Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости


НазваниеРэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости
страница14/39
Дата публикации27.10.2013
Размер3.4 Mb.
ТипДокументы
vb2.userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   39


Но радость его увяла быстро, как цветок зимой. В тот же вечер в тронный зал ворвался гонец.

– О мандарин! Чума, лавины, саранча, глад и отравленные колодцы!

Задрожал мандарин.

– Горожане Квон-Си, чьи стены построены в форме свиньи, которую прогнали мы, изменив наши стены в подобие дубинки, превратили нашу победу в прах. Они построили стену в виде огромного костра, чтобы сжечь нашу дубинку!

И сжалось сердце мандарина, как сморщивается последнее яблоко на осенних ветвях.

– О боги! Путники станут обходить нас стороной. Торговцы, узрев такие знамения, отвернутся от полыхающей дубинки к пожирающему ее огню!

– Нет, – донесся из-за шелковой ширмы голос, как падение снежинки.

– Нет, – повторил изумленный мандарин.

– Передай каменотесам, – сказал шепот, как касание капли дождя, – чтобы они отстроили стену в облике сверкающего озера.

Повторил эти слова мандарин, и потеплело у него на сердце.

– И воды озера, – сказали шепот и старик, – погасят огонь навеки!

И вновь возрадовались горожане, узнав, что и в этот раз сохранил их от напасти блистательный повелитель мудрости. Побежали они к стенам и отстроили их заново, в новом обличье. Но пели они уже не так громко, ибо устали, и работали не так быстро, ибо в тот месяц, что строили первую стену, поля и лавки оставались заброшены и жители голодали и нищали.

Но последовали дни жуткие и удивительные, и каждый – как новая коробочка со страшным сюрпризом.

– О повелитель! – воскликнул гонец. – В Квон-Си перестроили стену, чтобы она походила на рот и выпила наше озеро!

– Тогда, – ответил повелитель, стоя у шелковой ширмы, – отстроим наши стены в подобие иглы, чтобы зашить этот рот!

– Повелитель! – взвизгнул гонец. – Они строят стену в виде меча, чтобы сломать нашу иглу!

Трепеща, прижался повелитель, к шелковой ширме.

– Тогда переставьте камни, чтобы походила стена на ножны для их меча.

– Смилуйся, повелитель! – простонал гонец следующим утром. – Враги работали всю ночь и сложили стену в форме молнии, которая разломает и уничтожит ножны.

Болезни носились по городу, как стая бешеных псов. Жители, долгие месяцы трудившиеся над постройкой стен, сами походили теперь на призраки смерти, и кости их стучали на ветру, как ксилофон. Похоронные процессии потянулись по улицам, хотя была еще середина лета, время сельских трудов и сбора урожая. Мандарин заболел, и кровать его поставили в тронном зале, перед шелковой ширмой. Он лежал, скорбный, отдавая приказы строителям, и шепот из-за ширмы становился все тише и слабее, точно ветер в камышах.

– Квон-Си – это орел? Наши стены должны стать сетью для него. Они построили подобие солнца, чтобы спалить нашу сеть? Мы выстроим луну, чтобы затмить их солнце!

Как проржавевшая машина, город со скрежетом застыл.

И наконец голос из-за экрана прошептал в отчаянии:

– Пошлите за мандарином Квон-Си!

В последние дни лета четверо голодных носильщиков внесли в тронный зал мандарина Квон-Си, исстрадавшегося и измученного. Мандаринов поставили друг против друга. Дыхание их свистело, как зимний ветер.

– Мы должны положить конец этому безумию, – прошептал голос.

Старики кивнули.

– Так не может больше продолжаться, – говорил голос. – Наши подданные заняты только тем, что перестраивают городские стены ежедневно и ежечасно. У них не остается времени на охоту, рыбалку, любовь, почитание предков и потомков их предков.

– Истинно так, – ответили мандарины городов Клетки, Луны, Копья, Огня. Меча и еще многого, многого другого.

– Вынесите нас на солнце, – приказал шепот.

И стариков вынесли на вершину холма, под ясное солнце. На летнем ветру худенькие ребятишки запускали воздушных змеев всех цветов – цвета солнца, и лягушек, и травы, цвета моря, и зерна, и медяков.

Дочь первого мандарина стояла у его ложа.

– Видишь ли? – спросила она.

– Это лишь воздушные змеи, – ответили старики.

– Но что есть воздушный змей на земле? – спросила она. – Его нет. Что нужно ему, чтобы сделаться прекрасным и возвышенным, чтобы удержаться в полете?

– Ветер, конечно, – был ответ.

– А что нужно ветру и небу, чтобы стать красивыми?

– Воздушный змей – много змеев, чтобы разрушить однотонность неба, полет красочных змеев!

– Пусть же будет так, – сказала дочь мандарина. – Ты, Квон-Си, в последний раз перестроишь свои стены в подобие самого ветра, не больше и не меньше. Мы же выстроим свои в подобие золотого змея. Ветер поднимет змей к удивительным высотам. А тот разрушит монотонность ветра, даст ему цель и значение. Одно ничто без другого. Вместе найдем мы красоту, и братство, и долгую жизнь.

Так возрадовались мандарины при этих словах, что тотчас же поели – впервые за многие дни, – и силы вернулись к ним в тот же миг. Обнялись они и осыпали хвалами друг друга, а пуще всего – дочь мандарина, называя ее мальчиком, мужем, опорой, воином и истинным, единственным сыном. А потом расстались они, не мешкая, и поспешили в свои города, распевая от счастья слабыми голосами.

А потом стали города-соседи Городом Золотого Змея и Городом Серебряного Ветра. И собирали в них урожаи, и вновь открылись лавки, вернулась плоть на костяки, и болезни умчались, как перепуганные шакалы. И каждую ночь жители Города Воздушного Змея слышали, как поддерживает их ласковый и чистый ветер, а жители Города Ветра – как поет, шепчет и озаряет их в полете воздушный змей.

– И да будет так, – сказал мандарин, стоя перед шелковой ширмой.

Как моряк возвращается с моря

the Sailor, Home from the Sea 1960 год Переводчик: И. Пигулевская

– Доброе утро, капитан.

– Доброе утро, Хэнкс.

– Кофе готов, сэр, садитесь.

– Благодарю, Хэнкс.

Старый человек сел к кухонному столу.

Он посмотрел на свои сложенные руки: они были напряжены, как трепещущая в ледяной воде форель, и даже воздух вокруг них дрожал. Когда ему было десять лет, он видел таких форелей в горных потоках. Его восхищало тогда это трепетание – потому что, пока он смотрел, они как бы выцветали.

– Капитан, – встревоженно спросил Хэнкс, – вы здоровы?

Капитан резко поднял голову, и в глазах его блеснуло прежнее пламя.

– Я думаю! И что значит «вы здоровы»?

Повар поставил на стол кофе, от которого разносился теплый аромат женщины, настолько отдаленный в минувшее, что капитан почувствовал только смутный залпах мускуса и толченых благовоний. Внезапно он чихнул, и Хэнкс подошел к нему с носовым платком.

– Спасибо, Хэнкс. – Он высморкался, а потом осторожно отпил ароматную жидкость.

– Хэнкс?

– Да, сэр, да, капитан?

– Барометр падает.

Хэнкс обернулся и посмотрел на стену.

– Нет, сэр, он показывает хорошую и тихую погоду; это и показывает – хорошую и тихую!

– Буря надвигается. Нас ждет трудное плавание, и пройдет много времени, прежде чем снова наступит затишье.

– Не говорите так! – сказал Хэнкс, повернувшись к нему.

– Надо говорить, как чувствуешь. Затишье когда-нибудь кончится. И начнется буря. Я давно готов к ней.

Давно, да. Сколько лет? Песок вытек из песочных часов и больше ничего не измерит. И снег засыпал его, как бы наслоившись белым поверх белого, погребя все под глубокими холодными пластами воспоминаний.

Он встал, покачнувшись, подошел к дверям корабельной кухни, распахнул их и вылез наружу…

на открытую галерею верхнего этажа дома, построенную, как нос корабля; на галерею, сделанную из просмоленных досок старых кораблей. Посмотрел вниз, не на воду, а на выгоревшую летом землю на переднем дворе. Подошел к перилам и вгляделся в слабо закругленную линию холмов, тянущихся везде, куда бы не повернулся человек, куда бы не бросил взгляд.

«Что мне здесь делать, – подумал он в сильном возбуждении, – в этом странном доме-корабле, стоящем без паруса посреди пустынных прерий, где единственный звук – это свист крыльев птицы, летящей в одном направлении осенью и в противоположном – весной!»

Успокоившись, он взял бинокль, что висел на перилах – осмотреть пустынную местность.

Кэт, Катрин, Кати, где ты сейчас?

Ночью, забравшись глубоко в постель, уже засыпая, он вспомнил прошедший день и свои блуждания по закоулкам памяти. Он был один, уже двадцать лет один, если не считать Хэнкса – первого, кого он видел при восходе солнца, и последнего – при закате.

А Кэт?

Перед тысячью бурь и тысячью штилей прошла буря и наступил штиль, которые оставили глубочайший след в его жизни.

– Это он, Кэт! – услышал он разносящийся ранним утром над палубой свой голос. – Это тот корабль, на котором мы поплывем, когда пожелаем!

И они снова отправились в путешествие. Кэт, как какое-то чудо… скольких… чуть больше двадцати пяти лет, а он уже давно за сорок, но не старше ребенка. Он взял ее за руку, и они пошли вверх по мосту. Тогда Кэт с легким колебанием обернулась лицом к холмам Сан-Франциско и сказала вполголоса, ни и кому не обращаясь:

– Никогда больше я не ступлю на сушу.

– Прошу тебя, не говори так!

– О, да, – настаивала она тихо. – Это будет очень долгое путешествие.

И на миг он почувствовал только сильный скрип корабля, как будто судьба вернулась во сне.

– Почему ты сказала это? – спросил он. – Это нелепо.

Кэт прошла вперед и ступила на корабль.

Отплыли они той же ночью от Южного острова: молодой муж, похожий медлительностью на черепаху, и молодая жена, подвижная, как саламандра, что танцует в огненной печи камбуза в августовские жаркие вечера.

Потом, в середине плаванья, над кораблем опустился штиль, подобно огромному теплому дуновению, что испускает парус в печальном, но спокойном вздохе.

А может быть, это был вздох его или Кэт, которая поднялась на палубу, чтобы послушать.

Но ни одна мышь не пискнула среди канатов, ни единого звука не издавали паруса, и ни разу по палубе не шлепнула босая нога. Видно, корабль был околдован. Наверное, поднимающаяся Луна изрекла свою серебряную мысль – «покой».

Моряки, окаменевшие на своих местах от заклинания, не обернулись, когда капитан и его жена отошли от релинга, потому что настоящее превратилось в вечность.

Тогда, как бы прочитав будущее в зеркале, пленившем корабль, она жарко воскликнула:

– Никогда не было более красивой ночи, не было двух более счастливых душ на лучшем, чем этот, корабле. О, мы можем оставаться тут тысячу лет, настолько это прекрасно. Это наш собственный мир, в котором мы сами создаем правила и живем, повинуясь им. Обещай, что никогда не позволишь себе умереть.

– Никогда, – ответил он. – Но почему ты говоришь это?

– И меня заставь поверить в это.

Тогда он вспомнил и рассказал ей легенду, в которой говорилось об одной умной и красивой женщине, которую стали ревновать боги. И однажды они сделали так, что она оказалась в море, на корабле, и никогда не могла уже достигнуть суши, потому что земля обременит ее своей тяжестью, она ослабнет от чрезмерных познаний, бессмысленных путешествий и бурных волнений, и это погубит ее. А если она останется в море, то будет жить вечно, молодая и красивая. Эта женщина плавала много лет и множество раз проплывала мимо острова, на котором жил, старея, ее любимый. Много раз она звала его, хотела сойти на берег. Но он боялся гибели любимой и всегда отказывал в ее просьбе. И тогда она решила сама сойти на сушу и прийти к нему. Они провели вместе одну ночь, ночь красоты и дурмана, а на восходе солнца он увидел рядом с собой старуху, сморщенную, как увядший лист.

– Я где-нибудь слышал эту легенду? – спросил он. – Или кто-нибудь потом будет рассказывать ее, а мы сами будем ее частью? И потому ли они покинули сушу, чтобы не истощили их грохот, суета и миллионы людей и вещей?

Но Кэт только улыбнулась ему. Она откинула голову назад и свободно засмеялась, так что все мужчины обернулись и тоже улыбнулись.

– Том, Том, вспомни, что я сказала, когда мы отправлялись в плавание? Что никогда больше не ступлю на сушу. И конечно, я поняла, зачем ты меня увез. Хорошо, я останусь на корабле, куда бы мы не отправились. Пусть все это никогда не меняется, и ты всегда останешься таким, правда?

– И мне всегда будет сорок восемь!
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   39

Похожие:

Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconРэй Дуглас Брэдбери Сборник 9 конвектор тойнби рэй Брэдбери Сборник...
Роджер Шамуэй плюхнулся на сиденье вертолета, пристегнул ремень, запустил пропеллер и устремился к летнему небу на своей «Стрекозе»...
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconБрэдбери механизмы радости
Отец Брайан решил пока не спускаться к завтраку, поскольку ему показалось, что он слышит там, внизу, смех отца Витторини. Витторини,...
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconБрэдбери Рэй Брэдбери Рэй и грянул гром Рэй Бредбери и грянул гром...

Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconИрвинг Стоун Муки и радости
«Муки и радости» — роман американского писателя Ирвинга Стоуна о величайшем итальянском скульпторе, живописце, архитекторе и поэте...
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconРозов ВикторВ поисках радости
Виктор Розов в поисках радости комедия в двух действиях действующие лица клавдия Васильевна Савина 48 лет
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconНиколай Евграфович Пестов Основы православной веры
Все эти радости законны, но они не совершенны: беды, горести и болезни наполняют всякую жизнь, и время, занимаемое ими, обычно намного...
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconЭми Тан Клуб радости и удачи ocr: Phiper
«Тан Э. Клуб радости и удачи: Роман»: Иностр лит. – 1996. – № – С. 108 181
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconКассандра Клэр Механическая принцесса Адские механизмы 3 Кассандра Клэр Адские Механизмы 3
Я боюсь, – сказала маленькая девочка, сидя на кровати. – Дедушка, ты можешь остаться со мной?
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconНиколай Левашов Сущность и Разум Том 1 Сан-Франциско 2000 год
Кроме этого, автор проливает свет на природу памяти, опять-таки впервые показывает механизмы формирования как кратковременной, так...
Рэй Брэдбери Сборник Механизмы радости 1964. raybradbury ru. The Machineries of Joy / Механизмы радости iconРэй Дуглас Брэдбери градус по Фаренгейту Рэй Брэдбери градус по Фаренгейту
Уокигане (штат Иллинойс). А летними месяцами вряд ли был день, когда меня нельзя было найти там, прячущимся за полками, вдыхающим...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
vb2.userdocs.ru
Главная страница