Кормак Маккарти Старикам тут не место[1]


НазваниеКормак Маккарти Старикам тут не место[1]
страница1/12
Дата публикации29.10.2013
Размер2.4 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12





Annotation


Впервые на русском – знаменитый роман Кормака Маккарти, лауреата Макартуровской стипендии «за гениальность» и Пулитцеровской премии 2007 года (за роман «Дорога»), современного американского классика главного калибра, мастера сложных переживаний и нестандартного синтаксиса. Эта жестокая притча в оболочке модернизированного вестерна была бережно перенесена на киноэкран братьями Коэн; фильм номинировался в 2008 г. на восемь «Оскаров» и получил четыре, а также собрал около сотни разнообразных премий по всему миру.

Ветеран Вьетнама (в фильме его роль исполнил Джош Бролин) отправляется в техасские горы поохотиться на антилоп и обнаруживает следы бандитской разборки – мертвые тела, груз наркотиков и чемоданчик с двумя миллионами долларов. Поддавшись искушению, он забирает деньги – и вскоре вынужден спасаться бегством как от мексиканских бандитов, так и от неумолимо идущего по его следу демонического киллера (эту роль блистательно исполнил Хавьер Бардем), за которым, отставая на шаг, движется местный шериф (Томми Ли Джонс)…
^

Кормак Маккарти

Старикам тут не место[1]


Примечание редактора FB2: вся пунктуация в файле соответствует бумажному оригиналу

I


Одного парня я отправил в газовую камеру в Хантсвилле. Одного-единственного. Сам арестовал и сам дал показания. Я ездил туда к нему два или три раза. Все-таки три. Последний раз в день казни. Не обязан был но поехал. Очень не хотелось. Он четырнадцатилетнюю девочку убил и могу сейчас точно сказать не было у меня большого желания видеть его пусть бы один шел на казнь но все ж поехал. В газетах написали что это было преступление на почве страсти а мне он сказал что страсть тут ни при чем. Он встречался с ней, совсем еще зеленой. Ему девятнадцать было. Сказал что хотел кого-нибудь убить с тех пор как себя помнит. Сказал что если окажется на свободе сделает то же самое. Что быть ему в аду. Сам сказал никто за язык не тянул. Не знаю что и думать. Просто не знаю. Никогда таких не видал может это какая новая порода. Я смотрел как его привязывают к стулу и закрывают дверь. Вид у него был может немного нервный только и всего. Уверен он понимал что через пятнадцать минут окажется в аду. Ничуть не сомневаюсь. Я много об этом думал. Разговорить его было нетрудно. Звал меня Шерифом. Но я не знал что сказать ему. Что скажешь человеку у которого по его собственному признанию нет души? Да и к чему? Я много об этом думал. Но это было ничто по сравнению с тем что сейчас творится.

Говорят глаза окна души. Не понимаю что было в его глазах и вряд ли когда пойму. Но мир становится другим и глаза тоже, к тому все идет. Не думал что доживу до такого. Где-то там есть настоящий живой пророк разрушения и я не хочу столкнуться с ним. Знаю он действительно существует. Видел дело его рук. Ходил пред теми глазами однажды. И больше не желаю. И не желаю строить из себя героя и связываться с ним. Не потому что просто стар стал. Если бы так. Не скажу что эта работа мне очень уж по душе. Потому что я всегда знал что на ней нужно быть готовым в любой момент умереть. Во все времена так было. Ни славы тебе и ничего такого но ты ее делаешь эту работу. А если не готов, это поймут. И глазом не успеешь моргнуть как увидят. Думаю дело больше в том ради чего стараться. И ради чего ты должен рисковать своей жизнью. А у меня нет такой привычки. И теперь думаю может вообще никогда не появится.
Помощник шерифа оставил Чигура стоять в углу со скованными за спиной руками а сам уселся во вращающееся кресло снял шляпу закинул ноги на стол и позвонил по мобильнику Ламару.

Только что вошел. Шериф, на нем была такая штука вроде кислородного баллона как у больных эмфиземой или там еще для чего. А в рукаве шланг пропущен с пистолетом на конце какие используют на скотобойнях. Да сэр. Очень похоже. Когда приедете увидите сами. Да сэр. У меня не забалуешь. Слушаюсь сэр.

Он встал и ключом из связки на поясе открыл ящик стола. Склонился чтобы достать ключи от камер и в этот момент Чигур присел на корточки быстро опустил скованные за спиной руки под колени. Сел на пол отклонился назад пропустил цепь наручников под ногами и встал. Так быстро и ловко будто проделывал это много раз. Потом перебросил цепь наручников через голову помощника высоко подпрыгнул уперся коленями ему в шею и с силой потянул цепь на себя.

Они рухнули на пол. Помощник пытался просунуть руки под цепь но не мог. Чигур продолжая упираться коленями ему в шею тянул браслеты отвернувшись и глядя в сторону. Помощник отчаянно бил ногами крутясь по полу опрокинул мусорную корзину далеко отшвырнул кресло. Задел дверь которая захлопнулась от удара сбил коврик. Хрипел и изо рта у него бежала кровь. Захлебывался собственной кровью. Чигур только сильней натягивал цепь. Никелированные наручники впились ему в кость. Сонная артерия помощника лопнула струя крови ударила через всю комнату и потекла по стене. Помощник постепенно перестал бить ногами. Лежал неподвижно и только судороги пробегали по его телу. Потом окончательно затих. Чигур дышал спокойно, не отпуская его. Потом встал снял ключи с ремня помощника отпер наручники забрал его револьвер и отправился в туалет.

Там он пустил холодную воду и держал руки под струей пока запястья не перестали кровоточить, зубами разорвал на полосы полотенце обмотал запястья и вернулся в комнату. Сел на стол скрепил полотенце на запястьях лейкопластырем из аптечки поглядывая на мертвого помощника который лежал с разинутым ртом на полу. Закончив достал бумажник помощника вынул из него деньги спрятал в карман рубашки и бросил бумажник на пол. Потом взял свой баллон вышел сел в машину помощника включил мотор развернулся и выехал на автостраду.

Приметив впереди «форд» – седан последней модели с одиноким водителем он включил мигалку и коротко нажал на сирену. Машина съехала на обочину и остановилась. Чигур остановился позади заглушил мотор надел на плечо баллон и вышел из машины. Водитель смотрел в зеркальце заднего вида как он подходит.

В чем дело офицер? спросил он.

Выйдите из машины пожалуйста.

Тот открыл дверцу и вышел.

А что случилось?

Отойдите на шаг в сторонку пожалуйста.

Человек отошел от машины. Чигур по глазам видел что у него вспыхнуло подозрение при взгляде на его забрызганную кровью фигуру но было уже поздно. Чигур приложил руку к его лбу как знахарь. Шипение сжатого воздуха и щелчок плунжера, словно захлопнулась дверца машины. Человек беззвучно повалился на землю, из круглого отверстия во лбу бежала пузырясь кровь заливая глаза в которых медленно угасала жизнь. Чигур вытер руку платком.

Просто не хотелось чтобы ты забрызгал кровью машину, сказал он.
Мосс утонув каблуками в сером вулканическом песке сидел на корточках на гребне горы и осматривал долину в двенадцатикратный немецкий бинокль. Шляпа сдвинута на затылок. Локти уперты в колени. Через плечо на ремне «громобой» двадцать седьмого калибра с затвором от «Маузера'98» с двенадцатикратным как и бинокль оптическим прицелом Унертля и клееным ложем из клена и ореха. До антилоп было около мили. Солнце взошло меньше часа назад и тени гребня и юкки и скал тянулись далеко по пойменной равнине внизу. Где-то там кончалась и тень самого Мосса. Он опустил бинокль и какое-то время сидел глядя на расстилающуюся перед ним равнину. Далеко на юге голые горы Мексики. Извивы реки. К западу выжженная приграничная земля цвета терракоты. Он сухо сплюнул и вытер рот рукавом комбинезона.

Винтовка давала разброс в половину угловой минуты. То есть на пять дюймов с расстояния в тысячу ярдов. Точка которую он выбрал для стрельбы находилась в самом конце длинной каменистой осыпи и до цели оттуда было явно меньше тысячи ярдов. Вот только добираться туда чуть ли не час и пасущиеся антилопы отойдут за это время еще дальше. Хорошо хотя бы ветра нет.

Спустившись он осторожно высунул голову над скалой и посмотрел где антилопы. Они отошли совсем недалеко но все равно до них оставалось добрых семьсот ярдов. Он снова приложил к глазам бинокль. Плотный мутный дрожащий горячий воздух искажал фигуры животных. Низкая дымка мерцающей пыли и цветочной пыльцы. Но ближе незаметно не подойти и другой возможности выстрелить не было.

Елозя пузом по щебню он снял сапог с одной ноги положил его на скалу умял винтовку цевьем в податливую кожу большим пальцем снял с предохранителя и прильнул к окуляру прицела.

Они замерли подняв головы все как одна и смотрели на него.

Он неслышно чертыхнулся. Солнце светило из-за спины и вряд ли их мог встревожить легкий блик прицела. Просто они его заметили.

Каньяровский спусковой механизм был установлен на усилие в девять унций так что он с большой осторожностью подтянул к себе винтовку и сапог снова прицелился и поймал в перекрестие спину животного стоявшего боком к нему. Он знал с точностью до дюйма насколько пулю уводит вниз каждые сто ярдов. А вот в расстоянии уверенности не было. Он положил палец на спусковой крючок. Кабаний клык на золотой цепочке свесившийся с шеи попал под локоть.

Даже при тяжелом стволе и дульном тормозе винтовку дернуло. Когда он снова поймал животных в прицел они стояли как прежде. 9,75-граммовой пуле требовалась почти секунда чтобы покрыть такое расстояние а звуку вдвое больше. Они стояли глядя на султанчик пыли в том месте где ударила пуля. А потом сорвались с места. Сорвались почти мгновенно и помчались на предельной скорости прочь по барриалю а долгое эхо выстрела катилось за ними отскакивая от скал и возвращаясь назад в утреннее безмолвие равнины.

Он выпрямился глядя им вслед. Поднес к глазам бинокль. Одна из антилоп отстала и волочила ногу и он подумал что пуля срикошетила и попала ей в левое бедро. Он наклонился и сплюнул.

Черт, сказал он.

Он смотрел как они исчезают за гористым выступом с южной стороны. Бледно-оранжевая пыль повисшая в свете безветренного утра постепенно оседала и вскоре улеглась окончательно. Залитый солнцем барриаль вновь был пустынен и тих. Как будто ровно ничего не произошло. Он сел надел сапог подобрал винтовку извлек стреляную гильзу сунул ее в карман рубахи и закрыл затвор. Потом перекинул винтовку через плечо и пошел вслед за скрывшимися антилопами.

Минут сорок ушло на то чтобы пересечь барриаль. Там он поднялся по длинному вулканическому склону и пошел по гребню на юго-восток к месту откуда открывалось пространство где исчезли животные. Дойдя он неторопливо осмотрел округу в бинокль. Взгляд привлекла крупная бесхвостая собака черного окраса. Он вгляделся внимательнее. У нее была громадная голова обрезанные уши и она сильно хромала. Собака остановилась. Оглянулась назад. И заковыляла дальше. Он опустил бинокль и смотрел как она удаляется.

Он побрел дальше по гребню большим пальцем придерживая на плече ремень винтовки и сбив шляпу на затылок. Рубаха на спине уже была мокра от пота. На скалах виднелись древние может тысячелетние пиктограммы. Люди нарисовавшие их были охотниками как он. Других следов от них не осталось.

Гребень кончался осыпью, неровным спуском заросшим канделильей и колючей акацией. Он сел на камень уперся локтями в колени и поднес к глазам бинокль. В миле от него на равнине стояло три машины.

Он опустил бинокль и окинул взглядом округу. Потом снова поднял бинокль. Похоже возле машин лежали люди. Он покрепче уперся ногами в скалу и отрегулировал фокус. Машины были полноприводные «форд-бронко» с шинами повышенной проходимости с лебедками и дополнительными фарами на крышах кабин. Люди явно были мертвы. Он опустил бинокль. Потом снова поднес к глазам. И опять опустил продолжая сидеть. Никакого движения возле машин. Так он сидел долго.

Приближаясь к машинам он снял винтовку с предохранителя и держал ее наготове. Не доходя до них остановился. Огляделся вокруг потом внимательно осмотрел грузовички. Судя по расположению пулевых отверстий на металле стреляли явно из автоматов. Стекла выбиты шины спущены. Он постоял. Прислушиваясь.

В первой машине мертвый водитель уткнулся головой в баранку. Рядом в сухой желтой траве лежали еще два трупа. На земле чернела засохшая кровь.

Он снова остановился и прислушался. Тишина. И гудение мух. Он обошел машину. Сзади лежала огромная мертвая собака в точности такая же какую он недавно видел на равнине. Эта была застрелена. За ней уткнувшись лицом в землю лежал третий мертвец. Мосс заглянул в окно машины. Пуля попала водителю в голову. Кабина вся была забрызгана кровью. Он подошел ко второй машине но она была пуста. Он вернулся к третьему трупу. В траве валялось ружье со спиленным стволом револьверной рукояткой и двадцатизарядным барабанным магазином. Он ткнул носком башмака ногу трупа и внимательно оглядел низкие холмы.

Третий «бронко» был с увеличенным дорожным просветом и тонированными стеклами. Он открыл дверцу со стороны водителя. В кабине сидел человек и смотрел на него.

Мосс поднял винтовку и отступил назад. Лицо человека было залито кровью. Он пошевелил запекшимися губами. Agua, mate. Agua, por dios.[2]

На коленях у него лежал автомат, короткоствольный «хеклер и кох» на черном нейлоновом ремне Мосс протянул руку забрал его и снова шагнул назад. Agua, повторил человек. Por dios.

Нет у меня воды.

Agua.

Мосс оставил дверцу открытой повесил автомат на плечо и отошел. Человек проводил его взглядом. Мосс обошел машину спереди и открыл противоположную дверцу. Передвинул рычаг и сложил спинку сиденья. Грузовое отделение сзади было накрыто серебристым металлизированным брезентом. Он откинул его. В несколько рядов пакеты размером в кирпич и каждый обернут пленкой. Поглядывая на водителя достал нож и вспорол один пакет. Из надреза посыпался коричневый порошок. Он послюнил палец обмакнул в порошок и понюхал. Потом вытер палец о джинсы опустил брезент отошел от машины и снова внимательно посмотрел вокруг. Отошел дальше и в бинокль оглядел низкие холмы. Лавовый гребень. Плоскость равнины тянущейся на юг. Достал носовой платок вернулся к грузовичку и тщательно протер все к чему прикасался. Ручку дверцы и замок сиденья и угол брезента и пластиковую обертку пакета. Перешел на другую сторону и то же самое проделал там. Задумался к чему еще мог прикасаться. Отправился к первому грузовичку открыл дверцу через платок и заглянул в кабину. Проверил бардачок. Внимательно оглядел мертвого человека за рулем. Оставив дверцу открытой обошел машину. Дверца со стороны водителя была вся изрешечена. И ветровое стекло. Малый калибр. Шесть миллиметров. Или дробь четвертый номер. Отверстия такие же. Он открыл дверцу и нажал кнопку но стеклоподъемник не сработал. Захлопнул дверцу и стоял оглядывая низкие холмы.

Потом опустился на корточки снял с плеча винтовку положил на траву взял автомат и ладонью отвел затвор. Нестреляный патрон в патроннике но в магазине осталось только два. Он понюхал дуло. Отсоединил обойму повесил винтовку на одно плечо автомат на другое подошел к грузовичку и показал обойму раненому. Otra, сказал он. Otra.[3]

Человек кивнул. En mi balsa.[4]

По-английски говоришь?

Тот не ответил. Пытался показать подбородком. Мосс увидел два рожка торчащие из кармана его парусиновой куртки. Просунулся в кабину взял их и шагнул назад. Запах крови и фекалий. Он вставил одну полную обойму в автомат остальные две сунул себе в карман.

^ Agua, cuate, сказал человек.

Мосс обвел внимательным взглядом горизонт.

Я же тебе сказал. Нет у меня воды.

La puerta,[5] проговорил человек.

Мосс посмотрел на него.

^ La puerta. Hay labas.[6]

Нет тут волков.

Si, si. Labas. Leones.[7]

Мосс локтем захлопнул дверцу.

Он вернулся к первому грузовичку и постоял глядя в распахнутую дверцу на водительское сиденье. Дверца не была прострелена но на сиденье виднелась кровь. Ключ еще торчал в замке зажигания и он повернул его а потом нажал оконную кнопку. Стекло со скрежетом медленно поднялось из пазов. В нем было два пулевых отверстия и засохшие брызги крови на внутренней стороне. Он задумчиво постоял. Посмотрел на землю. Пятна крови на глине. Кровь на траве. Он посмотрел на след машины который шел через кальдеру с юга. Должен быть еще один последний кто уцелел. И это не cuate в «бронко» просивший воды.

Он отошел подальше от машин и сделал широкий круг ища в редкой освещенной солнцем траве след колес. Углубился на сотню футов к югу. Наткнулся на след человека и пошел по нему пока не увидел кровь в траве. Потом еще больше крови.

Далеко ты не уйдешь, сказал он. Можешь думать что ушел. Но хрен.

Он оставил след и держа наготове автомат со снятым предохранителем двинулся напрямую к самому высокому месту впереди. Там он приложил бинокль к глазам посмотрел на юг. Пусто. Постоял теребя кабаний клык болтавшийся поверх рубахи.

Небось затаился где-нибудь в тени, сказал он, и следишь не преследует ли кто. И шансов у меня увидеть тебя прежде чем ты увидишь меня ноль и ты можешь спокойно меня подстрелить.

Он опустился на корточки уперся локтями в колени и осмотрел в бинокль скалы в начале долины. Потом сел на землю скрестил ноги и снова осмотрел местность медленней и внимательней. Не дай подстрелить себя как последнего придурка, сказал он. Не дай.

Он обернулся и взглянул на солнце. Было около одиннадцати. Не факт даже что все это произошло прошлой ночью. Это могло быть две ночи назад. Даже три.

Или все-таки прошлой?

Поднялся легкий ветерок. Он сдвинул шляпу на затылок утер банданой потный лоб и опять сунул ее в задний карман джинсов. Направил бинокль на низкую скалистую гряду вдоль восточного края кальдеры.

Никакой раненый не полезет в гору, сказал он. Просто не одолеет.

Когда после тяжелого подъема он добрался до вершины было уже около полудня. Далеко на севере можно было различить трейлер движущийся среди мерцающего пейзажа. Милях в десяти отсюда. Может в пятнадцати. Шоссе № 90. Он сел на землю и стал в бинокль оглядывать новую местность. И внезапно замер.

У подножия оползня в конце bajada[8] виднелось какое-то голубое пятно. Он долго разглядывал его в бинокль. Пятно не шевелилось. Внимательно оглядел место вокруг. Потом вернулся к пятну. Чуть не час прошел прежде чем он встал и начал спускаться.

Мертвец лежал привалившись к скале и на траве между его ног валялся взведенный никелированный автоматический кольт сорок пятого калибра. Видно он сидел а потом повалился на бок. Глаза открыты. Вид такой будто разглядывает что-то мелкое в траве. На земле и на скале позади него кровь. Она была еще темно-красного цвета хотя конечно солнце до нее еще не добралось. Мосс подобрал пистолет потом большим пальцем поставил его на предохранитель и опустил курок. Присел на корточки и попробовал вытереть кровь на рукоятке о штанину трупа но кровь слишком засохла. Он встал сунул пистолет за ремень опустил шляпу и утер потный лоб рукавом рубахи. Постоял оглядывая местность. У колена мертвеца стоял большой кожаный кейс. Моссу не нужно было гадать что в нем находится и непонятно отчего ему вдруг стало страшно.

Наконец он поднял кейс отошел в сторонку сел на траву снял с плеча винтовку и положил рядом. Несколько минут сидел расставив ноги автомат на коленях кейс между ног. Потом наклонился расстегнул два ремня щелкнул латунным замком и откинул крышку.

Кейс был доверху полон стодолларовыми банкнотами. Деньги в пачках скрепленных банковской лентой в каждой по десять тысяч. Хрен знает сколько в общей сложности но можно прикинуть. Он сидел глядя на кейс потом закрыл его и продолжал сидеть опустив голову. Вся его жизнь стояла перед ним. День за днем с рассвета до заката пока он не помрет. А тут сорок фунтов бумажек в кейсе.

Он поднял голову и оглядел склон. Легкий северный ветерок. Прохладный. Солнце. Времени час дня. Посмотрел на мертвого человека лежащего в траве. Дорогие сапоги крокодиловой кожи наполнились кровью и почернели. Распрощался с жизнью. В таком месте. Далекие горы на юге. Ветер в траве. Тишь. Он защелкнул замок кейса затянул ремни встал на ноги повесил винтовку на плечо подхватил кейс и автомат и ориентируясь по собственной тени двинулся в путь.

Он думал о том что сумеет добраться до своего грузовичка а еще о том как пойдет через пустыню в темноте. Здесь водились гремучие змеи и если такая укусит его ночью он точно присоединится к той шальной компании а кейс со всем содержимым перейдет к другому хозяину. Еще одна неприятность это идти по открытому месту таща автомат с полным боекомплектом и кейс с несколькими миллионами долларов. Кроме того он не сомневался что кто-то будет искать деньга. Может не один человек а несколько.

Он подумал не вернуться ли назад за ружьем с барабанным магазином. Надежная вещь. Он даже подумал не бросить ли здесь автомат. Иметь его было уголовным преступлением.

Но ничего не бросил и не пошел обратно к машинам. Он двинулся напрямик чтобы сократить дорогу через бреши в вулканических грядах по низинам или холмам между ними. Только к концу дня он вышел на проселок по которому пришел сюда утром еще до рассвета так давно. Через милю он добрался до своего пикапа.

Открыл дверцу кабины поставил винтовку на пол. Обошел машину открыл дверцу со стороны водителя передвинул рычаг подал сиденье вперед и спрятал за ним кейс и автомат. Кольт и бинокль положил на сиденье сдвинул его как можно дальше назад и вставил ключ в замок зажигания. Потом снял шляпу откинулся на сиденье прислонясь затылком к холодному стеклу и закрыл глаза.

Доехав до шоссе он сбросил скорость протаранил скотозащитное ограждение выехал на асфальт и включил фары. Он направился на запад к Сандерсону следуя каждому знаку ограничения скорости.

Остановился на восточной окраине городка у заправки чтобы купить сигарет и напиться наконец-то и поехал дальше на стоянку трейлеров Дезерг-Эйр притормозил перед своим домом-прицепом и заглушил мотор. В окнах был свет. Можно прожить сотню лет а такого дня не случится. Он тут же пожалел о своих словах.

Он достал из бардачка фонарь выбрался из машины и прихватив автомат и кейс залез под дом. Лежал в грязи под ним оглядывая днище. Дешевая пластиковая труба да фанера. Клочья изоляции. Он втиснул автомат в угол прикрыл изоляцией и лежал размышляя. Потом выполз с кейсом из-под прицепа отряхнулся поднялся по ступенькам и вошел внутрь.

Она сидела на диване с бутылкой колы и смотрела телевизор. Даже глаз на него не подняла.

Три часа, сказала.

Могу вернуться и позже.

Она оглянулась на него через спинку дивана и снова уставилась в телевизор.

Что в кейсе?

Набит деньгами.

О да. Мечтать не вредно.

Он прошел на кухню и достал пиво из холодильника.

Можешь дать ключи? сказала она.

Куда собралась?

За сигаретами.

Сигаретами?

Да, Ллуэлин. За сигаретами. Сидела тут целый день.

А как насчет цианистого калия? Что у нас с цианкой?

Просто дай мне ключи. Я выйду на чертову улицу покурить.

Он отхлебнул пива пошел в спальню опустился на одно колено и затолкал кейс под кровать. Вернулся. Сказал:

Я принесу тебе сигарет. Если ты не против.

Он поставил пиво вышел на улицу взял две пачки сигарет бинокль и пистолет повесил на плечо винтовку запер дверцу грузовичка и вернулся в дом. Отдал ей сигареты и прошел в спальню.

Где взял пистолет, спросила она.

Где надо.

Ты его купил?

Нет. Нашел.

Она выпрямилась на диване.

Ллуэлин?

Он вернулся.

В чем дело? сказал. Хватит ныть.

Сколько отдал за него?

Не твое это дело.

Сколько?

Я же сказал. Я его нашел.

Как же как же.

Он сел на диван положил ноги на столик и хлебнул пива.

Он не мой, сказал. Я не покупал пистолет.

Лучше и не надо.

Она распечатала пачку достала сигарету и прикурила от зажигалки.

Где тебя носило целый день?

Тебе за сигаретами ездил.

Ну и ладно мне неинтересно. Мне вообще все равно чем ты занимался.

Он прихлебнул пива и кивнул.

Вот и хорошо, сказал.

Думаю лучше просто ничего не знать.

Закрой рот или завалю тебя прямо здесь и отдеру по первое число.

Хвастунишка.

Я предупредил.

Нет это я предупредила.

Дай только пиво допью. Увидим кто кого предупреждал и о чем.
Когда он проснулся электрические часы на столике возле кровати показывали шесть минут второго ночи. Он лежал глядя в потолок уличный фонарь заливал спальню холодным голубоватым светом. Как луна зимой. Или в какое другое время. Было что-то звездное и чужое в этом свете от чего ему стало спокойней. Совсем не то что спать в темноте.

Он выпростал ноги из-под одеяла и сел. Посмотрел на свои голые ноги. На ее волосы разметавшиеся по подушке. Укрыл ее плечи одеялом встал и пошел на кухню.

Достал из холодильника бутылку с водой отвинтил крышку и напился стоя в полосе света из открытого холодильника. Потом долго стоял с холодной запотевшей бутылкой в руке глядя в окно на шоссе и огни машин.

Вернувшись в спальню поднял с полу трусы надел пошел в ванную и закрыл за собой дверь. Выйдя направился во вторую спальню вытащил из-под кровати кейс и открыл его.

Он сел на пол поставил кейс между ног просунул руку до дна и вытащил стопку банкнотов. Пачки лежали в двадцать слоев. Он затолкал их обратно в кейс и потряс его чтобы выровнять пачки. Двенадцать стопок. Он умел считать в уме. Два миллиона четыреста тысяч. Все старыми банкнотами. Он сидел глядя на деньги. Отнесись к этому серьезно, сказал он. Нельзя думать что тебе просто повезло.

Он закрыл кейс застегнул замок затянул ремни задвинул под кровать поднялся с полу и стоял глядя в окно на звезды над скалистой грядой к северу от городка. Мертвая тишина. Даже собаки молчат. Но не мысль о деньгах заставила его проснуться.

Умер ты там или нет? сказал он. Черта с два, не умер.

Она проснулась когда он одевался и повернулась к нему.

Ллуэлин?

Да?

Что ты делаешь?

Одеваюсь.

Куда ты собрался?

Куда надо.

Куда, милый?

Забыл кое-что сделать. Скоро вернусь.

Что сделать?

Он выдвинул ящик достал сорок пятый извлек обойму проверил вставил обратно и сунул пистолет за пояс. Обернулся к ней.

Собрался сделать кое-что совершенно кретинское но все равно пойду. Если не вернусь скажи маме что я ее люблю.

Ллуэлин твоя мама умерла.

Ну тогда я сам ей скажу.

Она села в постели.

Ты меня пугаешь, Ллуэлин. У тебя неприятности?

Нет. Спи.

Спать?

Я скоро.

Ну и катись, Ллуэлин.

Он обернулся к ней от двери.

А если я не вернусь? Это твои последние слова?

Она пошла за ним по коридорчику до кухни натягивая халат. Он взял из-под раковины пустую канистру и стоял наливая в нее воду.

Знаешь сколько сейчас времени? сказала она.

Да знаю я сколько времени.

Милый я не хочу чтобы ты уходил. Куда ты собрался? Не уходи.

Слушай дорогая тут мы сходимся я тоже не хочу идти. Я вернусь. Не дожидайся меня.

Он заехал на ярко освещенную заправку заглушил мотор достал из бардачка карту развернул на сиденье и стал изучать. Наконец пометил точку где как ему казалось должны находиться те машины и прочертил путь обратно до ворот выгона Хакля. У его грузовичка были приличные внедорожные шины и еще две запаски в кузове но местность пожалуй слишком тяжелая. Он сидел глядя на линию которую провел на карте. Потом наклонился и провел другую. Посидел глядя на карту. Когда он выехал на шоссе было четверть третьего дорога пустынна радио в такой дали молчало даже треска помех не слышно пока не пересечешь глухую зону между станциями.

Он затормозил у ворот вышел открыл их проехал, снова вышел закрыл и постоял вслушиваясь в тишину. Потом забрался в грузовичок и направился по проселочной дороге на юг.

Не включая полный привод он медленно на второй передаче продвигался вперед. Встающая луна постепенно высвечивала темные холмы как театральный прожектор – декорации. Он съехал вниз туда где оставлял машину утром на старой гужевой дороге которая тянулась на восток через земли Хакля. Когда луна разбухшая бледная кособокая поднялась и повисла между холмами освещая все вокруг он выключил фары.

Спустя полчаса он затормозил прошел пешком вперед по гребню высотки остановился и посмотрел на восток и юг. Луна в небе. Голубой мир. Видно как тени облаков скользят по плоской пойменной долине. Взбегают на склоны. Он сел на каменный выступ вытянул перед собой скрещенные ноги. Ни души. Даже койотов нет. И все ради мексиканского наркодилера. М-да. Что ж. Не одно так другое.

Он вернулся в машину съехал с колеи и двинулся по целине и луна освещала ему дорогу. Миновал вулканический выступ в начале долины и снова повернул на юг. Он хорошо помнил местность. Сейчас он пересекал равнину которую днем осматривал с высоты в бинокль и опять остановился вышел из машины чтобы вслушаться в ночь. Забравшись в кабину он откинул пластмассовый плафон на потолке выкрутил лампочку и положил ее в пепельницу. Развернул карту и углубился в нее светя себе фонариком. Когда он остановился в очередной раз то просто заглушил мотор и опустил стекло. И долго сидел прислушиваясь.

Он затормозил в полумиле над верхним краем кальдеры прихватил канистру с водой сунул в задний карман джинсов фонарик. Потом взял с сиденья пистолет тихо закрыл дверцу зажав большим пальцем защелку и пошел к машинам.

Они стояли там где он оставил их осевших на спущенных колесах. Он приблизился со взведенным пистолетом наготове. Мертвая тишина. Может все дело в луне. Слишком привязчива собственная тень. Отвратительное чувство. Чувство чужака. Среди мертвецов.

Нечего-нечего, сказал он. Я-то живой. Пока еще.

Дверца «бронко» была нараспашку. Увидев это он упал на одно колено. Поставил канистру на землю.

Ты последний придурок, сказал. И вот тебе доказательство. Слишком ты глуп чтобы жить.

Он медленно обернулся и оглядел черный на фоне светлого неба горизонт. Единственное что он услышал это как колотится его сердце. Пригнувшись подошел к распахнутой дверце грузовичка. Водитель лежал головой на приборной доске. По-прежнему пристегнутый ремнем безопасности. Повсюду свежая кровь. Мосс вынул из кармана фонарик прикрыл ладонью и включил. Человека застрелили. В голову. Не lobos. Не leones. Он направил луч за сиденье. Груз исчез. Он выключил фонарик и пошел к остальным трупам. Ружье с барабанным магазином тоже исчезло. Луна прошла уже четверть пути. Светло почти как днем. И ощущение будто ты мошка в стеклянной банке.

Он наполовину одолел склон кальдеры возвращаясь к своему грузовичку когда что-то заставило его замереть на месте. Он припал к земле положив на колено руку со взведенным пистолетом. И увидел наверху машину освещенную луной. Пригляделся. Какие-то люди стояли возле его пикапа. Потом они пропали.

Ну ты придурок каких свет не видывал, сказал он. Теперь ты умрешь.

Он сунул пистолет за пояс сзади и рысцой потрусил вверх по склону. До него донесся звук заработавшего мотора. На краю гряды вспыхнули фары «фордовского» вездехода. Он пустился бегом.

К тому времени как он добежал до камней вездеход был на середине спуска в кальдеру, свет его фар прыгал по неровностям почвы. Он оглянулся ища где спрятаться. Нет времени искать. Он бросился на землю лицом вниз раскинув руки в жесткой траве и замер. Они или увидели его или нет. Он ждал. Вездеход проехал мимо. Когда он скрылся Мосс встал и полез дальше по склону.

На середине пути он остановился чтобы отдышаться и прислушаться. Свет фар был где-то внизу. Он их не видел. Он полез дальше. Скоро он уже мог различить темные силуэты машин внизу. Потом вездеход развернулся с выключенными фарами и поехал вверх по склону кальдеры.

Он лежал прижавшись к камням. Прожектор на кабине вездехода обшаривал лавовый склон. Они остановились. Он слышал как урчит мотор на холостом ходу. Медленно вращается вал. Мощный многоцилиндровый мотор. Пятно прожектора снова заскользило по камням.

Ладно, сказал он. Пускай уж пристрелят чтобы не мучился. Так будет лучше для всех.

Мотор взревел и вновь затих. Низкий рык заглохший в утробе. Вал цилиндры и бог знает что еще. Немного погодя они скрылись в темноте.

Добравшись до вершины он пригнулся достал из-за пояса пистолет поставил на предохранитель заткнул обратно за пояс и посмотрел на север на восток. Никаких признаков их машины.

Как ты собираешься уйти от них на своем старом пикапе? спросил он себя. Потом сообразил что о пикапе можно забыть.

Да, сказал он. Ты еще много о чем можешь забыть.

Прожектор снова вспыхнул на верху кальдеры и двинулся вдоль края. Мосс лег на живот и наблюдал за ними. Погас опять вспыхнул.

Если знаешь что где-то здесь те кто украл два миллиона твоих денег в какой момент прекращать поиск?

Точно. Да ни в какой.

Он лежал прислушиваясь. Вездехода не было слышно. Немного погодя встал и направился к дальнему краю гребня. Посмотрел вниз. Расстилавшаяся перед ним пойма была широка и тиха в лунном свете. Никакого шанса проскочить а идти больше некуда.

Ну старик, и что ты теперь придумаешь? Уже четыре часа утра. Ты хоть понимаешь во что втянул тебя твой приятель?

Вот что я тебе на это отвечу. А почему было не сесть в пикап и не поехать сюда чтобы привезти сукиному сыну воды напиться?

Луна была высокой и маленькой. Не спуская глаз с поймы внизу он карабкался по склону.

И тебе это надо было?

Очень даже надо.

Ну так удачи.

Он услышал вездеход. В лунном свете машина с потушенными фарами появилась из-за вулканического выступа и поехала вдоль края поймы. Он прижался к скале. В дополнение к прочим неприятностям вспомнились скорпионы и гремучие змеи. Прожектор сновал туда-сюда обшаривал склон. Методично. Яркий челнок, темный станок. Он не шевелился.

Вездеход проехал к противоположному склону и вернулся. На второй передаче, потом остановился, мотор продолжал работать. Мосс продвинулся вперед чтобы лучше видеть его. Из ссадины на лбу текла кровь заливая глаз. Он даже не заметил когда ободрался. Он смахнул кровь ладонью и вытер руку о джинсы. Достал платок и прижал ко лбу.

Можешь пойти на юг к реке.

Да. Можно.

Там не так все просматривается.

Меньше чем где-то еще.
Он повернулся по-прежнему прижимая платок ко лбу.

И ни облачка не видать.

К рассвету тебе надо быть в другом месте.

Неплохо бы дома в постели.

Он внимательно оглядел голубую и молчаливую пойменную равнину. Огромный амфитеатр затаивший дыхание. Выжидательно застывший. Знакомое чувство. Нечто похожее он уже испытывал. В другой стране. Никогда не думал что подобное повторится.

Он долго выжидал. Вездеход не возвращался. Он пошел по гребню на юг. По пути остановился и прислушался. Ни воя койотов, ничего.

К тому времени как он спустился на равнину где текла река небо на востоке начало светлеть. Темнее сегодня уже не будет. Равнина тянулась до крутых берегов реки. Он в последний раз остановился и прислушался потом рысью припустил к реке.

Бежать было далеко и до реки оставалось еще сотни две ярдов когда он услышал звук мотора. Над холмами занимался серый рассвет. Оглянувшись назад он различил облако пыли на светлеющем горизонте. Еще примерно в миле от него. В предутренней тишине звук был не громче тарахтения лодочного мотора на озере. Затем они включили пониженную передачу. Он достал из-за пояса сорок пятый чтобы не потерять его на бегу и помчался что есть мочи вперед.

Когда он оглянулся вездеход ощутимо сократил дистанцию между ними. До берега оставалась сотня ярдов и еще неизвестно что он увидит там когда добежит. Может горное ущелье. Первые длинные лучи вспыхнули на востоке в проходе между горами и стали шарить по земле впереди него. Вездеход весь сиял огнями: ряд фонарей на раме над кабиной ряд на бампере. Двигатель срывался на вой когда колеса отрывались от земли.

Они не будут стрелять. Не могут себе этого позволить.

Раздался треск выстрела и его эхо покатилось по дну равнины. Шепот над головой сказал что пуля прошла мимо и улетела к реке. Он оглянулся и увидел человека высунувшегося из люка на крыше одна рука на крыше кабины в другой винтовка дулом вверх.

В том месте где он достиг берега река намыла широкую полосу отложений из каньона и текла дальше мимо густых зарослей осоки. Ниже по течению она вновь билась о скальный берег и сворачивала на юг. В каньоне густая тьма. Вода черна. Он бросился вниз приземлился на длинном песчаном откосе, перекатился через голову вскочил и помчался к воде. Но не пробежав и двадцати футов понял что не успеет. Он оглянулся на верх обрыва мгновенно присел и прыгнул вниз обеими руками держа перед собой сорок пятый.

Он долго катился и скользил по откосу прижав пистолет к груди и почти ничего не видя от поднятой им пыли и песка. Потом скольжение прекратилось он просто падал. Наконец он открыл глаза. Над ним медленно поворачивался чистый утренний мир.

Он тяжело упал на галечный берег и застонал. Потом откатился в какую-то жесткую траву и лежал на животе хватая ртом воздух.

Пистолет исчез. Он пополз назад по примятой траве нашел его и перевернулся на спину чтобы взглянуть наверх на край обрыва над ним одновременно ударяя стволом по плечу чтобы вытряхнуть грязь. Рот был полон песка. И глаза. Он увидел две фигуры возникшие на фоне неба взвел пистолет выстрелил и фигуры скрылись.

Он знал что не успеет доползти до реки и поэтому просто встал и побежал к воде по слежавшейся гальке и песчаной отмели пока не добрался до стремнины. Вынул ключи и бумажник сунул их в нагрудный карман рубахи и застегнул его. От реки дул холодный ветер с привкусом железа. Он отчетливо чувствовал его. Потом он выбросил фонарь поставил на предохранитель сорок пятый и сунул глубоко за пояс. Стянул сапоги сунул их под ремень вверх каблуками как можно туже затянул его и нырнул в реку.

От холодной воды перехватило дыхание. Отплевываясь он развернулся на месте и посмотрел назад на кромку обрыва. Никого. Он поплыл дальше.

Течение потащило его и на повороте ударило о скалы. Он отталкивался от отвесной каменной стены темной и округлой как внутренняя стенка чаши барахтаясь в бурной воде черной в тени под скатами. Когда он наконец одолел поворот и посмотрел вверх то увидел позади на краю обрыва вездеход но людей возле не было. Он проверил не потерял ли сапоги и пистолет и погреб к противоположному берегу.

Его отнесло почти на милю пока он наконец не выбрался на берег трясясь от холода. Носки река с него стащила пришлось босиком бежать до зарослей тростника. До круглых лунок в пологой поверхности скалы в которых древние толкли маис. Когда он снова оглянулся назад вездехода не было. На фоне неба виднелись силуэты двух человек спешивших вдоль обрыва. Он был уже близко от тростника когда все вокруг него загремело затем бухнуло и эхо выстрела понеслось над рекой.

Дробь попала ему в плечо словно овод ужалил. Он зажал рукой рану и нырнул в тростник, свинцовая крупная горошина до половины вошла в плоть. Левая нога норовила подогнуться и стало тяжело дышать.

В глубине зарослей он упал на колени и согнулся хватая ртом воздух. Расстегнул ремень и сапоги упали на песок вытащил из джинсов пистолет положил рядом и ощупал плечо. Дробина выпала. Он снял рубаху и вывернул руку чтобы взглянуть на рану. Похоже на крупную сыпь и из кровоточащей ранки торчат нити рубахи. Уродливый багровый кровоподтек во все плечо. Он выжал рубаху и надел ее влез в сапоги встал застегнул ремень. Потом поднял с песка пистолет вынул обойму извлек патрон из патронника встряхнул пистолет и продул ствол. Неизвестно не подведет ли но он надеялся что не подведет.

Выйдя из зарослей в дальнем их конце он оглянулся но тростник был высотой под два метра и он ничего не увидел. Ниже по течению реки была широкая отмель на которой росли тополя. Пока он дошел до них в мокрых сапогах на босу ногу на ногах начали появляться пузыри. Рука распухла и в ней пульсировала тупая боль хотя рана похоже перестала кровоточить и он сел на солнце на галечном наносе стащил сапоги и увидел красные свежесодранные волдыри на пятках. Как только он сел нога снова начала болеть.

Он достал из небольшого кожаного чехла на поясе нож встал снова снял рубаху обрезал рукава по локоть сел обмотал ноги и обулся. Убрал нож в чехол застегнул его поднял пистолет и постоял прислушиваясь. Краснокрылый дрозд. И больше ни звука.

Собравшись идти дальше он услышал слабый звук мотора на дальнем берегу реки. Вгляделся но ничего не было видно. Подумал что сейчас те двое переправились наверно через реку и ищут где-то позади.

Он двинулся между тополей. Их стволы торчали из ила оставшегося после паводков а корни вцепились в камни. Он вновь снял сапоги чтобы не оставлять на гравии следов поднялся по длинному каменистому ринкону[9] на южный край речного каньона одним глазом поглядывая вниз. Солнечные лучи уже проникли в каньон и скалы высохли в несколько минут. Недалеко от верхнего края он остановился и бросился ничком на землю с сапогами в руках. До верха оставалось еще минут десять но он сомневался что они у него есть. Вдали на реке с утеса с тонким свистом взлетел ястреб. Мосс ждал. Вскоре из зарослей тростника вышел человек и остановился оглядываясь. В руках у него был автомат. Следом появился второй. Они переглянулись и двинулись в сторону Мосса.

Они прошли под ним и он следил за ними. В сущности не они беспокоили его. Когда в понедельник в десять утра откроется суд кое-кто позвонит туда назовет регистрационный номер его пикапа и узнает его имя и адрес. У него осталось около суток. К тому времени они будут знать кто он и не прекратят искать его. Ничто их не остановит.

У него был брат в Калифорнии и что он ему должен теперь сказать? Мол Артур к тебе заявятся крутые парни которые зажмут твои шары в тиски и станут спрашивать где я каждый раз закручивая ручку на четверть оборота? Может подумаешь и переберешься в Китай?

Он сел снова обмотал ступни обулся и преодолел последний отрезок подъема. Перед ним простираясь на юг и восток лежала совершенно плоская равнина. Красная грязь и креозот. Горы вдали и поближе. Ни единой души. Мерцающая от зноя. Он сунул пистолет за пояс в последний раз оглянулся на реку и пошел на восток. До Лэнгтри штат Техас было тридцать миль один перелет ворона. Может поменьше. Десять часов. Двенадцать. Ноги уже болели. Нога. И рука. Река осталась позади. Он даже не напился.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconКормак Маккарти Дорога
«Старикам тут не место» (фильм братьев Коэн по этой книге получил четыре «Оскара»). Его роман «Дорога» в 2007 году получил Пулитцеровскую...
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconКормак маккарти кровавый меридиан
Дика”». Главный герой «Кровавого меридиана», четырнадцатилетний подросток из Теннесси, известный лишь как «малец», становится героем...
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconКормак Борисович Маккарти За чертой
Билли Парэма: поймав неуловимую волчицу, нападавшую на скот по окрестным фермам, Билли решает вернуть ее на родину — в горы Мексики....
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconКит Маккарти Пир плоти
Кита Маккарти «Пир плоти», за которым последуют «Тихий сон смерти», «Окончательный анализ» и «Мир, полный слез»
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconДифференциация звуков ш-с
Место тут степное, глухое. Везде буйно заросла земля, а тут непролазная, по пояс трава. По пояс выросли и цветы. От них—белых, синих,...
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconКак продать веру? Как раскрутить Бога? Товар-то не самый ходовой....
Тут нужна сенсация. Тут необходим — скандал. И чем плоха идея издания `нового` (сенсационного, скандального) Евангелия, мягко говоря,...
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconАндрей Левонович Шляхов Доктор Данилов в роддоме, или Мужикам тут не место
Вы так и будете сидеть и ничего не делать? — услышал Данилов, еще не успев войти в родовой зал. — За что вообще я вам плачу?
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconСтоит сказать «Я», ложь тут как тут. Стоит заговорить о себе, начинаются...

Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconПросили администрацию установить контроль над деятельностью живодёрни...
...
Кормак Маккарти Старикам тут не место[1] iconАлександр Зиновьев Запад; Феномен западнизма
Эти явления вообще приняли тут такой вид и заняли такое место, что считать их определяющими признаками западного общественного устройства...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница