Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет


НазваниеАнна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет
страница6/42
Дата публикации31.10.2013
Размер3.61 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


Снова зарядил дождь, и нам удалось три раза наполнить бутылку для воды; в жизни не пробовал ничего вкуснее.

Когда солнце стало клониться к закату, мы взяли подушки от кресел, спасательные жилеты, мой рюкзак и отнесли в шалаш.

— Спокойной ночи, Ти Джей, — сказала Анна, положив голову на подушку. Нас разделял только импровизированный очаг.

— Спокойной ночи, Анна.

Глава 7. АННА

День пятый

Я открыла глаза. Сквозь тонкие стены шалаша пробивался солнечный свет.

Чувство тяжести в мочевом пузыре — давно забытое ощущение — поначалу удивило меня, а потом обрадовало.

«Мне срочно нужно в уборную».

Тихонько, чтобы не разбудить Ти Джея, я вылезла из шалаша и углубилась в лес. Я пристроилась за деревом, и мне в нос тут же ударил резкий аммиачный запах собственной мочи. Я с отвращением натянула мокрые между ног трусы.

Когда я вернулась, Ти Джей стоял возле шалаша.

— Где вы были? — поинтересовался он.

— Писать ходила, — ухмыльнулась я.

— Я бы тоже не отказался, — поднял он вверх растопыренную пятерню.

Я подождала Ти Джея, и мы отправились к нашему хлебному дереву, где обнаружили три упавших плода. Мы сели на землю и позавтракали.

— Давайте осмотрю вашу голову, — предложил Ти Джей. Я наклонила голову, и Ти Джей пальцами осторожно расчесывал мне волосы, пока не обнаружил рану. — Уже лучше. Хотя наложить швы вам не помешало бы. Крови я не вижу, но у вас такие темные волосы, что трудно сказать наверняка. Да и синяки на щеке вроде бы стали бледнее, — сообщил он.

Ти Джей тоже выглядел гораздо лучше. Заплывший глаз начал потихоньку открываться, а порезы мало-помалу заживали. Он отделался легким испугом, и все благодаря тому, что был пристегнут к креслу. На его красивом, хотя и мальчишеском лице не должно остаться никаких шрамов, говорящих о том, что он побывал в авиакатастрофе. Относительно себя у меня такой уверенности не было, но сейчас это меня как-то мало волновало.

После завтрака Ти Джей разжег новый костер.

— Не ожидала от городского мальчишки, — легонько сжав его плечо, сказала я.

Он улыбнулся и, явно гордясь собой, положил сверху немного мелких кусочков дерева, чтобы пламя поднялось еще выше.

— Спасибо, — вытерев заливавший глаза пот, ответил он.

— Покажи мне руки.

Ти Джей протянул мне руки ладонями вверх. Загрубевшая кожа была сплошь в кровавых мозолях и волдырях. Когда я дотронулась до его руки, он непроизвольно поморщился.

— Наверное, очень больно, — сказала я.

— Больно, — согласился он.

Шалаш наполнился едким дымом, зато теперь костер не должен был потухнуть во время дождя. Если мы услышим самолет, то просто снесем шалаш и бросим в огонь зеленых листьев, чтобы было побольше дыма.

Я еще никогда так долго не обходилась без душа и чувствовала, что от меня уже начинает вонять.

— Пойду попробую привести себя в порядок, — сказала я. — А ты пока здесь посиди. Хорошо?

Он кивнул и достал из рюкзака майку.

— Может, лучше наденете это? Вы, наверное, спарились в футболке с длинным рукавом.

— Да, спасибо. — Его майка будет на мне как платье, но мне было плевать.

— Я дал бы вам свои шорты, но, боюсь, вы в них утонете.

— Все нормально. Майка вполне сгодится.

На берегу я сбросила одежду только тогда, когда шалаш исчез из виду. Запрокинув голову, я пристально посмотрела на голубое, без единого облачка небо.

«Сейчас самое подходящее время для облета островов. Кто-нибудь да должен заметить голую женщину на берегу».

Распугивая мелкую рыбешку, я шла по мелководью. На фоне белых рук и ног тыльная сторона ладоней и ступни казались почти черными. Спутанные волосы, спускавшиеся ниже лопаток, были все в колтунах.

Как могла, я обтерлась рукой, а затем сгребла брошенную на берег одежду и сполоснула в море. Я прошлась пятерней по волосам и очень пожалела, что у меня нет резинки, чтобы завязать хвост.

Чуть-чуть отмывшись, я надела мокрые трусики и бюстгальтер и натянула через голову майку Ти Джея. Она доходила мне до середины бедра, так что джинсы можно было не надевать.

— Да-да, я знаю, что не надела штанов, — подойдя к шалашу, объяснила я Ти Джею. — Но мне жарко, и вообще я хочу их высушить.

— Тоже мне большое дело, — ответил Ти Джей.

— Жаль, что у нас нет рыболовных принадлежностей. В лагуне полно рыбы. — При слове «рыба» у меня потекла слюна, а в животе заурчало.

— Можно попробовать ее загарпунить. Я сейчас схожу помоюсь, а потом поищем палки подлиннее. Да и дрова у нас на исходе.

Пять минут спустя Ти Джей вернулся уже в чистой одежде, с мокрыми волосами. Он нес, обхватив обеими руками, нечто большое и объемистое.

— Смотрите, что я нашел в воде!

— Что это?

Он положил странный предмет на песок и перевернул, так чтобы можно было прочесть надпись на боку.

— Надо же, спасательный плот с самолета! — опустившись на колени, воскликнула я. — Помню-помню, я его видела, когда искала спасательные жилеты.

Мы открыли контейнер и вытащили плот. Я рывком разорвала вложенный в контейнер водонепроницаемый пакет, достала листок с описанием комплектации и прочла вслух:

— «Тент, находящийся в ящике с аварийным комплектом, снабжен двумя рулонными дверьми и коллектором для сбора дождевой воды на крыше. Аварийный комплект включает радиомаяк и радиолокационный ответчик».

У меня словно выросли крылья.

— Ти Джей, где ящик с аварийным комплектом?

Ти Джей заглянул в контейнер и достал еще один водонепроницаемый пакет. Разорвав дрожащими руками тонкий пластик, я проделала в пакете здоровую дыру и вывалила содержимое на песок. Мы в ажиотаже бросились рыться в образовавшейся куче самого разного добра. Толкаясь локтями и хватаясь за одну и ту же вещь, мы внимательно осматривали каждый предмет.

Но не нашли ничего, что приблизило бы нас к спасению.

Ни радиолокационного ответчика. Ни радиомаяка, ни спутникового телефона или радиопередатчика.

Все. Надежды рухнули.

— Похоже, они решили, что аварийный комплект — это уже излишняя роскошь.

Ти Джей молча покачал головой.

Я представила себе, что было бы, найди мы радиолокационный ответчик.

«И что, ты просто включила бы его и ждала бы, когда за нами прилетят?»

На глаза навернулись слезы. Смахнув их, я приступила к изучению содержимого ящика со спасательным комплектом: нож, аптечка, брезент, два одеяла, веревка и два разборных пластиковых контейнера объемом шестьдесят четыре унции.

Я открыла аптечку. Тайленол, бенадрил, антибиотическая мазь, гидрокортизон, пластыри, спиртовые салфетки и имодиум.

— Покажи руки, — сказала я Ти Джею.

Он протянул мне руки, и я, смазав волдыри антибиотической мазью, заклеила их пластырем.

— Спасибо.

— Посмотри, вот это может спасти тебе жизнь, — взяв бутылочку с бенадрилом, заметила я.

— Каким образом?

— Устраняет аллергическую реакцию.

— А это для чего? — ткнул пальцем Ти Джей в белую бутылочку.

— Имодиум. Против расстройства желудка, — бросив взгляд на Ти Джея и тут же отвернувшись, сказала я.

В ответ Ти Джей только презрительно фыркнул.

Спасательный плот надувался с помощью баллона с углекислым газом. Когда мы нажали на кнопку, газ так быстро наполнил резиновую оболочку, что нам пришлось отскочить в сторону. Мы закрепили тент и коллектор для сбора дождевой воды. Спасательный плот чем-то походил на надувной домик для детей, в котором так любили резвиться мои племянники, разве только размером меньше.

— Это должно вместить около трех галлонов[2] воды, — показала я на коллектор.

Меня опять мучила жажда. Надеюсь, сегодня дождь начнется немного раньше.

По бокам тента болтались нейлоновые клапаны, закреплявшиеся с помощью липучек. В дневное время их можно было поднимать, чтобы впустить внутрь больше воздуха и света. Единственным отверстием были опускающиеся вниз сетчатые двери.

Прежде чем отправиться к нашей кокосовой пальме, мы оттащили плот к шалашу и подбросили сухих веток в костер. Ти Джей срезал наружную оболочку кокосового ореха, а затем вскрыл его, воткнув в него нож и надавив кулаком на рукоятку. Я тут же подставила пластиковый контейнер, чтобы не пропало ни капли кокосового молока.

— Я думал, оно слаще, — глотнув из контейнера, заметил Ти Джей.

— Я тоже.

На вкус молоко немного горчило, но в принципе вполне терпимо.

Ти Джей ножом выскреб мякоть. Я так проголодалась, что, казалось, готова была съесть все лежащие под пальмой кокосы. Мы с Ти Джеем приговорили пять штук, и только тогда сосущее чувство голода немного улеглось. Ти Джей на этом не остановился и съел еще один кокос. Мне даже стало любопытно, сколько может влезть в шестнадцатилетнего подростка.

Дождь начался час спустя. Мы с Ти Джеем, насквозь промокшие, но страшно довольные, смотрели, как дождевая вода наполняет контейнеры. Опьянев от такого изобилия, я выпила столько воды, что чуть не лопнула, вода булькала в животе при каждом движении.

Через час нам обоим снова захотелось писать. В ознаменование радостного события мы съели еще один кокос и плод хлебного дерева.

— Пожалуй, кокосы мне нравятся больше, чем плоды хлебного дерева, — сказала я.

— Мне тоже. Хотя теперь, когда у нас есть огонь, можно попробовать поджарить их. Может, так будет вкуснее.

Мы набрали еще веток для растопки, а еще длинных палок, чтобы использовать вместо гарпуна. На случай дождя крышу шалаша мы накрыли брезентом, закрепив его для надежности веревкой.

Ти Джей сделал пять зарубок на стволе дерева. Ни один из нас ни словом не обмолвился о том, прилетит ли следующий самолет.

Когда пришло время ложиться спать, мы подбросили в костер побольше дров, но так, чтобы не подпалить шалаш.

Ти Джей забрался в спасательный плот. Надев рубашку, которую он мне дал в качестве ночнушки, я залезла следом и опустила за собой сетчатые двери. По крайней мере, теперь у нас была хоть какая-то защита от комаров.

Мы опустили нейлоновые клапаны, прикрепив их липучкой к полу. Я расстелила одеяла, а в изголовье положила подушки от сиденья. Одеяла были жутко колючими, но зато хорошо грели. Итак, холодные ночи нам больше не страшны. Подушки от сиденья были тонкими и пахли плесенью, но все лучше, чем спать на голой земле.

— Просто фантастика, — сказал Ти Джей.

— Знаю.

Спасательный плот был чуть меньше двуспальной кровати. И нас с Ти Джеем разделяло всего несколько дюймов. Но я так устала, что мне было наплевать.

— Спокойной ночи, Ти Джей.

— Спокойной ночи, Анна, — отозвался он сонным голосом, потом перевернулся на другой бок и отрубился.

Через секунду я тоже провалилась в сон.

Я проснулась среди ночи, чтобы проверить огонь. Увидев, что от костра остались едва тлеющие угольки, я добавила сухостоя и, разбрызгивая искры, пошуровала длинной палкой. Огонь снова разгорелся, и я со спокойной душой пошла спать дальше.

Когда я укладывалась рядом с Ти Джеем, он неожиданно проснулся.

— Что случилось? — спросил он.

— Ничего. Подбросила дров в костер, только и всего. Спи спокойно.

Я закрыла глаза и до рассвета уже не просыпалась.

Глава 8. ТИ ДЖЕЙ

Я проснулся от того, что у меня опять встало.

У меня часто стоит, но в данный момент я, похоже, не мог контролировать процесс. Сейчас, когда мы чуть-чуть оклемались и больше не были ходячими трупами, мое тело, должно быть, решило, что все, уже можно. А спать рядом с девушкой, особенно такой красивой, как Анна, значит стопроцентно получить утренний стояк.

Она спала на боку, повернувшись ко мне. Порезы на ее лице потихоньку затягивались и, к счастью для нее, были не настолько глубокими, чтобы остались шрамы. Ночью она то и дело сбрасывала одеяло, и я разглядывал ее ноги, чего, конечно, не следовало делать, если учесть, что творилось у меня в штанах. Если она сейчас откроет глаза, то обязательно заметит, что я на нее пялюсь, поэтому я выполз наружу и, чтобы не думать об эрекции, занялся решением геометрических задач.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconПрактическая грамматика английского языка
Практическая грамматика английского языка.: Справочное пособие для неязыковых вузов. – Часть Харьков: инэм, 2002. – 278 с
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВсе государственные, муниципальные, частные предприятия, общественные...
Вуют, например, Устав добровольного спортивного общества, Устав акционерного общества, Устав товарищества с ограниченной ответственностью...
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconЮлия Свияш Как легко и быстро испортить жизнь себе и другим введение
Ну чем бы мы были без наших несчастий? Мы отчаянно в них нуждаемся, именно отчаянно
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconДши №3 «Младость» учитель английского языка в 1й младшей группе

Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconС. петербург
Грамматика английского языка: Морфология. Синтаксис. Учебное пособие для студентов
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconКанадский вариант английского языка развивался в условиях влияния...
Поэтому канадский английский несет на себе отпечатки обеих норм произношения, в каких-то случаях британской, в каких-то – американской....
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка Face2Face
«The Nanny Diaries»(реж.: Ш. С. Берман, Р. Пульчини, 2007 г., мелодрама, 101 мин.)
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка «Learning English»
«Just Like Heaven» (реж. М. С. Уотерс, 2005 г., мелодрама, 95 мин., 16+). По роману Марка Леви
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка «New English file»
«Rebecca» (реж. А. Хичкок, 1940 г., триллер, 133 мин., 12+). По роману Дафны Дю Морье
Анна Эмерсон, тридцатилетняя учительница английского языка, устав от холодных чикагских зим и бесперспективных отношений с любимым человеком, отчаянно ищет iconВидеокурс английского языка «Learning English»
«Anne of the Thousand Days» (реж. Ч. Джеррот, 1969 г., историческая драма, 145 мин., 12+)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница