Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет


НазваниеАнна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет
страница8/42
Дата публикации31.10.2013
Размер3.61 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   42


Ти Джей подождал, пока я не проблююсь, после чего я взялась за угол одеяла и помогла оттащить Мика к могиле и опустить в яму. Мы присыпали его землей и выпрямились.

Тихие слезы катились по моему лицу.

— Он умер еще до того, как мы ударились о воду, — будто констатируя непреложный факт, твердо сказала я.

— Да, — согласился Ти Джей.

Пошел дождь, и мы, вернувшись к спасательному плоту, залезли в него. Благодаря тенту внутри было сухо, но я все равно дрожала мелкой дрожью. Я натянула одеяло — теперь нам приходилось делить одно на двоих — и провалилась в сон.

Проснувшись, мы отправились за кокосами и плодами хлебного дерева. Разговаривать особо не хотелось.

— Вот, возьмите, — протянул мне Ти Джей кусочек кокоса.

— Нет, не могу. Съешь сам, — оттолкнула я его руку.

Мой желудок взбунтовался. У меня перед глазами до сих пор стояла та жуткая картина. Обглоданное тело бедняги Мика.

— У вас что, по-прежнему нелады с животом?

— Да.

— Тогда выпейте хотя бы кокосового молока, — предложил Ти Джей.

Я поднесла пластиковый контейнер к губам и сделала большой глоток.

— Ну как, проскочило?

— Да, — кивнула я. — Ничего, мне просто нужно время, чтобы прийти в себя.

— Пойду схожу за хворостом.

— Хорошо.

Не успел он уйти, как я почувствовала, что протекла.

«О господи, только не это!»

Молясь в душе, чтобы тревога оказалось ложной, я отошла подальше и спустила джинсы. И на белой ластовице трусиков увидела бесспорное доказательство того, что у меня начались месячные.

Я кинулась к шалашу и схватила свою футболку с длинным рукавом. Затем, вернувшись в лес, оторвала от футболки тонкую полоску, скатала и положила в трусики между ног.

«Хоть бы этот ужасный день поскорее закончился!»

Когда солнце скрылось за горизонтом, меня заели комары. Искусали все руки.

— Ничего, холод все-таки лучше, чем жара. А укусы мы как-нибудь переживем, — увидев, как я нервно отмахиваюсь от комаров, заметил Ти Джей. Он уже успел переодеться в фуфайку и джинсы.

Я думала о своей футболке с длинным рукавом, спрятанной под кустом, который, как я очень надеялась, сумею отыскать.

— Угу, вроде того.

Глава 10. ТИ ДЖЕЙ

Следующие восемнадцать дней мы питались исключительно кокосами и плодами хлебного дерева, и одежда уже висела на нас мешком. Во время сна у Анны бурчало в животе, а меня мучили дикие рези. Я перестал верить, что нас продолжают искать, и к болям в животе добавилось сосущее чувство под ложечкой, не имевшее никакого отношения к голоду и возникавшее всякий раз, как я думал о семье и друзьях.

Я хотел произвести впечатление на Анну, загарпунив рыбу. В результате я проткнул себе ногу, которая теперь чертовски болела, иначе я ни за что не стал бы говорить Анне.

— Надо наложить антибиотическую мазь, — сказала Анна.

Она смазала рану антибиотиком и заклеила пластырем. Она объяснила, что такая высокая влажность воздуха способствует распространению микробов, и одна мысль о том, что кто-то из нас может получить микробное заражение, пугает ее до потери пульса.

— Ти Джей, тебе нельзя будет заходить в воду, пока рана не заживет. Надо дать ей немного подсохнуть.

«Здорово. Ни рыбалки, ни купания».

Дни медленно катились друг за другом. Анна начинала потихоньку успокаиваться. Она стала больше спать, но глаза у нее постоянно были на мокром месте. Я не раз заставал ее плачущей, когда возвращался после похода за дровами или очередного обследования острова. Однажды я увидел, как она сидит на берегу и грустно смотрит на небо.

— Лучше перестать думать о том, что они вернутся. Вам сразу станет гораздо легче, — сказал я.

— И что, будем ждать самолета, который в один прекрасный день случайно пролетит над островом?

— Не знаю, — ответил я и сел рядом. — Мы можем уплыть на спасательном плоту. Еду возьмем с собой, а дождевую воду будем собирать в пластиковые контейнеры. И поплывем.

— А вдруг у нас кончится продовольствие или что-нибудь случится с плотом? Ти Джей, твоя затея — чистое самоубийство. Совершенно очевидно, что мы находимся вне зоны маршрутов самолетов, летающих на обитаемые острова, а потому нет никакой гарантии, что нас обнаружат. Эти острова разбросаны в океане на площади в тысячи миль. Нет, я на такое никогда не решусь. Тем более после того, как увидела Мика. Здесь, на суше, я чувствую себя в большей безопасности. Да, я и сама прекрасно понимаю, что они не вернутся. Но озвучить эту мысль равносильно тому, чтобы сдаться.

— Раньше я тоже так думал. Но теперь уже нет.

— Ты очень легко приспосабливаешься, — внимательно посмотрела на меня Анна.

— Нам здесь жить, — кивнул я.

Глава 11. АННА

Ти Джей громко выкрикивал мое имя. Я сидела возле шалаша и невидящими глазами смотрела в пустоту. Он бежал ко мне, волоча за собой чемодан.

— Анна, это ваш?

Вскочив, я опрометью бросилась ему навстречу.

«Ну, пожалуйста, пусть это будет тот самый чемодан!»

Я с разбегу опустилась на песок перед чемоданом, расстегнула молнию, открыла крышку и расплылась в улыбке. Я отбросила в сторону промокшую насквозь одежду и стала шарить на дне в поисках украшений. Нашла полиэтиленовый пакет с застежкой «зиплок», открыла и высыпала содержимое на песок. Мои пальцы нащупали длинную серьгу, и я, победно улыбнувшись, протянула ее Ти Джею.

Он с довольным видом рассматривал изогнутую проволоку, на которой висела серьга:

— Анна, из этого получится отличный рыболовный крючок.

Итак, я вытряхнула из чемодана все, что там было: зубную щетку и два тюбика обычной зубной пасты плюс тюбик отбеливающей пасты «Крест», четыре кусочка мыла, по два флакона геля для душа, шампуня и кондиционера, лосьон, крем для бритья, бритву и две упаковки сменных лезвий. А еще три дезодоранта — два сухих и один гелевый, детское масло и ватные шарики для снятия макияжа, гигиеническую губную помаду и — слава те господи! — две коробки тампонов. Лак для ногтей и жидкость для снятия лака, пинцет, ватные палочки, «Клинекс», бутылка «Вулайта», чтобы вручную стирать купальники, и два тюбика крема для загара с защитным фактором 30. Мы с Ти Джеем уже успели загореть до черноты, поэтому не думаю, что фактор защиты от ультрафиолетовых лучей был так уж важен для нас.

— Ничего себе! — воскликнул Ти Джей, когда я закончила сортировать туалетные принадлежности.

— На острове, где мы должны были жить, нет аптеки. Я проверяла, — объяснила я.

Кроме того, я упаковала в чемодан щетку с расческой, заколки для волос, резинки для хвоста, колоду карт, ежедневник, ручку и две пары солнцезащитных очков — «авиаторы» «Рей-Бан» и пару в большой черной оправе, — а еще соломенную ковбойскую шляпу, в которой ходила загорать у бассейна.

Я брала каждый предмет туалета, выжимала и раскладывала на песке для просушки. Четыре купальника, домашние штаны из хлопка, шорты, топики, футболки и сарафан. Теннисные туфли и несколько пар носков. Синюю футболку с концерта «Рео Спидвэгон» и серую, компании «Найк», с красной «галочкой» на груди и надписью «Просто сделай это». Футболки были мне здорово велики, и я надевала их вместо ночной рубашки.

Бросив трусики и лифчики обратно в чемодан, я закрыла крышку. Нижним бельем займусь позже.

— Нам повезло, что волной вынесло именно этот чемодан, — сказала я.

— А что было в другом?

— Твои учебники и домашние задания.

А ведь я так тщательно составила планы уроков, расписала для Ти Джея все задания! В чемодане были и романы, которые собиралась прочесть этим летом, и я с тоской подумала о том, что они здорово помогли бы нам скоротать время.

— Может, и твой чемодан найдется, — решила обнадежить я Ти Джея.

— Абсолютно исключено. Мои родители взяли его с собой. Вот почему у меня в рюкзаке оказались кой-какая одежда и зубная щетка. Мама хотела, чтобы у меня хоть что-нибудь было с собой на случай, если рейс отложат и нам придется где-то ночевать.

— Правда?

— Ага.

— Надо же! Кто бы мог подумать.

Я собрала все, что было нужно.

— Пойду помоюсь, — сказала я. — И давай сразу договоримся. Когда я моюсь, ты к воде даже близко не подходишь. Понятно?

— Не волнуйтесь, не подойду, — кивнул Ти Джей. — Обещаю. А пока вас нет, попробую смастерить удочку. И спущусь на пляж, только когда вы вернетесь.

— Вот и хорошо.

На берегу я быстро разделась, зашла в воду и нырнула. Я намылила голову. Волосы были жутко грязными. Я смыла шампунь и снова намылила голову. Шампунь пах нереально хорошо, но, может, это просто от меня пахло так плохо. Затем я втерла в волосы кондиционер, намылилась с ног до головы и села на песок побрить ноги и подмышки. Я снова вошла в воду, чтобы ополоснуться, а потом — чистая и страшно довольная — долго плавала на спине.

Я надела желтое бикини, смазала подмышки дезодорантом и, тщательно расчесав волосы, скрутила их узлом на затылке, скрепив заколкой. Я выбрала солнцезащитные очки в черной оправе, так как «Рей-Бан» решила отдать Ти Джею.

Но когда я подошла к шалашу, Ти Джей почему-то не сразу отреагировал на мое чудесное перевоплощение. Он наклонился ко мне, принюхался и осторожно заметил:

— Комары вас теперь живьем съедят.

— Мне сейчас так хорошо, что комары меня как-то не волнуют.

— Ну, что скажете? — протянул он мне удочку.

Он взял длинную палку, проделал отверстие на конце и вдел гитарную струну. А струну продел в петлю на серьге.

— Здорово. Когда ты тоже помоешься, давай испытаем ее. Я все тебе оставила там, на берегу. Ни в чем себе не отказывай!

Когда Ти Джей вернулся, он прямо-таки сиял чистотой и пахло от него так же приятно, как и от меня. Я протянула ему «авиаторы» «Рей-Бан».

— Эй, спасибо большое, — надев очки, сказал он. — Это реально круто.

— А что у нас будет в качестве наживки? — поинтересовалась я.

— Думаю, черви.

Червей мы накопали под деревом. По правде говоря, черви эти — белые и извивающиеся — скорее походили на больших личинок, и меня передернуло от отвращения. Ти Джей набрал в пригоршню червей, и мы направились к воде.

— Леска не слишком длинная, — объяснил Ти Джей. — Не хотелось использовать гитарную струну целиком. А вдруг леска порвется или с удочкой что случится.

Он зашел в воду по грудь и забросил удочку. Мы замерли.

— Вроде клюет, — сообщил мне Ти Джей.

Он дернул на себя удочку и вытащил из воды леску. Я даже присвистнула от восторга, увидев болтающуюся на крючке рыбу.

— Эй, сработало! — радостно воскликнул Ти Джей.

Меньше чем за полчаса он поймал еще семь штук. Когда мы наконец вернулись к шалашу, я уселась чистить рыбу ножом, а Ти Джей пошел за дровами.

— Где вы этому научились? — вернувшись, спросил он.

Он вывалил полный рюкзак палок и веток на уже сушившиеся в шалаше.

— Папа научил. Когда мы с Сарой, моей сестрой, были детьми, папа всегда брал нас с собой на рыбалку. У нас был домик на озере. Он еще любил носить такую нелепую панаму, всю в блеснах. А я всегда помогала чистить пойманную рыбу.

Ти Джей внимательно следил за тем, как я счистила чешую у последней рыбки и отрезала ей голову. Я прошлась ножом вдоль хребта и вытащила кости. Затем смыла кровь и ошметки внутренностей дождевой водой и принялась готовить рыбу на плоском камне, который мы приспособили для жарки плодов хлебного дерева. Мы съели все семь рыбок, одну за другой. И мне показалось, что ничего вкуснее я в жизни не ела.

— Как думаешь, что это за рыба? — поинтересовалась я.

— Понятия не имею. Но похоже, очень даже неплохая.

После обеда мы сидели на расстеленном одеяле, впервые за долгое время чувствуя приятную сытость. Я залезла в чемодан, вытащила свой ежедневник и разгладила покоробленные страницы.

— Сколько дней мы уже здесь? — спросила я Ти Джея.

Он подошел к дереву и сосчитал оставленные ножом зарубки:

— Двадцать три.

Я окружила дату в ежедневнике. Значит, скоро июль.

— Все, с сегодняшнего дня начинаю следить, — сказала я и запнулась, так как вспомнила о чем-то важном: — Когда тебе следующий раз к врачу?
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   42

Похожие:

Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconПрактическая грамматика английского языка
Практическая грамматика английского языка.: Справочное пособие для неязыковых вузов. – Часть Харьков: инэм, 2002. – 278 с
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВсе государственные, муниципальные, частные предприятия, общественные...
Вуют, например, Устав добровольного спортивного общества, Устав акционерного общества, Устав товарищества с ограниченной ответственностью...
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconЮлия Свияш Как легко и быстро испортить жизнь себе и другим введение
Ну чем бы мы были без наших несчастий? Мы отчаянно в них нуждаемся, именно отчаянно
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconДши №3 «Младость» учитель английского языка в 1й младшей группе

Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconС. петербург
Грамматика английского языка: Морфология. Синтаксис. Учебное пособие для студентов
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconКанадский вариант английского языка развивался в условиях влияния...
Поэтому канадский английский несет на себе отпечатки обеих норм произношения, в каких-то случаях британской, в каких-то – американской....
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка Face2Face
«The Nanny Diaries»(реж.: Ш. С. Берман, Р. Пульчини, 2007 г., мелодрама, 101 мин.)
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка «Learning English»
«Just Like Heaven» (реж. М. С. Уотерс, 2005 г., мелодрама, 95 мин., 16+). По роману Марка Леви
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка «New English file»
«Rebecca» (реж. А. Хичкок, 1940 г., триллер, 133 мин., 12+). По роману Дафны Дю Морье
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка «Learning English»
«Anne of the Thousand Days» (реж. Ч. Джеррот, 1969 г., историческая драма, 145 мин., 12+)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница