Алан Дин Фостер Хроники Риддика


НазваниеАлан Дин Фостер Хроники Риддика
страница8/19
Дата публикации30.10.2013
Размер2.8 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   19

VIII


Поверхность Гелиона-Один быстро исчезала по мере того, как корабль охотников набирал скорость. Из космоса трудно было бы сказать, что планета захвачена и разрушена. Океаны по-прежнему находились на своих местах, в небе гуляли облачка, на всех континентах зеленели леса. На таком расстоянии следы рук человеческих вообще не были заметны.

В салоне корабля успокоившиеся наконец охотники отмечали свой успех. Они шумели и смеялись. Несмотря ни на что, задачу свою они выполнили.

— Подумать только! — воскликнул один из них. — Прилетели и улетели, и никто нас даже не заметил. Черт возьми, чем не развлечение?

Очень радовалась удачному исходу и женщина — второй пилот, которая, тем не менее, не отрывалась от своих непосредственных обязанностей. С планеты-то они, допустим, улетели, но за пределы планетной системы еще не вышли.

— Ну и ну, — бормотала она. — Всюду какие-то поля. И переговоры на самых разных частотах. — Ее пальцы бегали по клавиатуре, а глаза смотрели то на один монитор, то на другой.

Сидящий рядом первый пилот методично анализировал появляющиеся на экранах данные и решал, как поступить в том или ином случае.

— Чертовщина какая-то…

Второй пилот с сомнением покачала головой.

— Сканирование. Пытаются определить наш курс. — Все ее внимание было занято еще полудюжиной приборов. — Не знаю, не знаю…

Тумбс не колебался. Он всегда полагался на старинную поговорку «Кто колеблется, тот мертв» или что-то в этом духе.

— Обойдемся без подробного анализа. Плевать.

Второй пилот подчинилась и отключила прибор.

Пока корабль набирал скорость, от его корпуса отделилась одна из наружных конструкций. Компьютер корабля задал ей курс, после чего включил ее двигатели. Корабль охотников уходил теперь в глубокий космос, а «подсадная утка», грохоча двигателями на всю планетную систему, так что не засек бы ее разве что глухой и слепой, на довольно приличной скорости удалялась в противоположном направлении. Запаса топлива у нее было немного, но для того, чтобы отвлечь тех, кто пытался их засечь, этого было достаточно.

Экипаж корабля, затаив дыхание, наблюдал, как сканирующее поле на экране локатора становилось все уже и уже… и наконец вообще исчезло. Оба пилота облегченно перевели дух. То ли это был обычный сканер, то ли ракета, то ли спутник, пытавшийся установить их курс. В любом случае сканирование явно перенесли на «подсадную утку». Очень скоро они наберут сверхсветовую скорость, и никакая погоня не будет им страшна.

Довольный тем, что опасность миновала, что их не перехватят и не расстреляют. Тумбс отправился в небольшую каюту рядом с рубкой. Она была оборудована таким образом, что из нее не вырвалась бы и толпа разъяренных синурийцев. Тем более не вырвался бы один-единственный пленник, даже если этого пленника зовут Ричард Риддик.

Крепко связанный и готовый к прыжку Риддик даже не взглянул на вошедшего Тумбса. Он казался совершенно равнодушным ко всему окружающему. Возможно, любого, кроме Тумбса, такое отношение пленника взбесило бы, но командир охотников был не дурак. Риддик сидел неподвижно, как свернувшаяся клубком змея. Тумбса эта змея один раз уже очень больно укусила, и повторять ошибки он не собирался. Хотя пленник был надежно связан, подходить к нему близко охотник не рисковал. Но мыслями своими не преминул поделиться.

— Как ты думаешь, — почти по-приятельски начал он, — куда нам закинуть твою преступную задницу? — Он сделал вид, что напряженно размышляет. — Может, на Батчер-Бэй, на темную сторону?

Риддик, мгновенно оценив предложение, тут же откликнулся:

— На Батчер-Бэй? В системе Телрисс? Раз в два дня десятиминутная прогулка, неплохое мясное питание.

Тумбс, казалось, не слышал, что говорит его пленник, а полностью погрузился в свои мысли. Он не мог позволить себе признать, что Риддик слегка его подколол.

— А как насчет Урса-Луны? Отличное местечко для такого, как ты. Компактное, уютное, безопасное. И довольно культурное. Тюремный рай, да и только.

Здоровяк пожал плечами.

— Они всегда мне будут рады.

Тумбс кивнул, как будто ожидал такого ответа.

— Тебе заранее все известно. А знаешь, какая мысль пришла мне вдруг в голову?

— Что если бы твоя мамаша знала твоего папашу, ты сейчас выращивал бы фрукты на Баннкуле-W?

От такого оскорбления щека охотника слегка дернулась, но выражение лица не изменилось.

— По-моему, все эти заведения с прогулками и мясным питанием годятся только для маменькиных сынков. Такому парню, как ты, стыдно мотать там срок. Давай придумаем что-нибудь посолиднее, чтобы ты почувствовал себя настоящим мужчиной. Какое-нибудь воистину дьявольское местечко. — Он взглянул на пленника, по-садистски наслаждаясь своими словами. — Именно так — дьявольское. Четыре слога, а сводятся к одному — ад.

Экипаж в рубке прислушивался к их разговору.

Второй пилот повернулась к первому и, понизив голос, спросила:

— Интересно, о чем он думает? Сейчас.

Ответ она услышала от самого Риддика, поскольку первому пилоту он был неизвестен.

Но хотя Риддик обращался к экипажу, взгляд его по-прежнему был устремлен на Тумбса.

— Он думает об этих трех тюрьмах. Могло быть и больше, но так называемые цивилизованные люди подняли хай, не желая видеть их поблизости от себя. НеВМоПС — Не В Моей Планетарной Системе. Но когда есть спрос, есть и предложение. Главное, чтобы все было шито-крыто, чтобы «цивилизованные» люди ничего не знали. С глаз долой — из сердца вон. Так вот, две тюрьмы находятся в другом рукаве галактики, на этой развалюхе туда не так-то просто добраться. Значит, остается одна.

Тумбс, похоже, начал выходить из себя. Он-то собирался удивить Риддика тем местом, куда собирался его доставить, и тем самым подавить его волю к сопротивлению. Но пока он в ярости раздумывал, как дать пленнику достойный ответ, Риддик закончил мысль за него.

— Так что ты решил? Крематория?

Тумбс вполголоса выругался.

— Будь ты проклят! Если тебе холодно, скоро там согреешься. — Он повернулся и бросил через плечо: — Слышали, что он говорит? Теперь усыпите его. — Потом снова обернулся к Риддику. — Отличное местечко! Наберешься там ума-разума. И согреешься заодно. До смерти. Точка.

В рубке первый пилот с ворчанием занялся аппаратурой.

— Черт побери этот перелет…

— Согласен с тобой, — не менее мрачно отозвался Тумбс.

Все оборачивалось совсем не так, как он ожидал. В отличие от большинства преступников, которых он разыскал и доставил по назначению, этот пленник не доставлял ему ни малейшего удовольствия.

Внимательно наблюдая за лицом охотника, Риддик буквально читал его мысли.

— Тумбс, не знаю, что тебе сказать насчет твоей новой команды, — с фальшивым сочувствием заметил он наконец. — Трусливые они какие-то. Как будто все время чего-то боятся. Надо бы расспросить, чего именно. Кстати, ты не рассказывал им, что случилось с твоими прежними охотниками?

Несмотря на то, что пленник был связан, Тумбсу вдруг показалось, что они поменялись местами. Он попытался восстановить контроль над ситуацией.

— Как я и предполагал, ты оказался полной размазней и теперь валяешься тут, спеленатый, как младенец. Не знаю, что тебе сказать, но дело свое я доведу до конца, можешь не сомневаться. — С этими словами он подозвал одного из охотников и сказал: — Самое время для прыжка. Давайте его накачивать. — Вне себя от злости он отправился в рубку переговорить с пилотами.

Убедившись, что пленник надежно связан и вся необходимая аппаратура опутывает Риддика, Тумбс велел начать стандартную процедуру замораживания. Они еще раз встретились взглядами.

— Слушай, — пробормотал напоследок пленник. — Так что все-таки случилось с теми ребятами?

Он уже устал от этого бессмысленного разговора и вовсе не желал иметь дела с подчиненными Тумбса, поэтому, задав вопрос, замолчал. Разочарованный командир охотников еще раз проверил питательные трубки и мониторы.

— Этот ублюдок не хочет со мной поговорить. А ведь я буду бодрствовать гораздо дольше его.

Все было сказано угрожающим тоном. Тумбс закончил проверку и вместо того, чтобы пожелать пленнику спокойной ночи, отвесил ему пощечину. Риддик мог бы, конечно, отреагировать, но не любил тратить силы попусту.

Особенно когда это не имело ни малейшего смысла.
На месте старта корабля остался расплавленный песок, который ясно указывал на то, что он стартовал именно отсюда. Обычные люди, не озабоченные результатами поиска, возможно, не обратили бы на эти признаки внимания, но поисковый отряд некромангеров их не пропустил.

Вызванный некромангерами, нашедшими место старта, Вако провел рукой по оплавленной поверхности и, удовлетворенный, повернулся к ходячему сканеру. Тэт подал ему знак, что обнаружил что-то подозрительное.

Датчик, вживленный в основание позвоночника сканера, передавал данные непосредственно на прибор, находящийся на правом запястье командира. На небольшом экране Вако увидел, что именно обнаружил наблюдатель: удаляющийся в космос небольшой корабль. Это подтверждалось сообщениями орбитальных спутников, размещенных на орбите планеты незадолго до нападения на Гелион-Один. Среди прочего поступила информация о небольшой, быстро удаляющейся «подсадной утке», которую запустил корабль. Учитывая показания нескольких некромангеров и гелионцев, которые видели, что сюда двигалась группа вооруженных людей, окружившая одного невооруженного человека, ситуация становилась довольно ясной.

Ответы на вопросы рисовали вполне очевидную картину. Равным образом и то, что никто больше не видел пленника, удивительным образом сбежавшего из «Базилики». Вывод был один: в этом месте был спрятан небольшой корабль, который покинул планету, скорее всего с человеком, которого искал Вако, на борту. Кто его захватил и почему, неважно. Важно то, что сбежавший пленник наверняка находится на борту корабля.

Командир встал и бросил своему подчиненному:

— Вызовите мою галилейскую команду с самыми опытными наблюдателями и позаботьтесь о том, чтобы проблема была решена. Начальству я доложу лично.

В командном центре Лорд-маршал проводил совещание со своими подчиненными. Присутствовали Тоал, возглавлявший вторжение на Джеранду, Скейлз, известный своей беззаветной преданностью делу Веры, и Сниматель Скальпов, имя которого говорило само за себя.

Все уставились на объемную карту Гелиона-Один. В данный момент на карте была изображена центральная часть западного полушария планеты. Присутствующие указывали на карту пальцами, и в зависимости от их устных указаний изображение менялось. Тоал как раз объяснял, как, по его мнению, быстрее завершить захват Пглиона. В соответствии с движением его руки на карте появлялись те или иные оборонительные пункты противника, потом исчезали, сменялись другими.

— …к югу от экватора, на центральном континенте, — говорил Тоал. — Они покинули крупные населенные центры и сосредоточили остатки своих сил здесь, здесь и здесь. Оборонительные излучатели по-прежнему в полном порядке и запитаны. Число оставшихся кораблей пока неизвестно. — Его рука быстро двигалась по карте. — Львиная доля сил сосредоточена в районе этого побережья. Они хорошо укрепились в ущельях и организовали неплохую оборону.

Лорд-маршал, несмотря на то, что он напряженно анализировал ситуацию, не удержался от поучения:

— Мертвое тело дергается даже после того, как человеку отрубили голову.

Будучи командиром, ответственным за обсуждаемый район, Тоал не был расположен философствовать. Силы некромангеров были велики, но не бесконечны. Самым быстрым и самым верным способом подчинить себе планету было как можно скорее уничтожить систему ее обороны, а потом организовать верную администрацию из местных жителей. Если операция затянется, невозможно будет переместиться в другую планетную систему, а потом в следующую — все силы окажутся привязанными к одной планете. Для успеха общего дела необходимо идеальное взаимодействие, обеспечить которое при наличии крупных очагов сопротивления было практически невозможно.

— Если мы быстро не подавим сопротивления, этот район станет центром притяжения для всех, кто недоволен захватом планеты. Мало того, повстанцы смогут вызвать вооруженное подкрепление с других планет системы, которые мы собираемся захватить следующими.

Скейлз зловеще оскалился.

— Предоставьте это мне. Я отправлюсь прямо к ним в зубы. Потребуется всего двадцать тысяч обращенных и два боевых корабля, не больше. Пройдет неделя, от силы десять дней, и проблема будет решена.

Вошел Вако, но никто не оторвал взгляда от карты. Собравшиеся стояли к нему спиной, сосредоточившись на непрерывно меняющемся изображении. Вако остановился у входа, никем не замеченный. Его давно уже интересовала одна вещь, но все как-то руки не доходили.

^ А почему бы не сейчас? — подумал он. Почему не воспользоваться удобным случаем, когда вызывающий сильнейшее его любопытство человек так сильно поглощен потоком поступающей информации и словами подчиненных?

Даже кошка не сумела бы подойти к собравшимся так тихо и быстро, как Вако. Он приближался, влекомый какой-то внутренней силой. Его поношенные башмаки не издали ни звука. Все внимание Вако было сосредоточено на стоящем к нему спиной человеке.

— Я, конечно, не против применения грубой силы, — говорил Лорд-маршал, — но есть моменты, когда необходим более искусный и тонкий подход. Все наши обращенные, конечно же, без колебаний ринутся в бой, но тех, кого мы потеряем, мы потеряем навсегда. — Его рука прошлась по карте, меняя картинку и расположение позиций.

— Сначала лучше напасть малыми силами. Вместо лобовой атаки и высадки десанта, во время которой мы наверняка понесем значительные потери, попробуем захватить оборонительные позиции противника одну за другой. Если сопротивление окажется ожесточенным — тем лучше, мы поймем, сколько сил нам потребуется. Вскоре у противника возникнут серьезные проблемы с обороной разбросанных по большой территории укреплений. Его силы окажутся рассредоточенными, а не сконцентрированными, как сейчас, и тогда настанет время нанести решающий удар. Если же они не рассредоточатся, мы будем захватывать одно укрепление за другим.

Обернувшись к Скейлзу, Лорд-маршал заметил:

— Помни, что, независимо от того, наступаешь ты или держишь оборону, главное — это полностью контролировать ход сражения. И не только из стратегических соображений, но и для того, чтобы поддержать боевой дух обращенных. В любом наступлении, в любой обороне есть своя мертвая точка. Именно она является ключом к победе, а никак не массовая гибель твоих солдат. — Лорд-маршал снова указал рукой на карту. — С гелионцами то же самое, их мертвая точка…

Пока Лорд-маршал объяснял подчиненным тонкости военной стратегии, Вако подходил к нему все ближе и ближе. Существует ли вообще такая вещь, как полная неожиданность, возможна ли она? Сможет ли он получить доказательство того, о чем не раз уже думал? Ведь он почти на расстоянии вытянутой руки.

То, что он увидел, было довольно призрачным, но, в принципе, вполне отчетливым: та самая третья рука, которая недавно вытащила душу из упрямого гелионского политика, но рука, заканчивающаяся лицом. Лицо, не мигая, уставилось на приближающегося Вако, который буквально застыл на месте, после чего слилось с лицом своего хозяина.

— …прямо позади них, — закончил Лорд-маршал по-прежнему спокойно.

Надо отдать Вако должное: он очень быстро пришел в себя, ничем не дав понять, почему он подкрадывался так бесшумно.

— Мы обнаружили место старта и очевидцев, которые видели улетевших. Прямых доказательств того, что беглец находится на борту, нет, но скорее всего это так. Предпринятая нами попытка перехватить корабль не удалась, однако наши спутники установили направление прыжка. Беглецы, конечно, не подозревают, что у нас есть подобная аппаратура, и до смерти рады тому, что избежали перехвата. Вряд ли они выйдут из прыжка и попытаются изменить курс. Все, впрочем, возможно.

— Если беглецу удалось покинуть планету, — проговорил Лорд-маршал, по-прежнему никак не реагируя на подозрительно тихое появление Вако. — значит, ты должен последовать за ним.

Вако насторожился. Это еще не порицание, но и далеко не похвала за выполненное поручение.

— Я отдал приказ послать за ними группу десантников. Они отлично подготовлены, у них хороший командир. Я ни на секунду не сомневаюсь в том, что они…

Лорд-маршал перебил его.

— Я больше уверен в тех, кто ближе ко мне. — Кажется, легкий намек на его беззвучное появление в рубке? Вако не мог точно сказать, так ли это.

— Где бы Риддик ни был, именно тебе придется найти и очистить его. Тебе. Если бы я хотел, чтобы этим занялся другой офицер, я бы давно уже его назначил.

Вако был скорее смущен, чем рассержен. Поиски мятежника, даже такого небывалого, как этот, славы ему не обещали. Все главные события разворачивались здесь, в планетной системе Гелиона, в битвах с мощной планетарной обороной и ордами необращенных.

— Простите меня, но… разве мое место не здесь? Разве я не должен участвовать в планировании и выполнении военной кампании? Моя подготовка, мой опыт позволяют мне командовать десятками кораблей и тысячами обращенных. Неужели я лично должен присутствовать при задержании одного-единственного человека? Разве не здесь я более всего…

Лорд-маршал заговорил с обезоруживающей мягкостью:

— Ты сомневаешься в правильности принятого мной решения, Вако?

Лица других командиров приобрели многозначительное выражение. Тоал на всякий случай отступил от Вако на пару шагов. Скейлз наградил коллегу таким взглядом, которым обычно смотрят на знакомого, заболевшего вдруг редкой, неизлечимой и исключительно заразной болезнью.

— Нет, Лорд-маршал, — торопливо ответил Вако. — Я никогда бы не посмел усомниться в ваших решениях.

— Вот и не надо, — посоветовал ему главнокомандующий, смягчившись. — Просто прими на веру и выполни.

Проворно отступив назад, Вако низко поклонился. На этом с его участием в составлении стратегических планов было покончено. Ему еще повезло, понял он, выходя из зала, что покончено было только с этим.

Дейм Вако ждала его в комнате, в которой они жили. Комната была довольно просторной, что соответствовало его высокому рангу. Отдельное жилье было роскошью даже на таком вместительном корабле, как «Базилика». Дейм Вако занималась косметикой. Человечество не изменяло этому ритуалу с тех пор, как у людей возникло самосознание. Как и вся их культура, искусственное раскрашивание кожных покровов являлось скорее предупреждением, чем проявлением радости или желания украсить себя.

Отряхивая свой плащ от пыли и грязи, Вако яростно метался по комнате. Дейм Вако не прекратила своего занятия, хотя понимала, какие чувства он сейчас испытывает. Ничего, его гнев и неуверенность скоро испарятся, как пот с кожи.

— Забава для дураков, с которой вполне справятся младшие офицеры и один-два элитных подразделения. Зачем ему понадобилось посылать меня? И вообще, к чему столько хлопот из-за одного человека? Он, конечно, отличный боец, быстрый, бесстрашный, но он же один! И к тому же живой, а значит, никаких настоящих тайн не знает, никаких угроз от него не исходит. В то время, когда нам нужно планировать боевые действия, распространять Веру, подчинять себе сопротивляющуюся планетную систему, он приказывает мне… — Новая мысль заставила его замолчать. Он внимательно посмотрел на Дейм Вако.

— Неужели я впал в немилость? Я выполнял все его приказания как человек и как профессионал. Где я мог ошибиться и дать ему повод так со мной обращаться?

Дейм Вако продолжала заниматься макияжем. Спокойным тоном она произнесла слова, которые имели противоположный смысл:

— Наш Лорд-маршал слишком нервный и непостоянный. О нем ходит очень много слухов. Одни считают его слишком артистичным для своего поста. Другие убеждены, что его амбиции намного превосходят его способности. Он страдает манией величия и кое-чем похуже. Разумеется, экстремизм на службе у Веры злом не является, но когда он лишен здравого смысла…

Здравый смысл. Неужели она случайно выбрала эти слова? Откуда она могла узнать о том, что случилось в командном центре? Вако решил об этом не думать. Он давно научился ценить врожденную хитрость своей партнерши и без лишних вопросов вкушать плоды этой хитрости.

— В таких ситуациях никто не знает, чем все кончится, — продолжала она. — Что случится в ближайшем будущем? Я совершенно не удивлюсь, если кто-нибудь поможет ему обрести состояние Мертвеца.

Это было уже слишком. Подобные мысли, высказанные вслух, даже в предположительной безопасности их жилища…

— Следи за своим языком.

Дейм Вако обернулась к нему. О ее красоте ходили легенды, она была ошеломляюще чувственна и обладала ясным умом. Вако снова вспомнил те особенности, за которые сделал ее своей спутницей.

— Мне следует говорить об этом тише?

Она шутит?

— Конечно. Тогда это будет совсем похоже на заговор.

В ответ Дейм Вако закатила глаза. Значит, она не шутила. Его охватило странное сочетание стыда и собственной неполноценности. Во всем сообществе некромангеров только эта женщина могла заставить его так себя чувствовать.

— Почему одна только мысль о переходе власти к другому человеку считается заговором? Почему не относиться к ней как к расчетливому планированию? Если он настолько умен, как все говорят, разве он не должен этого ожидать и готовиться к будущему?

— У него другие заботы. — Вако с похвальным рвением бросился защищать главнокомандующего, хотя кроме них двоих в комнате никого не было. — Вопрос о преемнике очень сложен. Претенденты на пост Лорд-маршала стремились выдвинуться на первый план и проявить свои способности, реально оценивая свои возможности и смиряя несостоятельные амбиции. Пока реальных претендентов нет, и сам Лорд-маршал никого не выделяет. Ближе всех к нему стоят Тоал, Скейлз и Чистильщик. Если следующим Лорд-маршалом станет Чистильщик, это не нарушит сложившихся традиций. Такое уже случалось.

Дейм Вако медленно кивала в ответ, будто хорошо была знакома и с процедурой, и с кандидатами.

— Но ни один из них не обладает элегантностью Вако, — наконец провозгласила она. Легко и грациозно поднявшись, она приблизилась к нему вплотную и понизила голос до хрипловатого шепота. — Победитель получает все.

Вако с трудом проглотил слюну. Он прекрасно знал, что делать с вооруженным до зубов врагом, но эта чувственная женщина в своих легких одеждах бросала ему куда более трудный вызов.

— Прекрати, — пробормотал он. Нежный голос Дейм Вако проникал в его уши, окутывал сладким дурманом. — Это на благо некромангеров.

— ПРЕКРАТИ! — Резко повернувшись, Вако схватил ее, погружая пальцы в ее податливую плоть. Он изо всех сил старался взять себя в руки. — Он уйдет, когда пробьет его час. Ни секундой раньше.

— Почему? — удивилась она со свойственной ей смесью кокетства и угрозы.

Вако вытянулся как на параде. В определенном смысле это и был парад, хотя они и находились в комнате.

— Потому что я служу ему. Мы все ему служим. Это делается на благо некромангеров. Только поэтому мы сумели стать такими, какие мы есть, и распространить свою Веру. Это называется верность.

— Это называется глупость.

«Вечно она унижает высокое и усложняет простое», — подумал Вако. Несмотря на всю их близость, он не позволит ей переходить определенные границы. Вако отвесил ей тыльной стороной руки пощечину.

Пощечина не возымела ожидаемого действия.

На лице Дейм Вако появилась плотоядная улыбка. Вако она была хорошо знакома, но любой другой на его месте испугался бы. — Ну наконец-то! Хоть какое-то внимание. Она внезапно оказалась рядом и набросилась на него с безудержной сексуальной энергией, которую обычно сдерживала, чтобы вести себя сообразно своему высокому положению. Вако вяло сопротивлялся, прекрасно понимая, что это бесполезно и что на самом деле он вовсе не хочет сопротивляться. Когда они приняли веру некромангеров, которые не видели смысла в размножении, их репродуктивные системы были изменены в соответствии с новыми требованиями, но получать наслаждение им не возбранялось.

Внезапно Дейм Вако стала гладить его лицо, воркуя, словно невеста в брачную ночь.

— У тебя есть величие, Вако, у тебя есть потенциал. То, к чему ты стремился, о чем мечтал, совсем рядом, оно ждет, когда ты его возьмешь. Только не думай, что тебе его отдадут, — ты должен сам стать хозяином своей судьбы. Я хочу, чтобы ты увидел все так, как вижу я. — Она снова принялась его целовать. Ее влажные горячие губы разрисовывали его кожу причудливыми узорами.

— Знаешь, чего я хочу?

Вако был рядом, возвращал ей поцелуи, но его мысли были далеко.

— Он встречался с командирами, — задумчиво произнес он, глядя вдаль. — Все были поглощены тем, что обсуждали, и стояли спиной ко мне. Я подошел совершенно неслышно: ни скрипа обуви, ни шелеста одежд.

Они говорили вслух, но их разговор нельзя было назвать диалогом. Каждый пребывал в своем собственном мире, в своих мыслях.

— Я хочу в Некрополь, немедленно, — хрипло прошептала она.

— Но он знал о том, что я за его спиной, — продолжал Вако, все еще под впечатлением этого небывалого случая. — Его астральное «я» почувствовало мое присутствие и предупредило его.

Теперь ее руки двигались в противоречии с языком.

— И когда никого не будет рядом, когда никто не будет нас видеть, я встану на колени…

Вако покачал головой:

— Его невозможно застать врасплох, нельзя удивить. Он знает все. Если чего-то не знает его живая половина, об этом осведомлена мертвая.

— …перед троном, на котором будешь сидеть ты. — В неистовом порыве и ожидании вакханалии она схватила его за руку и потащила к двери. Вако не сопротивлялся. Его удивленное и чуть испуганное лицо свидетельствовало о том, что он ее не расслышал. Его мысли, в отличие от ее, были спутаны и полны сомнений. Может быть, стоит передать ей инициативу?

Пока они шли к Некрополю, их приветствовали солдаты, механики и инженеры. Чем ближе они подходили к священному Некрополю, тем меньше людей встречалось на их пути. Это место предназначалось для торжественных церемоний и размышлений, а не для повседневных работ.

Желая убедиться в том, что их никто не увидит, Дейм Вако выглянула с окаймляющей святилище галереи. К ее удивлению, место было занято. Внизу стояли три человека и негромко о чем-то беседовали. Когда она увидела, кто это, ее изначальное желание прийти сюда было сразу же забыто. Быстрая смена настроения не удивила Вако, особенно после того, как он понял, что ее вызвало.

Лорд-маршал и Чистильщик беседовали с существом, которое было чужим здесь во всех смыслах этого слова. Или это не беседа, а допрос? Издали трудно было понять. На гостье не было ни оков, ни веревок. Жалея о том, что не обладает сверхчутким слухом, Дейм Вако изо всех сил пыталась поймать хотя бы одну фразу или слово. Рядом за балюстрадой спрятался Вако, превратившийся в зрение и слух.

— Элементалка, — проговорила она. — Здесь. Но почему?

— Гелион-Один — связующее звено между планетными системами, — высказал предположение Вако. — Наши разведчики сообщают о гостях, многие из которых прибыли издалека. Эти гости, как и местные жители, тоже были взяты в плен. Возможно, она — пленница, — кивнул он в сторону третьей фигуры.

«Или кто-то другой», — добавила про себя Дейм Вако, продолжая наблюдать. Между элементалкой и Лорд-маршалом происходило нечто такое, что трудно было определить. Разумеется, оба пребывали в напряжении, этого следовало ожидать, но было и что-то еще, гораздо более важное и значительное. Близость? Или еще глубже? А вдруг они уже давно знакомы?

— Как неожиданно, — произнес Лорд-маршал. Он был настолько занят беседой, что его второе — мертвое — «я» не заметило скрывающуюся на балюстраде парочку — она оказалась на таком расстоянии от Лорд-маршала, где он уже не чувствовал присутствия других людей. — Спустя столько лет мы встречаем на этой планете элементалку, причем в тот же день, когда находим здесь фурианца. — Он сделал жест показного удивления. — К чему бы это? И почему из всех элементалов именно ты?

Эреона стояла перед ним, внешне сохраняя спокойствие и не предпринимая попыток к бегству. Вако был знаком с необычными способностями этих существ и поэтому удивлялся, как ее вообще сумели доставить на корабль. Или она пришла по собственной воле? Если да, то зачем? День, который начался странно и запутанно, продолжал загадывать загадки.

— Гелион-Один — перекресток миров и центр торговли. Учитывая скорость, с которой ваше сообщество продвигается в этой части галактики, в нашей встрече нет ничего удивительного.

Лорд-маршала это объяснение совершенно не устраивало.

— Попробуй еще раз, только так, чтобы я тебе поверил.

Возможно, Эреона и была напугана, но виду не подавала.

— Всем известно, что элементалы следят за мировым равновесием. Когда равновесие нарушается, мы отправляемся в путешествия, чтобы выяснить причины этого.

— Всем также известно, что вы знаете больше, чем говорите, — парировал Лорд-маршал. — Тебе придется предоставить мне более подробные объяснения. Я не собираюсь довольствоваться отговорками и полуправдой.

Дейм Вако не справлялась с новой информацией.

— Он обращается с ней не как с пленницей. Возможно, она гостья. Оружия не видно, а это значит, что ни одна сторона не боится другую. — Дейм Вако покачала головой, недовольная тем, что не понимает смысла происходящего. Потом с улыбкой посмотрела на Вако.

— Будь примерным солдатом и отправляйся на поиски Риддика, тем более что Лорд-маршал не оставил тебе выбора. Выполни свой долг, уничтожь преступника или привези его сюда, а я тем временем узнаю, почему Лорд-маршал так его боится и какое отношение ко всему этому имеют элементалы. Здесь задействовано столько механизмов, что потребуется немало времени, чтобы понять движение всех колесиков и шестеренок.

Прижавшись к Вако, она проникла языком глубоко в его рот, ее горячее дыхание заструилось по его горлу.

Ввиду таких аргументов Вако ничего не оставалось, как подчиниться.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   19

Похожие:

Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconАлан Дин Фостер Чародей с гитарой
Мадж и излишне эмансипированной девицей Талеей. Любовь к рок-музыке неожиданно помогает главному герою выпутываться из сложных ситуаций,...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconАлан Дин Фостер Утрата и обретение
Уокер не терял надежды вернуться на Землю. Он умудрился завязать дружбу с самыми опасными и необщительными существами на корабле...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconАлан Дин Фостер затерянная динотопия
Они создали свою цивилизацию вместе с людьми — потомками мореплавателей, потерпевших кораблекрушение у берегов затерянного острова....
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconДжелал ад-Дин Манкбурны (или Джелал ад-Дин Менгуберди Jalāl al-Dīn...
Джелал ад-Дин Манкбурны (или Джелал ад-Дин Менгуберди Jalāl al-Dīn Menguberdī, полное имя — Джалал ад-Дунийа ва-д-Дин Абу-л-Музаффар...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconРоджер Желязны Рука Оберона Серия: Хроники Амбера – 4
«Рука Оберона» – четвертая книга из знаменитого цикла «Хроники Амбера», который по праву считается одной из выдающихся эпопей в мировой...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconРоджер Желязны Знак Единорога Серия: Хроники Амбера – 3
«Знак Единорога» – третья книга из знаменитого цикла «Хроники Амбера», который по праву считается одной из выдающихся эпопей в мировой...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconРоджер Желязны Знак Единорога Серия: Хроники Амбера 3
«Знак Единорога» – третья книга из знаменитого цикла «Хроники Амбера», который по праву считается одной из выдающихся эпопей в мировой...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconРоджер Желязны Знак Хаоса Серия: Хроники Амбера – 8
Главный герой восьмого романа из цикла "Хроники Амбера" Мерлин. Растёт его магическая сила, множество опасностей и неожиданных находок...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconРоджер Желязны Рука Оберона Серия: Хроники Амбера 4 «Рука Оберона»: Эксмо; Россия; 2005
«Рука Оберона» – четвертая книга из знаменитого цикла «Хроники Амбера», который по праву считается одной из выдающихся эпопей в мировой...
Алан Дин Фостер Хроники Риддика iconРоджер Желязны Знак Хаоса Серия: Хроники Амбера 8 Оригинал: Roger Zelazny, “Sign of Chaos”
Главный герой восьмого романа из цикла "Хроники Амбера" Мерлин. Растёт его магическая сила, множество опасностей и неожиданных находок...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница