинство людей уже на борту. Муж и дочь ожидали ее у открытого люка вместе со старшим агентом Редмондом и его слугой. Прибывали последние сотрудники местного отделения, они вылезали из своих флаеров с детьми и пожитками и направлялись к кораблю.

— Прощу внутрь, госпожа Морриган, — пригласил Редмонд с покровительственным смешком, который она терпеть не могла. — Не дадим себя застать врасплох.

Редмонд не был ей вполне понятен. Действительно ли он так страстно желал освобождения местного населения, как это следовало из его речей на протяжении последних месяцев? Или же он взвешивал гипотетические прибыли, которые получит ДМК, когда освобожденное от Трикси население превратится в благодарных и благодатных клиентов-потребителей?

Непрозрачен был Сим Редмонд, трудно было о нем судить. Она взглянула на Виджея, флегматичного, невозмутимого слугу Редмонда. Он был из местных,

Редмонд выкупил его на свободу у одного из богов в Гендае два года назад. Что он думал обо всех событиях последних дней?

Но по непроницаемому выражению лица слуги вообще ни о чем нельзя было догадаться.

Еще один флаер из города приземлился в сотне метров. Исход продолжался. Астролет корпорации прилетел сюда еще ночью. Сомнительно было, что Трикси дадут разрешение покинуть этот мир, и Редмонд решил не рисковать.

Но сюда направлялись Боло. Следовало убраться с планеты к моменту, когда обрушится удар.

Глаз Тами уловил движение, вспышку света на стекле или металле.

— Питир! — Она указала в направлении города. — Что это там?

— Эх-х, — поморщился Питир Морриган. — Ничего хорошего.

Это был год флаер, «боголет», — большой, крутокрылый, похожий на осу, сияющий желтым и черным. Он приближался на малой высоте, пролетел над спешащими к судну семьями сотрудников и завис над группой стоявших у трапа.

— Прошу всех покинуть корабль, — раздался голос из металлической глотки флаера.

— Сейчас я все улажу, — сказал Редмонд, поморщившись, и полез в карман. — Поднимайтесь на борт.

— Нет, сэр. — Голос Виджея был спокоен и неумолимо неспешен, как всегда.

— Питир! — крикнула Тами. — Он вооружен! Слуга Редмонда отступил и поднял перед собой небольшой металлически блеснувший предмет.

— Боги не хотят, чтобы вы улетели. Отойдите, пожалуйста, от люка.

— Виджей, в чем дело? — возмутился Редмонд. — Немедленно убери эту штуку!

— Нет, сэр. Пожалуйста, уберите руку из кармана. Хорошо. Всем держать руки так, чтобы я их мог видеть. Госпожа Морриган, — он обратился к Марте, и Тами почувствовала укол страха, — скажите, пожалуйста, чтобы все покинули судно.

— Папа!

— Сделай, как он сказал, солнышко.

— Черт возьми, Виджей! — вскипел Редмонд. — Мы же пытаемся вам помочь, тебе и твоему народу!

— Мы не просили о помощи, господин Редмонд. Боги на нашей стороне, все они с нами.

Из города прилетел еще один годфлаер, и еще один. Один из вновь прибывших присоединился к уже висевшему над местом действия, другой приземлился рядом. Из него появились поджарые вооруженные фигуры, покрытые чешуей, с торчащими иммобилизаторами. Их человекообразные головы на длинных гибких змеиных шеях вызвали у Тами приступ дурноты. Были среди них и человеческие роевые сомы: громоздкие, грубые мужские особи с

толстой кожей, растущими изо лба кривыми рогами и большими глазами, которые видели в темноте.

— Это невозможно! — закричал Редмонд. — Мы нужны вам! Без нашей помощи вам не освободиться от этих монстров!

— Наоборот, — возразил Виджей. — Это вам нужна наша помощь, хотя бы для того, чтобы остаться в живых. Пожалуйста, выполняйте то, что вам велят бога, иначе мы не отвечаем за вашу невредимость.

— Да пошли вы все к черту! — завопил Редмонд, хватаясь за спрятанное за пазухой оружие.

В его сторону тут же направились иммобилиза-торы…
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
История эта началась в исправительно-трудовом лагере, севернее города Н., в местах прекрасных и строгих
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Так что жаловаться не приходится. Главные комнаты выгорели дотла, но все было застраховано Надо добраться до них пораньше, пока их...
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Восхождение на Аннапурну произвело огромное впечатление на весь мир, с течением времени еще более усилившееся. Эта победа, без сомнения,...
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Мария Ильинишна волновалась, очки сползали на кончик носа, а седые кудряшки подпрыгивали
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Он проскользнул в комнату и, не говоря ни слова, уселся в предложенное ему кресло. На лице вошедшего застыло недоумение; он до сих...
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Увлекательная книга с приключениями волшебников познакомит девочек и мальчиков с домоводством: подскажет им, как научиться шить,...
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Посвящается Кэрол Мидлер, которой пришлось больше всех страдать от моего ужасного характера
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Политрук минометной роты 29-й стрелковой дивизии Михаил Алексеев. Август 1942 г. Сталинград. Фотография на партбилет
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница